Предложения Медведева

Вчера в интернете появился официальный документ с предложениями президента Медведева к встрече G20. Хотя в сети на него в основном отреагировали негативно, по-моему, стоит посмотреть на него чуть внимательней, потому что там среди абсолютно бессмысленных, но приятных слов есть пара мыслей. Начнем с самых неоднозначных предложений:

В настоящее время странами «двадцатки» принимаются меры по стимулированию внутреннего спроса в национальных экономиках. Признавая необходимость этих антикризисных мер, считаем необходимым так обеспечить их реализацию, чтобы они не вступали в противоречие с задачами обеспечения средне- и долгосрочной макроэкономической устойчивости, выраженной в низкой инфляции, приемлемом бюджетном дефиците и уровне государственного долга.

Читатели Рукономикса могут вспомнить, что я не поддерживанию планы по стимулированию экономики (как это делает, например, Обама в Америке), поэтому был приятно удивлен такой позицией Медведева, хотя высказать ее можно было и более агрессивно. Даже в такой формулировке она очень напоминает один из выводов Дарона Асемоглу. Кстати оппозиционный политик и бывший российский чиновник Владимир Милов у себя в блоге очень странно отреагировал именно на эту часть документа. Почему-то он считает, что график падения производства в России однозначно доказывает, что надо стимулировать экономику. Хотя уж он-то должен знать, что даже в Америке и Европе стимулирование пока даже не началось, и деньги вряд ли дойдут до экономики раньше 2010-го года, так что график за последние месяцы уж никак не может служить аргументом в этом споре. Не говоря уж о том, что на промышленность в России влияет еще тысяча разных факторов, и в основном это совсем другие вещи.

Правда и российский президент тут не обошелся без лицемерия. При инфляции в стране в двузначных числах и одними из самых недружелюбных к бизнесу нормах в развитом мире стыдно должно быть говорить о «долгосрочной макроэкономической устойчивости, выраженной в низкой инфляции». Понятное дело, что такой документ не предназначен для признания ошибок, но это не значит что можно предлагать другим то, что ты сам не хочешь выполнять.

– Расширение (диверсификация) перечня валют, используемых в качестве резервных, на основе принятия согласованных мер по стимулированию развития крупных региональных финансовых центров. В этом контексте следует проработать вопрос о создании специфических региональных систем, способствующих снижению волатильности обменных курсов таких резервных валют.

А вот здесь согласиться с президентом трудно. Налицо непонимание самой идеи резервной валюты (там оно еще несколько раз очень наглядно показано в документе). Резервной валюта становится не по чьему-то указанию, она может появиться только естественным путем. Страны с фиксированными обменными курсами сами выбирают, по отношению к кому им отсчитывать свою валюту, и резервы автоматически нужно хранить именно в этой валюте. Иначе не очень понятно, зачем такие резервы нужны. Обычно в роли резервной валюты выступает доллар, что почему-то не нравится России. Но все проблемы России с рублем и других стран с их валютами идут от своей политики, а не из Америки. Там пока все нормально, никаких причин к краху не вино, так что проблема тут только в отказе брать на себя ответственность. К тому же, для большинства стран это вообще не особо актуально на сегодняшний день.

– Создание наднациональной резервной валюты, эмиссия которой будет осуществляться международными финансовыми институтами. Представляется целесообразным рассмотреть роль МВФ в этом процессе, а также определить возможность и необходимость принятия мер, которые позволят СДР стать признанной всем мировым сообществом «суперрезервной» валютой.

Совершенно непонятно, как это все будет работать. Возможно президент имеет в виду некий аналог золотого стандарта, но мне почему-то кажется, что он просто начитался глупых предложений, которые с неизбежностью появляются в момент кризиса. При этом глупость оказалась смешана с потенциально интересной идей начать использовать СДР.

Кроме этих, в документе есть несколько умных (повышение финансовой грамотности) и несколько очень общих пустых предложений. В документе вроде бы есть несколько оригинальных идей, но не похоже, что президент Медведев собирается делать хоть что-то конкретное сам, ведь в России многие из описываемых проблем намного актуальней.

Update

Реакция Сергея Алексашенко:

У меня нет никаких сомнений в том, что на саммите мало кто из мировых лидеров захочет всерьез обсуждать эти предложения (к большому для России сожалению там не будет верного Чавеса или хитрого Ахмадинеджада), лидеры будут искать точки согласия и, если вдруг такое случится, и им удастся сделать прорыв в каком-то вопросе, то российский вклад в это будет минимальным.

Не поспоришь.

Антикризисные мифы

Правительства разных стран продолжают бороться с кризисом. К сожалению, большинство из них отказываются понять одну очень важную вещь. Почему-то почти вся политика сегодня основана на странной идее, что кризис случился просто так, а значит надо только восстановить все как было до кризиса, и будет все отлично. Поэтому предлагаются целый ряд мер, направленных на консервацию экономических проблем, а не их решение. На самом деле, кризис говорит о том, что экономика была устроена неэффективно, а значит что-то должно измениться. Давайте рассмотрим на примере.

Вчера в Коммерсанте вышла статья с планами российского правительства по антикризисным мерам в образавании:

Как следует из доклада экспертного совета при правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики под руководством первого вице-премьера Игоря Шувалова (разработан Академией народного хозяйства), правительству предлагают изменить планы. В тексте декларируется, что в период кризиса следует любой ценой удержать студентов в вузах — ведь работать молодежи будет негде.

Набор антикризисных мер по развитию образования в условиях роста безработицы выглядит революционным. Так, эксперты правительства предлагают увеличить срок обучения в школе до 12 лет — таким образом выход на рынок труда для подростка отсрочится еще на этапе поступления в вуз.

И так далее. Предлагается не сокращать псевдо-вузы и вообще не ограничивать доступ к ним. Я тут не буду обсуждать технические проблемы, например, с армией, а хочу поговорить о логике этого предложения. На первый взгляд, все выглядит симпатично: правительство заботится о студентах, страна получает больше образованных людей, безработица чуть меньше и так далее. Но по факту это означает, что мы всего лишь надеемся, что кризис обойдет нас стороной, а дальше школьники спокойно вольются на рынок труда. В реальности для преодоления кризиса должен измениться в частности и кадровый состав. В некоторых отраслях будут сокращения не временно, а навсегда. Для заполнения спроса в других регионах и других отраслях старые безработные не помогут. Наоборот нужны новые работники, которые помогут вырасти новым отраслям, новым компаниям. Для этого лучше всего подходят выпускники системы образования. А вот тех, кто уже не сможет найти работу по специальности имеет смысл обучать новой. Поэтому искусственно задерживать школьников сегодня — не давать экономике перестроиться. Не говоря уж о том, что никто не знает, куда уйдет этот лишний год. Можно говорить о том, что образования у нас сейчас слишком мало, но это ведь не повод просто прибавлять год. Нужно найти для него полезные применения. Пока этого не видно.

С высшим образованием все еще серьезней. До кризиса расцвело бесчисленное количество ВУЗов с непонятным качеством образования. Пока у всех были деньги, это имело смысл. Сегодня, поддерживая эту неэффективную систему, мы опять же не даем стимула кому-то хоть как-то изменить свое поведение. Люди будут продолжать получть никому не нужные специальности в непонятных ВУЗах, а не искать себе полезную профессию. Мы уже много писали на эту тему, вывод всегда один и тот же: образование должно соответствовать спросу.

Точно так же в Америке банки пытаются заставить выдавать бессмысленные кредиты, хотя именно это вроде бы привело к кризису. Точно так же в России правительство помогает частным компаниям (от АвтоВаза до Норильского Никеля) без гарантий по реструктуризации. Деньги даются ровно тем людям, которые не сумели ими грамотно распорядиться. Для выхода из кризиса нужно не заливать огонь керосином, а искать первопричины и менять их.

Update: Как мне правильно подсказывают в комментариях, министр образования Фурсенко в интервью на Эхе говорит, что это всего лишь одна из идей, и он с ней не согласен. Так что не все так плохо.

Не приватизация

BFM.RU
2 февраля 2009 года // Недвижимость, Транспорт, Mirax Group, РЖД, Москва, Россия, Кризис, Кризис в России
Курский вокзал отдали Mirax Group
Здание Курского вокзала. Фото: PhotoXPress«РЖД» передало имущество Курского вокзала Москвы в доверительное управление ООО «БФМ — Курский вокзал», входящий в группу компаний Mirax Group, сроком на 5 лет. Это ООО, как надеется РЖД, «увеличит доход компании и расширит уровень услуг»
Продолжение статьи

Интересная идея. Кажется, что-то подобное придумали ис аэропортом Шереметьево. Вообще есть четыре основных способа (с подпунктами в каждом) разбираться с такого рода собственностью: полная национализация, аутсорсинг, приватизация с жестким регулированием и полная приватизация. Первый способ очевидно доказал свою несостоятельность, и руководство госмонополии решило перейти ко второму.

Вокзалы, в отличие от всей железнодорожный системы вполне могут управляться чисто коммерчески. Достаточно прописать в договоре, что частный владелец обязуется исполнять такие-то обязанности (поддерживать уровень безопасности, брать деньги за билеты и тп). Работают же частные аэропорты и те же вокзалы. То есть нет никакого смысла держать вокзал в государственной собственности, если на него есть частный покупатель. Но тогда непонятно, зачем отдавать вокзал в пользование, а не просто продавать его с молотка. Мне кажется, что ответ тут не самый приятный.

Через эту красивую схему деньги РЖД (государственной компании) и деньги частных покупателей услуг вокзала (в данном случае разнообразных лотков) уходят вместо государственного кармана в частный. Это вроде бы не так страшно, но важно, что прибыли эти Миракс получит не в результате конкуренции, инновации и прочего, а просто по решению сверху. Почему не был проведен открытый тендер на управление вокзалом? Возникает опасение, что преференцию Миракс получил, пообещав делиться доходами от вокзала с кем-то из принимающих решение о найме управляющего. То есть вроде бы правильная идея отхода от национализации (хотя и плохого отхода) проделывается очень некрасивым путем.

Обо всем понемногу

Кризис продолжается, а мы продолжаем за ним следить.

Во-первых, рубль в очередной раз упал по отношению к доллару, достигнув курса в 36 рублей. Курс за бивалютную корзину, по моим расчетам, составляет сейчас около 40.6 рублей. Получается, что за чуть больше недели рубль дошел до верхней границы, обозначанной ЦБ. Что интересно, цена на нефть за это время особенно не изменилась, даже немного выросла, что значит что по фундаментальным причинам курс сильно измениться не должен был (если конечно он не был заранее завышен). Как я уже писал, теперь перед ЦБ встанет вопрос, удерживать ли рубль на значении 41 или объвить об отказе от верхней границы. Тут все зависит от причин падения курса в последнии дни, но в любом случае дальнейшее ослабление рубля выглядит сейчас весьма вероятным.

Кстати к разговору об обменных курсах, в своей пресс-конференции на Ленте.Ру главный экономист Меррилл Линч по России говорит о «девальвации доллара». Хотелось бы, чтобы как минимум наши читатели этой ошибки не допускали. Доллар — свободная валюта, никто его никуда девальвировать не может. Курс доллара по отношению к другим валютам может (и так часто бывает) падать, но сегодня у ФРС нет задачи управлять курсом американской валюты. И даже если бы такая задача была, то очень сложно понять, относительно чего доллар можно девальвировать.

Во-вторых, Максим Кваша, бывший обозреватель Коммерсанта, снова начал вести свой экономический блог. Там в частности есть интересные посты об олимпиаде в Сочи как фискальной программе и о росте.

В-третьих, на старницах VOX (очень хороший сайт) два японских исследователя сообщают, что проблемы венчурных капиталистов (они сейчас не могут избавиться от активов с прибылью, а значит не хотят инвестировать в новые компании) не так уж страшны для перспектив экономики. Просто потому, что венчурные капитал вообще не играет большой роли в инновационном процессе.

В-четвертых, в журнале  Newsweek вышло отличное интервью с председателем ЦБ Зимбабве. Это как раз у него до сих пор продолжается гиперинфляция.

За остальными ссылками следите в нашем разделе «Интересное в сети» в правой колонке.

Свободный рубль

ЦБ России сегодня сделал очень важное заявление. Колебания курса рубля будут ограничены сверху ценой в 41 рубль за бивалютную корзину (примерно 36 рублей за доллар). Аналитики интерпретируют это как отпуск рубля в свободное плавание. Насколько я понимаю, консенсус, хорошо заметный по статье в Ведомостях, эксперты ожидают что рубль еще немного упадет, но более широкий корридор позволит ЦБ не терять так много резервов. Что ж, возможно так и будет.

Но, с другой стороны, равновесная цена рубля сегодня в основном завист от цен на ресурсы. Если они упадут, то рубль очень быстро достигнет верхней границы. Благодаря спекулянтам граница может быть достигнута даже раньше падения цен на нефть. И тогда у ЦБ встанет перед выбором. Либо он будет героически удерживать рубль, что означает тратить резервы, либо — он нарушит свое обещание. Первая стратегия не может быть успешной, если атака будет серьезной, об этом, например, может рассказать английское правительство, которое в 1992-м году не смогло удержать фунт после атак Джорджа Сороса и компании. К тому же российский центробанк не известен своей безупречной репутацией, да и сегодняшнее заявление нельзя интерпретировать как жесткую норму. Так что, как только появится необходимость, верхняя граница скорей всего будет пересмотрена.

Тогда вопрос, зачем вообще вводить границу, если вы вряд ли собираетесь ее выдерживать. Видимо, чтобы предотвратить панику, которой можно ждать при полном переходе на плавающий курс. То есть ЦБ как бы говорит, мы будем смотреть, чтобы рубль слишком сильно не прыгал без причины. Если спекулятивная атака будет основана на реальных трендах, то ЦБ скорей всего откажется от цифры в 41, но если это будет просто временное помешательство, то он поможет рынку сохранять спокойствие. В принципе, все логично.

Есть только одно большое но. Российский ЦБ надеется на доверие рынка, а на чем оно должно быть основано не очень понятно. Уже сейчас непонятно, откуда взяться этому доверию. Но если граница в 41 будет пересмотрена, а это может быть неизбежно, то доверие будет потеряно окончательно. Это серьезный риск. Мне кажется, надо было быть честнее, и сразу определить хотя бы несколько критериев, по которым граница в 41 может быть пересмотрена. Например, сказать, что «если цена на нефть упадет больше чем на X процентов от сегодняшней, то мы возможно пересмотрим границу».

О гибкости цен

Давайте поговорим о ценах. Пару дней назад я прочитал в блоге известного дизайнера Артемия Лебедева о том, что в России цены не падают. Лебедев часто бывает за границей и знает, что это ненормально. О том же говорят многие из моих друзей. Если, например, в Великобритании цены очень гибко отреагировали на кризис, то по России этого не видно. Это заметно по ценам на самые разные продукты: еду, книги, бензин, газ. Достаточно сравнить сайт Amazon c российским аналогом Ozon. На одном сплошные скидки, на другом — ничего особенного. British Gas опускает цены на газ, Газпром — даже и не думает. И это притом, что многие цены в России и так выше. Мне это кажется немного парадоксальным, ведь Россия тоже очень сильно страдает от кризиса, да и вообще население в среднем беднее. Давайте попробуем разобраться. Я предложу несколько возможных причин, а вы в комментариях скажите, какая вам кажется более актуальной. Сражу скажу, что объяснения из разряда «все просто дураки» или «в России экономика не работает» у нас блоге не принимаются, давайте искать реальную причину.

1. Отсутствие конкуренции. По разным причинам на большинстве российских рынков не наблюдается того нормального уровня конкуренции. Это связано в первую очередь с огромными издержками регулирования, коррупции и тд. Но некоторую роль играют и объективные причины. Все-таки наш рынок еще сравнительно молод, и было бы странно ждать сотни компаний в каждой отрасли. Без конкуренции у компаний отсутствует стимул снижать цену. То есть им конечно приходится что-то делать из-за спроса, но сильно волноваться не обязательно. Уходить все равно не к кому. Это было одной из причин огромной инфляции до кризиса, а теперь это мешает экономике перестроиться за счет снижения цен.

2. Низкая эластичность. Этим термином в экономике называют ситуацию, когда покупатели не сильно реагируют на смену цены. Например, спрос на сигареты и алкоголь обычно очень стабилен, даже если цены растут. А вот на товары вроде йогуртов спрос должен быть очень эластичным. Естественно производителю выгодно снижать цены, только если он знает, что это приведет к значительному росту спроса (или если оставит цены, то спрос сильно упадет). Возможно, по какой-то причине российские покупатели меньше реагируют на смену цен. Я это точно могу сказать про некоторых знакомых, но такие наблюдения нельзя экстраполировать на всю страну. Замечали ли вы что-нибудь подобное?

3. Другая причина. Возможно, владельцы просто не умеют грамотно снижать цены. Обычно просто так снизить цену достаточно сложно, поэтому чаще это делают через скидки. Скидки требуют некоторого вложения времени и таланта, чтобы от низ была польза. Может быть, это как-то связано с налогами. А может, обыватели просто не замечают падения реальных цен из-за инфляции.

Поделитесь своим опытом. Замечали ли вы эту не-гибкость цен? Какие у этого причины? Если вы работаете в бизнесе, то почему не снижаете свои цены? Или снижаете?

Хозяйке на заметку

Вдогонку к предыдущему посту хочу сразу написать небольшое пояснение. Я думаю, что оно нам еще не раз пригодится при разборе антикризисных мер, не только в России. Речь идет о лоббировании. Поскольку правительства редко выдают деньги по каким-то объективным критериям, то в игру вступают не самые честные методы выживания. Фирмы начинают тем или иным образом выбивать деньги из чиновников. Иногда это просто взятки. А иногда приходится идти на какой-то обман.

Рассмотрим один из популярных способов. Когда компании нужны деньги в кризис, она рассказывает, что без этих денег люди останутся без работы. Естественно, эта угроза выглядит серьезнее, когда на предприятии работает очень много людей. Размер субсидии часто зависит от количества работников. В итоге у фирмы появляется стимул нанимать слишком много людей. В Америке этим принципом в какой-то мере пользовались автопроизводители (а еще больше всякие фермеры). Причем, все эти работники у них еще и вступали в профсоюзы. Сейчас уже трудно понять, то ли профсоюзы и погубили фирмы Детройта, то ли они сами по себе были неэффективными, а профсоюзы им только помогают играть на чувствах демократической партии. Вполне возможны оба варианта.

А в России этот принцип доведен до совершенства. Автоваз и компания обеспечивают какой-то работой больше человек чем General Motors, Toyota и Nissan вместе взятые при меньшем выпуске. Надо конечно учитывать, что в отличие от всех остальных концернов российские занимаются выпуском многих своих комплектющих (все фирмы это делают в каком-то объеме, но ни одна не делает так много всего). Получается два варианта: либо гениальные менеджеры из Тольятти сумели сделать эффективной схему, от которой отказались все остальные, либо, что более вероятно, они держат производство всех этих деталей на своем балансе, чтобы в случае чего сказать: «А вот у нас работает 750 тысяч человек. Вы же не можете их оставить без работы!».

Впрочем, это всего лишь теория.

Градообразующее предприятие

С кризисом в России опять возникла старая проблема. Что делать с так называемыми градообразующими предприятиями. В СССР очень часто города строились вокруг заводов, скважин, месторождений и так далее. Каждый раз, когда в стране появляются экономические проблемы, эти предприятия страдают. Часто они очень неэффективные, часто для их существования нет никаких экономических причин. Но дать им умереть естественной смертью тоже нельзя, потому что от них зависит очень много людей. Эти люди не смогут найти работу, потому что в городе часто нет столько вакансий. Географическая мобильность у них часто нулевая. Причем вся остальная экономика города тоже гибнет, когда у завода начинаются проблемы. Безусловно лобовой либеральный подход, который предусматривает разорение неэффективных компаний, тут невозможен.

Вместо него государство раз за разом решает дать денег заводу за счет налогов от других областей. Таким образом получается, что мы субсидируем неэффективные предприятия и проживание в неудачном месте. Так люди будут продолжать жить в городе, правительству ничего не останется, кроме как субсидировать завод, чтобы он этих людей не оставлял без работы и так без конца. В таком городе, даже если на заводе работает не так уж много человек нужны школы, больницы, газеты и так далее. Поэтому в итоге, когда страдает одно предприятие, спасать приходится сразу очень много народу. Поскольку в экономике периодически случаются спады, то эта проблема повторяется из раза в раз. Каждый раз в России кризис умножается в несколько раз только из-за одной этой глупости. Что делать?

Уничтожить завод и тем более скважину нельзя. В долгосрочной перспективе она вполне может быть прибыльной, но для этого ее надо как-то реорганизовывать, а не просто вливать деньги раз за разом. Но в условиях градообразуещего предприятия, не вливать деньги тоже нельзя. Возможно решать эту проблему стоило в «тучные года» высоких цен на нефть, но мне почему-то кажется, что даже теперь политика правительства выходит для экономики дороже чем вышло бы грамотное предложение по решению этой проблемы надолго. Я не буду делать вид, что хорошо разбираюсь в этом вопросе, а предложу мой дилетантский вариант.

Выдавать деньги неудачливым компаниям сегодня видимо необходимо. Иначе в этих городах может возникнуть социальный кризис. Но делать это нужно очень аккуратно. Во-первых, компании должны представить хотя бы в общих чертах план реорганизации. В частности в этих планах должна фигурировать стратегия избавления от города рабочих вокруг завода. Возможно, некоторые города нужны, но их можно совместить. Некоторые вообще не нужны. Рабочую силу из этих городов можно перевести на вахтовый метод или что-то в этом духе. Их семьи могут жить в большем городе, который будет зависеть от нескольких предприятий. Таким образом в каждом конкретном городе возникнет некая диверсификация рисков. От компании достаточно разработать план доставки рабочих от одного места в другое.

Во-вторых, уже государство должно обеспечить какие-то условия для переезда. Может быть нужно выкупить квартиры у жителей города. Может быть наоборот построить и выдать жилье в новом. Тут надо считать конкретные варианты. Безусловно не стоит заставлять кого-то, куда-то переезжать. Достаточно создать какие-то стимулы. В принципе если компания будет готова этому процессу содействовать, то проблем не должно быть. Когда компания освоится с новыми условиями, то скорей всего ей прийдется провести какие-то сокращения, но тогда у людей будет больше возможностей найти другую работу.

Конечно этот план технически очень сложен и его надо прорабатывать в деталях, но мне кажется, что он по крайней мере дает правильное направление. Некоторые спросят, а что делать с опустевшим городом? Просто забросить? Я не знаю. Принцип sunk costs говорит нам, что поддерживать даже уже построенную, но вредную структуру не стоит. Но я думаю, что этого и не понадобится. Некоторые города постепенно могут и умереть, а в другие наоборот кто-то приедет, когда там резко упадет цена недвижимости. Может быть там решит построить отдел какая-нибудь совсем другая фирма, уже эффективная.

Недавно экономисты Сергей Гуриев и Олег Цывинский, выступая на Эхе, правильно сказали, что экономическая теория в принципе говорит, что любую помощь населению нужно выдавать в виде прямых трансфертов, а не субсидировать компании. В общем случае это конечно так. Но в этом конкретном такая политика не решает проблемы. Вы можете восполнить работнику потери зарплаты от увольнения или от кризиса, но без какой-либо масштабной программы он не сможет уехать из региона (потому что этой помощи не хватит на покупку квартиры), а значит проблема станет вечной. В краткосрочной перспективе можно просто помогать уехать из города отдельным жертвам кризиса, и я бы этот путь тоже рекомендовал, но на длинном отрезке проблему, мне кажется, нужно решить до конца.

А вы что думаете?

Плата за обучение

Лента.Ру сообщает, что ректор МГУ Виктор Садовничий считает, что нужно ввести потолок цен на высшее образование. Я так понимаю, что при этом он выдвигает два аргумента: слишком высокие цены у нас и потенциальная конкуренция из зарубежа. Со вторым аргументом все просто. Не нужно вводить никаких искусственных ограничений. Если люди будут предпочитать обучение во Франции, то спрос на обучение в России упадет, а вместе с ним упадут и цены. Ни для кого не секрет, что рост цен на образование в последние годы объяснялся в основном спросом, потому что качество его не меняется. По крайней мере не так сильно.

А вот с первым аргументом трудно не согласиться. Стоимость образования в России действительно зашкаливает. Происходит это из-за странной системы, когда часть мест оплачивается из бюджета (причем в независимости от доходов семей студентов), а часть продается рыночным образом. В итоге получается, что сильный крен в сторону умных (тех, кто хорошо сдает экзамены и поступает на бюджет), и в сторону богатых (при прочих равных у них больше шансов оказаться в университете). Поскольку речь идет о государственных ВУЗах, то разумно спросить, а хотим ли мы как налогоплательщики такого крена? По идее, хотелось бы, чтобы доступ к образованию не особенно зависел от доходов. Иначе общество может слишком сильно расслоиться, что приведет к нежелательным последствиям. Но при этом, вряд ли кто-то будет протестовать против дискриминации в сфере высшего образования по умственным способностям, усидчивости другим подобным характеристикам.

Потолок цен делает образование более доступным для бедных, но создает другие проблемы. Во-первых, как всегда появится дефицит. Но на рынке образования он всегда есть и даже в какой-то мере необходим, так что этой проблемы можно и не заметить. Но главное, у ВУЗов пропадет стимул конкурировать друг с другом за самых богатых студентов. Конечно в России эта конкуренция не всегда принимает здоровые формы (когда ВУЗы конкурируют не качеством образования, а евроремонтами), но она необходима для хоть какого-то прогресса.

Конечно российскому образованию нужна глобальная реформа, но если мы хотим изменить только систему оплаты, то я на месте Садовничего предложил бы создать систему образовательных кредитов с государственным участием. Это помогло бы бедным получить доступ к образованию, но сохранило бы конкуренцию. Еще можно сделать плату за все места зависимой от доходов, а не только от результатов экзаменов. Это конечно не идеальный вариант, но по крайней мере он не сделает системе еще хуже.

Пошлины для иностранцев?

В предыдущем посте я очень негативно оценил последнее повышение правительством пошлин на иномарки. А вот Евгений Ясин на Эхе Москвы наоборот пошлины защищает:

Я не хочу быть апологетом г-на Путина, я думаю, что предложение о том, чтобы ввозить русские автомобили задёшево на Дальний Восток, оно не отдаёт большими, долгими размышлениями, потому, что я уверен, что подавляющее большинство российских потребителей, однажды сев на иномарку, уже не вернутся за руль «Жигулей». Но если ещё есть надежда, то с моей точки зрения эта мера оправдана, я имею в виду повышение пошлин, только в том случае, если имеется в виду, что это заставит или побудит иностранные фирмы сохранить своё присутствие в России и участвовать в конкуренции на внутреннем рынке.

То есть пошлины нужны, чтобы защитить не российский автопром во главе с ВАЗом, а иностранные заводы в России. Эта цель конечно кажется более понятной. Иностранные заводы безусловно более эффективны. Но все не так уж просто. Во-первых, пошлины в любом случае будут защищать все компании, в независимости от их эффективности. То есть деньги покупателей (которые будут платить дороже за машины или покупать машины похуже) расходуются плохо. Разумнее было бы просто выдать субсидию только эффективным заводам. Очевидно, что по итогам кризиса спрос на машины должен упасть, спасти всех не удастся. Так что, лучше уж честно выбрать, кого мы будем спасать. Но проблемы с пошлинами на этом не заканчиваются.

Откуда в России вообще взялись иностранные заводы? Есть две возможные причины, я думаю, что сыграли роль обе. С одной стороны, это типичный аутсорсинг — относительно дешевая рабочая сила и географическое положение могут делать сборку автомобилей в России выгодной. С другой — как говорит тот же Ясин, до этого некоторые пошлины специально были снижены, чтобы сделать сборку машин в России (а не полноценный импорт) выгодным. Если важнее был первый фактор, то повышать пошлины и не нужно. Что было эффективнее до кризиса, должно остаться эффективнее и после, особенно с падением рубля. А если второй? Тогда все еще проще. И странно, что Ясин об этом забывает. Искусственное создание иностранных заводов в России не было бесплатным.

Экономисты находят очень мало (если вообще) причин для протекционизма, и создание завода с иностранным владением точно не входит в этот список. Некоторые приведут пример Китая. Но там заводы строились всегда с расчетом на экспорт, а не на внутренний рынок. Китайскому правительству в те времена не надо было заботиться о своем производстве, потому что его просто не было. Поэтому и импортные пошлины там до недавнего времени не были сколько-нибудь важным вопросом. За сложную систему пошлин, которая обеспечила производство автомобилей в России платят те же самые потребители. И не только они. Реакция из Владивостока очень хорошо показывает, что на импорте машин может быть занято еще больше людей чем на производстве.

В итоге получается одно из двух. Или мы спасаем заводы, у которых и так все будет ничего (относительно). Или мы в очередной раз помогаем горстке работников заводов в ущерб потребителям, импортерам и так далее (в том числе, можно пофантазировать, что отток российских денег из автопроизводящих держав сократит спрос на российскую нефть). Думаю, что иностранные заводы не собираются увольнять столько людей, чтобы эти меры стали сколько-нибудь справедливыми. Мне кажется, что политикам просто нравится иметь свое производство. Пускай оно не будет сколько-нибудь выгодным стране в целом, но зато можно будет приехать на завод. А вот понять, что импорт Тайот тоже выгоден стране, им не удается.

Даже если в политике пошлин и есть какой-то смысл (например, по политическим соображениям она — меньшее из зол), ее нельзя принимать без обязательного условия по реформированию российского автопрома. ВАЗ сегодня не имеет права оставаться таким же неэффективным как сейчас и при этом получать деньги покупателей и импортеров.

Я думаю, это не последний пост на эту тему. Следите за анонсами.