Сонин против золотого стандарта

Константин Сонин в Ведомостях высказывается против золотого стандарта. Если помните, мы недавно говорили на эту тему, и хотя я был не так категоричен, вывод тоже был негативным.

ВЕДОМОСТИ
Правила игры: Против «золотого стандарта»

Во времена экономических кризисов в обществе бродит немало простых, понятных каждому, неверных решений для сложных проблем. Далее

Советую также посмотреть ссылки в ЖЖ у Константина, хотя многие из них и перекликаются с ссылками из моего поста. Думаю скоро там разгорится интересная дискуссия.

Десять правил Нассима Талеба

В FT вышла статья Нассима Талеба со списком 10 правил поведения в кризис. Все вокруг в восторге. Ведомости и Суперинвестор даже уже сделали перевод на русский. Мне, если честно, этот список совсем не понравился. Хотя там есть много мыслей, с которыми я бы мог согласиться, мне кажется что сам этот список показывает, что мы переоцениваем Талеба. Он может сейчас сказать что угодно, и все будут слушать с открытыми ртами. Я свои претензии к статье выскажу чуть позже, а пока вы высказывайте свои. Что не понравилось? С чем не согласны? Где автор слишком упрощает?

м

И о футболе

В той же газете Ведомости (см. предыдущий пост) вышел еще один забавный материал:

Питерский ФК «Зенит» направил официальное письмо в министерство транспорта с просьбой разобраться в резком повышении цен на авиабилеты до Манчестера. Там 14 мая пройдет финал Кубка УЕФА, в который вышел петербургский клуб после победы над мюнхенской «Баварией» с общим счетом 5:1. Ожидается, что этот матч посетит почти 9000 фанатов из России. «Зенит» уже продал 5800 билетов, еще 3000 должны поступить в продажу сегодня.

На взгляд любого здравого человека ситуация вполне понятная. Спрос резко растет, предложение авиабилетов сильно увеличить сложно, вот цена и выросла. Непонятно, чего фанаты нашли в этом несправедливого. Просто по старым ценам всех их перевезти невозможно, значит цена должна поднятся, что бы билеты получили те, кто цених их дороже. Это простейшая рыночная механика.

При этом стоит заметить, что до Манчестера можно при желании долететь сотней путей, так что если очень хочется попасть на матч все же можно. Не говоря уж о том, что самые преданные фанаты могли бы купить билет и до победы Зенита в полуфинале, показав таким образом свою веру в любимый клуб (а вернуть билет обычно не составляет труда).

Но естественно фанатам как и клубу в данном случае легче пожаловаться на злых капиталистов, чем признать собственную непредусмотрительность. В экономике мы такое поведение называем rent-seeking (дословно поиск ренты).

Что-то здесь не так

Газета Ведомости подсчитала, сколько получают главы так называемых госкорпораций. Вот, что получилось:

Таблица из газеты Ведомости

Легко заметить, что хотя эти менеджеры вряд ли жалуются на жизнь, получают они по меркам частного рынка не так уж много. Даже менеджер весьма среднего звена может получать такие же деньги в гораздо меньшей частной корпорации. При этом по задумке госкорпорации должны именно что заменять частные (а значит быть более эффективными). Может показаться, что платить работникам меньшую зарплату эффективно, но на самом деле так не бывает. Если человек соглашается занять должность в госкорпорации за заведомо низкую зарплату, значит либо он намного хуже соответствующих частных менеджеров, либо (что мне кажется более вероятным) надеется заработать на стороне.

Для политиков это обычное дело. Они соглашаются на работу с маленькой зарплатой, надеясь заработать либо воровством либо наоборот репутацией после выборов. Видимо с госкорпорациями в России происходит то же самое. На мой взгляд, это четкий сигнал того, что свою реальную функцию замены частного рынка корпорации не выполняют. Вместо этого они создают еще один шанс для чиновников поконтролировать экономику.

Экономика призыва III

Вчера в России начался весеннний призыв. С упорством, достойным лучшего применения, наша страна продолжает наступать на одни и те же грабли. Думаю, имеет смысл напомнить об идиотичности происходящего как минимум с нашей экономической колокольни. Я уже писал об этом и не разне два), но реакция читателей показывает, что моего аргумента они все-таки не поняли, видимо по моей вине. Так что попытаюсь еще раз. Правда в этот раз я не один. На подмогу пришли Сергей Гуриев и Олег Цывинский, которые написали по случаю очень неплохую колонку в Ведомостях. На мой взгляд, правда там умалчивается о главных проблемах, но все равно советую прочитать.

Для экономиста в призыве может существовать только один важный вопрос: выигрывает ли от него общество. Ответ на этот вопрос, как и на аналогичный вопрос о рабстве, одназначен. Нет, не выигрывает. По крайней мере, если мы считаем призывников за равноправных членов того самого общества. Это не значит, что в некоторых условиях от призыва не выигрывает правительство, но это не должно наc волновать, как не волнуют выигрыши рабовладельцев. Важен совокупный эффект. Постараемся понять, почему призыв всегда наносит вред обществу.

Представьте себе, что вы молодой человек призывного возраста. Допустим, на гражданской службе вы бы могли зарабатывать 100 условных рублей. Это ваша максимальная зарплата в секторе, где вы лучше всего себя проявляете. Возможно, вы программист или журналист или менеджер или что-то еще. В данном случае 100 рублей можно считать вашим вкладом в общество. Работая солдатом за деньги вы бы смогли произвести товаров только на 85 рублей, потому что солдат из вас никакой, не то что программист. Правительство заставляет работать вас бесплатно.  При этом вы производите 85 рублей общественной пользы. Если бы вы нашли кого-нибудь еще, кто готов был бы работать за 85 рублей профессиональным солдатом вместо вас, то вы (и общество) получили бы 15 рублей чистой выгоды. То есть в нашем случае призыв делает общество на 15 рублей беднее.

У некоторых читателей наверняка появился вопрос, а что если не появится этот второй человек, готовый работать за 85 рублей. На самом деле, он всегда появится. Возможно он захочет не 85 рублей, а 99, но даже в этом случае общество выиграет. Происходит это потому, что мы изначально предположили, что ваш заработок будет больше на гражданской работе, а если бы никто не хотел работать в армии за меньше ста рублей, то там бы выросли зарплаты, и вы бы уже решили служить. Надо понимать, что хотя эта модель очень сильно упращенная, ее логика достаточна для общего случая. Если у нас два героя А (гениальный программист) и Б (с душой военного), то выгоднее что бы А работал программистом, а Б контрактником, чем А был призывником, а Б хлеборезом каким-нибудь. Потому что в первом сценарии совместно они производят больше общественной выгоды, засчет большей эффективности.

Вернемся у государству. Какое ему дело до теоретических построений? Правительство живет на наших налогах, а значит и ему будет выгоднее иметь контрактную армию. К сожалению, в нашем случае правительство и главнокоммандующий совсем не так заитересованы в выгоде для общества или даже для бюджета, как в личном благосостоянии.

Это в теории. На практике, у системы призыва выявляется еще много недостатков. Среди них неэффективное использование бесплатной рабочей силы (строительство дач генералам), искажение отношений между солдатами (дедовщина), коррупция и пожалуй самое печальное совершенно дикое искажение российской системы образования.

О швейцарских банках

В газете Ведомости вышла очень странная статья за авторством Исаака Беккера про влияние финансового кризиса на банковскую систему Швейцарии. На мой взгляд, автор допусти несколько очень важных ошибок. Хотя возможно не прав я. Но попробую все-таки поспорить. Для начала циатата:

Но теперь миф, который нашел свое отражение и в народной мудрости, гласящей «надежно, как в швейцарском банке», похоже, дал глубокую трещину, которая может стать началом его конца.

Идея в том, что проблемы крупнейших швейцарских банков всвязи с ипотечным кризисом сделают всю банковскую систему страны рискованной и возможно погубят ее.

Во-первых, стоит отметить, что автор забывает о разделении функций банка. Коммерческие банки, которыми особенно известна Швейцария это одно, а инвестиционные банки другое. И хотя многие корпорации сейчас совмещают две функции, проблема одной вовсе не обязательно говорит что-то о другой. Управление активами богатых людей во всем мире и рядовых швейцарцев, которым славится, например, UBS совсем не обязательно должно быть связано с инвестционным отделением той же фирмы, которое и понесло все убытки от кризиса. Коммерческие же отделения швейцарских банков, насколько я могу судить, сильно не пострадали.

Во-вторых, не надо забывать, что хотя такие банки как UBS и Credit Suisse остаются формально швейцарскими, реально это уже давно глобальные корпорации, для которых Швецария просто одна из основных стран. Это если мы говорим об инвестиционных отделениях банковских корпораций. К обычным банкам все это не обязательно относится. В любом случае, мне кажется, что сегодняшние проблемы этих банков очень мало относятся к швейцарской финансовой системе. Если кому и придется их спасать, то это будут американские, английские или европейские органы, где рынки больше всего пострадают.

В-третьих, автор полностью забывает в чем собственно состоит, как он выражается, «мифическая» надежность банков. Дело не столько в стабильной финансовой системе (в конце концов финансовой надежности можно найти где угодно просто вкладывая в американские облигации), сколько в правильной структуре институтов. В Швейцарии (хотя в последнее время меньше) стараются блюсти банковскую тайну, уважают права клиентов, суд никогда не отберет денег и даже замораживать счета не любит. Проще говоря, человек может быть спокоен, что его деньги будут сохранны от государства. А с этим в Швейцарии пока все в порядке.