Экономика призыва III

Вчера в России начался весеннний призыв. С упорством, достойным лучшего применения, наша страна продолжает наступать на одни и те же грабли. Думаю, имеет смысл напомнить об идиотичности происходящего как минимум с нашей экономической колокольни. Я уже писал об этом и не разне два), но реакция читателей показывает, что моего аргумента они все-таки не поняли, видимо по моей вине. Так что попытаюсь еще раз. Правда в этот раз я не один. На подмогу пришли Сергей Гуриев и Олег Цывинский, которые написали по случаю очень неплохую колонку в Ведомостях. На мой взгляд, правда там умалчивается о главных проблемах, но все равно советую прочитать.

Для экономиста в призыве может существовать только один важный вопрос: выигрывает ли от него общество. Ответ на этот вопрос, как и на аналогичный вопрос о рабстве, одназначен. Нет, не выигрывает. По крайней мере, если мы считаем призывников за равноправных членов того самого общества. Это не значит, что в некоторых условиях от призыва не выигрывает правительство, но это не должно наc волновать, как не волнуют выигрыши рабовладельцев. Важен совокупный эффект. Постараемся понять, почему призыв всегда наносит вред обществу.

Представьте себе, что вы молодой человек призывного возраста. Допустим, на гражданской службе вы бы могли зарабатывать 100 условных рублей. Это ваша максимальная зарплата в секторе, где вы лучше всего себя проявляете. Возможно, вы программист или журналист или менеджер или что-то еще. В данном случае 100 рублей можно считать вашим вкладом в общество. Работая солдатом за деньги вы бы смогли произвести товаров только на 85 рублей, потому что солдат из вас никакой, не то что программист. Правительство заставляет работать вас бесплатно.  При этом вы производите 85 рублей общественной пользы. Если бы вы нашли кого-нибудь еще, кто готов был бы работать за 85 рублей профессиональным солдатом вместо вас, то вы (и общество) получили бы 15 рублей чистой выгоды. То есть в нашем случае призыв делает общество на 15 рублей беднее.

У некоторых читателей наверняка появился вопрос, а что если не появится этот второй человек, готовый работать за 85 рублей. На самом деле, он всегда появится. Возможно он захочет не 85 рублей, а 99, но даже в этом случае общество выиграет. Происходит это потому, что мы изначально предположили, что ваш заработок будет больше на гражданской работе, а если бы никто не хотел работать в армии за меньше ста рублей, то там бы выросли зарплаты, и вы бы уже решили служить. Надо понимать, что хотя эта модель очень сильно упращенная, ее логика достаточна для общего случая. Если у нас два героя А (гениальный программист) и Б (с душой военного), то выгоднее что бы А работал программистом, а Б контрактником, чем А был призывником, а Б хлеборезом каким-нибудь. Потому что в первом сценарии совместно они производят больше общественной выгоды, засчет большей эффективности.

Вернемся у государству. Какое ему дело до теоретических построений? Правительство живет на наших налогах, а значит и ему будет выгоднее иметь контрактную армию. К сожалению, в нашем случае правительство и главнокоммандующий совсем не так заитересованы в выгоде для общества или даже для бюджета, как в личном благосостоянии.

Это в теории. На практике, у системы призыва выявляется еще много недостатков. Среди них неэффективное использование бесплатной рабочей силы (строительство дач генералам), искажение отношений между солдатами (дедовщина), коррупция и пожалуй самое печальное совершенно дикое искажение российской системы образования.

Экономика призыва

Настя Каримова пишет в Русском Журнале:

С одной стороны — общество, которое требует профессиональной армии и борьбы с дедовщиной. И министерство под давлением вынуждено сокращать срок службы. С другой стороны — государство, которое требует, чтобы его охраняли, а денег для этих целей выделяет мало. Как результат — в министерстве нет средств на контрактную армию, поэтому с сокращением срока до 12 месяцев приходится увеличивать призыв в два раза, то есть отменять часть отсрочек.

Этот пассаж наглядно демонстрирует, насколько плохо российские журналисты и молодые политики (потому что Настя сочетает в себе и то и другое) понимают в экономике. Очень смешно читать, как призыв пытаются обосновать экономией денег. На самом деле, эта проблема была уже многократно исследована экономистами, и большинство из них пришли к выводу, что в мирное время призыв для страны стоит больше чем контрактная армия. Не случайно именно экономисты, включая Джона Кеннета Гэлбрейта и Милтона Фридмена, сыграли ключевую роль в отмене призыва в США. Фридмен даже сказал один раз, что в политической сфере устранение призыва он считает своим главнейшим достижением. Это говорит человек, который стоял за политикой Маргарет Тэтчер и Рональда Рейгана.

Действительно, с первого взгляда может показаться, что, используя призывников, страна экономит деньги, потому что им не надо платить столько сколько контрактникам. Но тут не учитываются скрытые или на экономическом сленге альтернативные издержки ((opportunity costs)). Например, если я иду в институт, то экономические издержки включают в себя как прямые (плата за обучение, покупка учебников, репетиторы и тд), так и альтернативные, потому что, идя в институт, я жертвую какой-то зарплатой. Это одна из самых важных идей в экономике. У каждого решения есть не только прямые, но и альтернативные издержки, которые обязательно надо учитывать, что бы точно определить цену этого решения.

То же самое происходит и с армией. Заставляя молодых людей идти в армию, мы теряем их в качестве обычной рабочей силы. Эти люди могли бы создавать часть нашего ВВП, получать зарплату и платить налоги. Свою зарплату они бы на что-то тратили, и таким образом выигрывала бы вся экономика. В итоге получается, что если учитывать альтернативные издержки, то содержание одного призывника стране обходится гораздо дороже, чем один контрактник. А ни для кого не секрет, что контрактник, как правило, полезнее для армии, чем призывник.

В итоге мы получаем, неэффективное использование трудовых ресурсов, неэффективную армию и неэффективное расходование денег налогоплательщиков. Не говоря уж о том, что мы создаем громадную неэффективность в образовательном секторе, потому что слишком много людей идут в ВУЗы, а потом некому работать кладовщиками.

Поэтому министр Иванов, как и любой другой на его месте, должен понять, что обязательная служба наносит огромный вред российской экономике и даже если на секунду закрыть глаза на идеологическую сторону, призыв все равно должен быть отменен. Это конечно если он действительно, как предполагает Настя, руководствуется экономическими мотивами при отмене отсрочек, в чем я, если честно, сомневаюсь. Можно придумать много аргументов за призыв, но они не будут иметь отношения к государственной казне.

Дополнительные ссылки: