Кризис по Коузу?

Читатель buzzz прислал нам на почту такой вопрос:

1) К сожалению, никак не могу понять, в чем суть транзакционных издержек. Понимаю, мой вопрос вызовет усмешку, но чем больше о них читаю, тем больше не понимаю. Не могли бы вы дать определение?
2) Вопрос: не могли бы вы сказать как именно с помощью теории Коуза можно объяснить поведение крупных образований, скажем, транснациональных корпораций?
3) Говорит ли что-нибудь теория Р. Коуза на счет текущего кризиса? Как там на счет «рынок все расставит»? :)

Пойдем по пунктам.

1. Интересно, что хотя термин «транзакционные издержки» почти всегда связывают с Рональдом Коузом, сам он его не придумал, и начал использовать только в относительно поздних статьях. А в своей первой известной статье «Природа фирмы» Коуз говорит об «издержках использования ценового механизма». Такая формулировка, хоть и не очень удобна, помогает разобраться в сути термина. Под транзакционными издержками экономисты понимают траты обеих сторон на собственно совершение сделки. Легче всего это понять на примерах. Допустим, вы покупаете подержаный компьютер на аукционе Ebay. Вы выигрываете аукцион со ставкой в 500 долларов, но в реальности часть из этих денег уходит самому Ebay в виде коммисии за предоставление торговой площадки. Еще часть может уйти платежной системе, другая — потратиться при конвертировании валют. Все это транзакционные издержки. Без Ebay вы бы просто не нашли того самого продавца, поэтому ваша сделка не бесплатна. Точно так же большинство брокерских контор берет коммиссию за покупку ценных бумаг. Транзакционные издержки могут принимать и скрытую форму. Например, время затраченное на поиск правильного продавца/покупателя тоже входит в транзакционные издержки.

В транзакционные издержки входит и необходимость исполнять контракт. То есть при работающей судебной и правозащитной системе любая сделка становится дешевле. В Индии или России многие сложные сделки, основанные на доверии (например, кредитование) выходят намного дороже из-за отсутствия правильных институтов по борьбе с транзакционными издержками. Поэтому там приходится придумывать такие бессмысленные для развитого мира вещи как Грамин Банк, а процент по кредиту как правило намного превышает разумный уровень. Издержки по открытию бизнеса, по оплате налогов и так далее тоже можно рассматривать как транзакционные.

2. Тут надо четко понимать, что мы понимаем под «теорией Коуза». Если говорить о природе фирмы, то транснациональные корпорации очень хорошо в нее вписываются. Оказывается, что одна большая компания в том числе за счет экономии на транзакционных издержках может работать эффективнее чем несколько маленьких. Очень вписывается в эту теорию и аутсорсинг, там где он встречается. Крупная компания по Коузу может быть эффективной, но иногда может стать слишком громоздкой для управления, и тогда некоторые функции необходимо выделить в отдельный бизнес. В истории корпораций таких примеров предостаточно и для этого вовсе не обязательно антимонопольное законодательство. Если же мы говорим о «теореме Коуза», то транснациональные корпорации очень удобны для решения вопросов, потому что вместо торговли с десятью фирмами, можно договориться с одной. Например, если бы решили бороться с загрязнениями окружающей среды в рамках мира, а не отдельных стран, то с большими корпорациями можно было бы легко договориться, а вот с тысячью маленьких вряд ли. Но сомневаюсь, что читатель хотел именно ответа, так что мне бы помогло уточнения вопроса. О каких конкретно аспектах деятельности мы говорим?

3. В экономике применить можно все что угодно к чему угодно. Теорему Коуза можно применить к кризису сотней разных способов. Но ни в коем случае не через формулировку «рынок все расставит». Просто потому что она об этом не говорит. Теорема Коуза как и любая теория построена на четких предпосылках. Если они все выполняются, то рынок действительно сам разберется, но в реальности такого никогда не бывает. Значение теоремы Коуза не в этом. Ее главный смысл в том, что если рынок разбирается плохо, то это вовсе не значит, что кто-то может разобраться за него. Рынок разбирается плохо по каким-то серьезным причинам, и просто так обвинять его в ошибках нельзя. Надо смотреть на конкретную ситуацию и анализировать, можем ли мы в данном случае что-то сделать лучше рынка. В большинстве случаев оказывается, что нет. Например, можно утверждать, что из-за специфических норм американского регулирования была скомпроментирована система рейтингов, призванная снизить транзакционные издержки для инвесторов. Или, что деятельность Fannie Mae и Freddie Mac нанесла ущерб традиционной системе оценки рисков ипотек. То есть в данном случае транзакционные издержки упали (банк мог спокойно выдавать ипотеку каждому), но как бы фиктивно, что сделало рынок намного больше, чем он должен был быть. Регулирование может наносить ущерб, а не только пользу.

Теорема Коуза на марше

Если помните, некоторое время назад мы рассказывали о так называемой Теореме Коуза. Я тогда привел  своими словами ее классическую формулировку, хотя в реальной жизни она очень редко бывает полезна. Редко, но не никогда, как показывает практика. Вспомним еще раз, о чем писал Коуз. Например, так его суммирует один из российских сайтов*:

Теорема Коуза гласит: «Если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то размещение ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменным и эффективным независимо от изменений в распределении прав собственности».

Собственно непрактичность этого результата сразу очевидна. Ведь нулевых транзакционных издержек не бывает. И все-таки в редких случаях рынок может устранять внешние эффекты по Коузу. Даже в России:

ОАО «Норильскгазпром» решило проблему хищений газового конденсата из 600 километрового трубопровода. Как сообщили ИА REGNUM в пресс-службе предприятия, данная проблема всегда стояла очень остро — хищениями конденсата занималось местное коренное население Таймыра.

Оленеводы вскрывали трубы и сливали газоконденсат прямо из газопровода, который проходит по тундре. Качество конденсата уникальное — по составу он сопоставим с бензином АИ-80, и жители тундры, которым не всегда хватает топлива, использовали его различных нужд, в том числе для обогрева жилищ. В результате работникам управления магистральных трубопроводов регулярно приходилось объезжать тундру и заниматься ремонтом в условиях 50 градусного мороза и сильного ветра.[…]

Для того, чтобы предотвратить хищения, сотрудники «Норильскгазпрома» своими силами охраняли трубопровод, но эти меры оказывались малоэффективными в связи с его значительной — в 600 километров — протяженностью. Выход из положения нашел генеральный директор ОАО «Норильскгазпром» Антон Мышаков: во всех родовых оленеводческих хозяйствах были проведены сходы, на которых руководство предприятия предложило коренному населению сотрудничество — газопровод разбили на участки, и каждое родовое хозяйство взялось охранять свою часть стратегического объекта, которым является газопровод. Практически сразу хищения резко сократились, оленеводы стали получать ежемесячно по 600 литров конденсата на свои нужды, «Норильскгазпрому» удалось сократить издержки на устранение аварий, а тундра осталась чистой.

Не знаю учил ли когда-либо экономику Антон Мышаков или сам до этого дошел, но инициатива безусловно вызывает уважение. Не часто встретишь у нас такие чистые применения «правильной» экономической теории.

На самом деле, российские газовщики конечно не первые. Еще достаточно давно похожий подход был использован правительством Зимбабве в качестве средства борьбы с браконьерами. Никакие усиления охраны не помогали, потому что только поднимали цену слоновьей кости. В итоге правительство выдало слонов во владение местным жителям. Не знаю как удалось уговорить правительство даже попробовать это, но результат не заставил себя ждать. Когда слоны кому-то принадлежат, этот кто-то их охраняет. Расходы на ловлю браконьеров упали, смерти слонов резко сократились, потом что живой слон оказался прибыльнее мертвого. Более подробно об этой истории можно прочитать здесь (англ.).

Еще о стимулах и подушках безопасности

Недавно, я писал про то, как подушки безопасности увеличивают количество ДТП, хотя и сокращают вероятность смерти в ДТП. В итоге число смертей может и не измениться, что на самом деле было подтверждено статистикой в америке в 70х. С тех пор правда машины могли стать еще более безопасными, что в теории не должно было изменить результата. Однако, я тогда не продумал один посторонний эффект. Если ремни и подушки безопасности увеличивают число аварий, то безусловно от этого страдает больше пешеходов. Причем поскольку их ничто новое не защищает, то они будут больше страдать от введения обязательных мер безопасности.

В экономике это называется внешним эффектом. Примерно так же (только в гораздо меньшей степени) мы страдаем от выбросов фабрик. Внешние эффекты как правило не включены в принятие решений. Никто не задумывается о пешеходах, когда речь идет о подушках безопасности. Бороться с этим можно методом Коуза. В данном случае это нереально. Пешеходы не могут платить автомобилистам, что бы те не носили ремни или ездили более аккуратно. Первое запрещено законом, а второе нельзя или очень дорого проверить. Другой распространенный метод это пиговианские налоги. Мы это уже применяем в форме штрафов за нарушения. Через это повышается цена сбития пешехода для водителя. Соответственно, если машины становятся безопаснее, мы должны увеличивать штрафы или вводить другие наказания, что бы сохранить статус кво.

Штрафы надо не только вводить, но и заставлять их платить.известно, что в России умирает в 4 раза больше людей, чем в Великобритании, хотя общее количество машин меньше. Правила везде примерно одинаковые, но за их исполнением на Альбионе следят лучше. В том числе потому, что у полиции больше стимулов честно выполнять свою работу, а многие российские гаишники живут за счет взяток, а это не всегда заставляет его пресекать все преступления. Хотя, конечно, не все дело в коррупции. Вполне вероятно, что российские водители сами по себе более рискованные и что сами законы мягче.

Самое важное, когда мы оцениваем тот или иной закон, не забывать о том, что люди реагируют на стимулы. И иногда результат абсолютно противоречит нашей интуиции, как например показывает пример с штрафами родителей, поздно забирающих своих детей из детского сада. Правительства это иногда понимают, но предпочитают зарабатывать легкие политические очки на недостаточной осведомленности избирателей. Причем эту недостаточную осведомленность тоже можно объяснить. В условиях демократии рациональный избиратель не будет тратить свое время на вникание в суть закона, потому что его голос все равно мало что решает. Единственный выход — учить экономику. Если вам правительство вдруг скажет, что оно придумало вечный двигатель, вы вряд ли в это поверите, потому что еще в школе на уроках физики вам объясняли, что это невозможно. А с экономикой такого же уровня фокусы пока выходят.

Например, на мой предыдущий пост по теме, один из комментаторов написал, что самолеты иногда падают, даже не смотря на очень большую вероятность смерти пилота (она по идее должна снижать количество катастроф). На самом деле, да самолеты падают. Но падают они гораздо меньше чем могли бы, если бы пилоты в большинстве случаев не были бы предельно аккуратны. Именно потому что риски так велики. И падают они в тысячи раз реже, чем врезаются машины. Естественно надо еще и не забывать, что пилоты тоже разные. И сравнивать определенного пилота можно только с самим собой. Человек, управляющий каким-нибудь супер-безопасным Боингом может и рулит опаснее, но опаснее, чем он сам управлял бы на полуразвалившейся Цесне, а не чем на том же Боинге какой-нибудь военный летчик.

Гениальная простота Рональда Коуза

Ronald Coase // nobelprize.orgВ нашем блоге уже было небольшое описание главных экономических школ. Одна из, на мой взгляд, самых интересных из них это так называемая Чикагская Школа, названная в честь университета, где она родилась, но выделяется она вовсе не географически. Экономисты (и иногда юристы), которых туда записывают отличаются своим особым взглядом на мир вообще и на экономический подход в частности. Не даром восемь из них были отмечены Нобелевскими премиями. Самый известный из «чикагцев» это конечно же Милтон Фридман, но сегодня я хотел рассказать не о нем, а о Рональде Коузе, пожалуй, одном из самых неортодоксальных экономистов двадцатого века.

Многие даже отказываются считать Коуза и его главные достижения частями науки экономика, хотя после вручения ему Нобелевской Премии в 1991-м году таких стало гораздо меньше. За свою научную карьеру Коуз написал не так уж много научных статей, но они всегда отличались оригинальностью мышления и кажущейся простотой результата.  Первая из них родилась, когда он был еще студентом в своей родной Англии и социалистом (позже, следуя знаменитому аффоризму Черчилля он стал одним из главных его противников). Коуз начал с простого вопроса: почему плановая экономика СССР, критикуется западными экономистами, если очень похожие на нее корпорации вроде Ford’а настолько успешны. Чтобы найти ответ Коузу пришлось самому придумать не много ни мало «природу фирмы». В одноименной статье он заметил, что фирмы создаются людьми добровольно для снижения «транзакционных издержек» (один из главных терминов в карьере Коуза), тогда как в государстве таких мотивов нет и там плановость только создает неэффективность. Коузовское объяснение природы фирмы сегодня общепринято и стоит в основе многих теорий управления, а также модного «нового институционализма».
Читать далее