Девальвация доллара

Во времена кризисов всегда становится больше слухов. С одной стороны экономические новости вдруг становятся важными почти для каждого, с другой — люди продолжают в ней ничего не понимать. В итоге их вниманием завладевают «простые идеи», которые по каким-либо причинам кажутся интуитивно верными. К сожалению, очень часто интуиция нас подводит. Не только у экономики такая судьба. Например, почти каждый сегодня имеет мнение по поводу глобального потепления, переработки продуктов и так далее, хотя это совсем не очевидные вещи.

Читая и слушая по радио интервью с разными экономистами я постоянно вижу вопрос о «девальвации доллара». Его задают при каждом удобном случае. А иногда экономист зачем-то начинает на полном серьезе на него отвечать. Хотелось бы хотя бы для наших читателей прояснить этот вопрос.

Само понятие «девальвация доллара» бессмесленно. Она не маловероятна, ее просто не может быть. Потому что Америка не фиксирует курс своей валюты, а позволяет ей колебаться под влиянием рынка. То есть ФРС конечно может повлиять на курс доллара по отношению к другим валютам, но только в качестве пообочного эффекта, например, от снижения ставки процента. Девальвация же подразумевет не просто снижение курса, а конкретно контролируемое понижение фиксированного курса. В Америке его, еще раз повторю, нет.

Это не значит, что американские власти не могут влиять на курс доллара к другим валютам. Могут. Их решения обычно в качестве побочного эффекта. ФРС опускает ставку или проводит скупку активов для своих внутренних целей, но это сказывается на курсе доллара. Но даже в этих случаях я бы скорей говорил о дорожании рубля (евро/фунта/тугрика), потому что доллар до сих пор остается своего рода эталоном. Остальные валюты существуют относительно к нему. Исключение может составить только евро, но с точки зрения США и этот случай не так уж важен.

О золотом стандарте

Читатель Антон задает такой вопрос:

Прочитал у блогера av_rybin перевод статьи А. Гринспена о Золотом стандарте (http://av-rybin.livejournal.com/100250.html) которая была написана 1967 году. В статье последовательно доказывается правильность использования золотого стандарта в качестве общего знаменателя для всех валют.

Каково ваше мнение относительно доводов Гринспена? Есть ли какие-то ограничения для принятия золота в качестве мирового стандарта сегодня?

Золотой стандарт это одна из самых спорных тем в макроэкономике. Хотя уже достаточно давно она не выглядит актуальной, теоретики продолжают активно спорить о пороках и преимуществах этой системы. Поэтому за последние годы было придумано наверное сотни разных аргументов в обе стороны. Как скептик я в данном случае не готов вынести однозначный вердикт, но поговорить о золотом стандарте стоит.

Сама система основана на обязательстве властей страны обменивать валюту на золото по фиксированному курсу. С подробностями того как это происходило в реальности можно ознакомиться, например, здесь. Соответственно, поскольку резервы золота ограничены, в мире золотого стандарта почти не было инфляции. Средний уровень роста цен в Америке за период классического золотого стандарта (до Первой Мировой) составил всего 0.1 процент. Кроме того, в пользу золотого стандарта говорит относительно высокая стабильность в долгосрочном периоде. Как и в других системах фиксированных курсов торговля значительно облегчается отсутствием неопределенности по обменному курсу. Некоторые, так же записывают в колонку «за» тот факт, что при золотом стандарте власти страны намного меньше вмешиваются в экономику. Как я понимаю, это один из важных аргументов в статье Гриспэна.

Сам Гринспэн, по крайней мере, если верить ему на слово, от своих идей 1966-го года не отошел, но в политической дискуссии о нем уже всерьез почти не говорят. Для этого есть несколько причин. В первую очередь, многие винят золотой стандарт и нежелание властей от него отказаться в усилении Великой Депрессии. Во-вторых, золотой стандарт делает каждую отдельную страну зависимой друг от друга. Иногда это хорошо, но иногда странам вовсе не хочется «импортировать» чужие проблемы через фиксированную ставку. При золотом стандарте выпуск (ВВП) страны может соблюдать стабильный долгосрочный тренд, но при этом он будет сильно прыгать от года к году. В большинстве стран сегодня правительства не могут себе такого позволить. Золотой стандарт требует очень жестких обязательств от правительства, которые иногда заставляют страну ничего не делать, когда ВВП, а вместе с ним и занятость, резко падают. К сожалению, изящность и внутренняя логичность золотого стандарта не выдержала столкновения с реальным миром.

Пару лет назад я был свидетелем такой сцены: один экономист австрийской школы (а они особенно сильно поддерживают золотой стандарт) объяснял преимущества этой систему одному министру экономики. Я на всякий случай не называю имен, но в принципе как минимум одного из них легко можно вычислить. Так вот, в ответ на все красноречивые доводы экономиста министр только улыбался и говорил что-то на подобие «ну-ну», если не что-то менее приличное. Примерно таково сегодня состояние дискуссии о золотом стандарте. Теоретики могут обсуждать ее сколько угодно, но по крайней мере пока, она настолько политически невозможна, что остальным тратить силы на ее обсуждение нет смысла.

Update: В журнале Александра Куряева завязалась интересная дискуссия на тему этого поста, рекомендую посмотреть.

Дополнительное чтение

  • Статья в Википедии (там очень много ссылок)
  • Статья в EconLib (за авторством знаменитого специалиста по этой теме и одного из моих учителей Майкла Бордо).
  • Подкасты EconLog о золоте с Алланом Мелцером и Джином Эпстином (оба сторонники стандарта)
  • Если есть желание почитать что-то более серьезное на эту тему, то наверняка заслуживает внимание книга Барри Айченгрина (не знаю так ли правильно пишется), хотя я ее не читал. Кроме того, почти все известные экономисты австрийской школы об этом так или иначе писали, то есть Мизес, Ротбард и так далее. Полную коллекцию можно найти здесь. Там же есть и «Капитализм и Свобода» Милтона Фридмена, где он высказывается против золотого стандарта.
  • Небольшой список аргументов против золотого стандарта от Брэда ДеЛонга.

Обо всем понемногу

Кризис продолжается, а мы продолжаем за ним следить.

Во-первых, рубль в очередной раз упал по отношению к доллару, достигнув курса в 36 рублей. Курс за бивалютную корзину, по моим расчетам, составляет сейчас около 40.6 рублей. Получается, что за чуть больше недели рубль дошел до верхней границы, обозначанной ЦБ. Что интересно, цена на нефть за это время особенно не изменилась, даже немного выросла, что значит что по фундаментальным причинам курс сильно измениться не должен был (если конечно он не был заранее завышен). Как я уже писал, теперь перед ЦБ встанет вопрос, удерживать ли рубль на значении 41 или объвить об отказе от верхней границы. Тут все зависит от причин падения курса в последнии дни, но в любом случае дальнейшее ослабление рубля выглядит сейчас весьма вероятным.

Кстати к разговору об обменных курсах, в своей пресс-конференции на Ленте.Ру главный экономист Меррилл Линч по России говорит о «девальвации доллара». Хотелось бы, чтобы как минимум наши читатели этой ошибки не допускали. Доллар — свободная валюта, никто его никуда девальвировать не может. Курс доллара по отношению к другим валютам может (и так часто бывает) падать, но сегодня у ФРС нет задачи управлять курсом американской валюты. И даже если бы такая задача была, то очень сложно понять, относительно чего доллар можно девальвировать.

Во-вторых, Максим Кваша, бывший обозреватель Коммерсанта, снова начал вести свой экономический блог. Там в частности есть интересные посты об олимпиаде в Сочи как фискальной программе и о росте.

В-третьих, на старницах VOX (очень хороший сайт) два японских исследователя сообщают, что проблемы венчурных капиталистов (они сейчас не могут избавиться от активов с прибылью, а значит не хотят инвестировать в новые компании) не так уж страшны для перспектив экономики. Просто потому, что венчурные капитал вообще не играет большой роли в инновационном процессе.

В-четвертых, в журнале  Newsweek вышло отличное интервью с председателем ЦБ Зимбабве. Это как раз у него до сих пор продолжается гиперинфляция.

За остальными ссылками следите в нашем разделе «Интересное в сети» в правой колонке.

Свободный рубль

ЦБ России сегодня сделал очень важное заявление. Колебания курса рубля будут ограничены сверху ценой в 41 рубль за бивалютную корзину (примерно 36 рублей за доллар). Аналитики интерпретируют это как отпуск рубля в свободное плавание. Насколько я понимаю, консенсус, хорошо заметный по статье в Ведомостях, эксперты ожидают что рубль еще немного упадет, но более широкий корридор позволит ЦБ не терять так много резервов. Что ж, возможно так и будет.

Но, с другой стороны, равновесная цена рубля сегодня в основном завист от цен на ресурсы. Если они упадут, то рубль очень быстро достигнет верхней границы. Благодаря спекулянтам граница может быть достигнута даже раньше падения цен на нефть. И тогда у ЦБ встанет перед выбором. Либо он будет героически удерживать рубль, что означает тратить резервы, либо — он нарушит свое обещание. Первая стратегия не может быть успешной, если атака будет серьезной, об этом, например, может рассказать английское правительство, которое в 1992-м году не смогло удержать фунт после атак Джорджа Сороса и компании. К тому же российский центробанк не известен своей безупречной репутацией, да и сегодняшнее заявление нельзя интерпретировать как жесткую норму. Так что, как только появится необходимость, верхняя граница скорей всего будет пересмотрена.

Тогда вопрос, зачем вообще вводить границу, если вы вряд ли собираетесь ее выдерживать. Видимо, чтобы предотвратить панику, которой можно ждать при полном переходе на плавающий курс. То есть ЦБ как бы говорит, мы будем смотреть, чтобы рубль слишком сильно не прыгал без причины. Если спекулятивная атака будет основана на реальных трендах, то ЦБ скорей всего откажется от цифры в 41, но если это будет просто временное помешательство, то он поможет рынку сохранять спокойствие. В принципе, все логично.

Есть только одно большое но. Российский ЦБ надеется на доверие рынка, а на чем оно должно быть основано не очень понятно. Уже сейчас непонятно, откуда взяться этому доверию. Но если граница в 41 будет пересмотрена, а это может быть неизбежно, то доверие будет потеряно окончательно. Это серьезный риск. Мне кажется, надо было быть честнее, и сразу определить хотя бы несколько критериев, по которым граница в 41 может быть пересмотрена. Например, сказать, что «если цена на нефть упадет больше чем на X процентов от сегодняшней, то мы возможно пересмотрим границу».

Что делать с рублем?

Мне уже давно начало не хватать наших дискуссий о проблемах страны с точки зрения элементарной экономики уровня университета. Давайте вернемся к этой доброй традиции. Поводом послужит статья Сергея Гуриева и Олега Цывинского в Ведомостях о курсе рубля. Пост получился очень длинным, в принципе вы ничего не потеряете, если прочитаете только первую или только вторую часть.

ВЕДОМОСТИ
Ratio Economica: Что делать с рублем

В предыдущей колонке Ratio Economica («Свободу обменному курсу», 2.12.2008) наши коллеги Олег Замулин и Константин Сонин приводят научные аргументы о плюсах и минусах разных курсовых режимов. Далее

Эта статья в блогах [?]

econ-polit

I Теория

Сначала подведем простенькую теорию для понимания проблем, а потом уже пойдет моя попытка критиковать.

Итак, есть много типов обменных курсов, но для нас интересны два крайних: фиксированный и плавающий. При первом ЦБ страны подписывается под сохранением одного и того же курса национальной валюты к какой-либо другой (или к корзине других). При втором — ЦБ не вмешивается, а курс устанавливается как цена на любом другом рынке. Надо понимать, что обычно говоря о фиксированном курсе мы не имеем в виду какой-нибудь закон, где говорится, что нельзя продавать рубли дороже или дешевле Х. Мы всего лишь предполагаем, что ЦБ будет «помогать» рынку достигать установленной цены. То есть ЦБ будет либо покупать, либо продавать рубли. Очень грубо, ЦБ печатает рубли для покупки долларов (предложение рублей растет — цена падает). Или наоборот использует резервы для скупки рублей (тут цена наоборот растет).

Легко заметить, что в нашей модели, если вы подписались поддерживать фиксированный курс, то теряете возможность печатать деньги (в настоящей экономике — проводить монетарную политику) для других целей. Напечатали лишний миллион рублей для разгона экономики, тут же поднимется предложение рубля, прийдется срочно скупить тот же миллион на рынке. Эта связка не работает только, если вы вводите ограничения на движение валюты (как это делает в некоторой степени Китай). Этот результат в экономике называется невозможной троицей. Еще раз: без ограничений на движение валюты власти не могут одновременно проводить независимую монетарную политику и держать фиксированный курс. Что же происходит с деньгами? При фиксированном курсе страна становится зависимой от монетарной политики тех, к кому он фиксирован.

Фиксированный курс может быть полезен тем, что страна с историей плохой денежной политики (в нашем случае Россия после кризиса 1998-го года) может с его помощью как бы связать себе руки. Так больше шансов заставить игроков на рынке себе верить. К сожалению, эта стратегия часто не работает, потому что рынок недостаточно верит в способность правительства выдерживать курс. Например, для Великобритании в 1992-м году это закончилось очень большими проблемами.

Умный читатель на этом месте должен спросить: А почему в России такая большая инфляция, если она, как вы говорите, импортирует монетарную политику из Европы и США, где инфляция в разы меньше. Дело в том, что российский ЦБ фиксирует рубль не на правильном уровне. Это делается для поддержки экспортеров. В итоге на наш рынок попадает слишком много долларов, ЦБ приходится печатать слишком много рублей — вот вам и инфляция. Это конечно далеко не единственное объяснение, но одно из.

То есть можно сделать несколько первичных выводов. Оба режима имеют свои плюсы и минусы. В случае фиксированного курса ЦБ должен обладать значительным доверием рынка, плюс не должен фиксировать курс не на том уровне. Если что, надо не бояться курс снижать, но для этого нужно иметь еще больше доверия. В случае плавающего курса нужно доверие к способности ЦБ исполнять консервативную монетарную политику.

II Практика

Надеюсь до этого места все понятно, и можно перейти собственно к анализу колонки. Надо заметить, что там многое написано правильно. Главная идея колонки в следующем: поскольку российскому ЦБ никто особо не доверяет, провести четкую девальвацию он не может. Поддерживать текущий курс при низких ценах на нефть тоже нельзя. Поэтому стоит отпустить рубль в свободное плавание, даже если это вызовет инфляцию.

Не секрет, что в российской экономике огромную роль играет экспорт углеводородов и металлов. Сегодня цены на них падают, что означает серьезное сокращение спроса на рубль. Экспортерам в такой ситуации приходится очень сложно, потому что им надо платить прежнюю зарплату в рублях (на самом деле, не только и не столько зарплату), а за нефть они получают куда меньше долларов. Для их спасения курс должен упасть. Иначе пойдут массовые увольнения и сокращение инвестиций, чего в кризис допускать не стоит. Тут Гуриев с Цывинским правы. Но при резком введении плавающего курса и отсутствии развитого рынка, рубль не просто упадет, он вполне вероятно будет некоторое время достаточно сильно скакать, что создаст такие же проблемы для торговли. Г&Ц утверждают, что в кризис это не так уж важно, но я не очень понимаю оснований для этого. Нефтяные компании всегда хеджируют курс валюты и при резком переходе на новую систему стоимость страховки может очень сильно вырасти. Последствия конечно не такие плохие как при первом сценарии, но все же. Да, для смягчения можно использовать резервы, но, на мой скромный взгляд, эта реформа нуждается в намного большей координации (и соответственно доверии) чем обычная девальвация, с которой у нас все хорошо знакомы. Сомневаюсь, что сейчас найдется много охотников проводить масштабную спекулятивную атаку на рубль. Понижать курс надо, но делать это надо с умом.

Но еще более странным мне кажется предположение, что монетарная политика сейчас не так важна. Профессора предлагают инфляционное таргетирование (это такой механизм, который тоже в некотором роде связывает ЦБ руки), но я совсем не могу себе представить его в России. Если в Великобритании глава ЦБ боится за свою репутацию, то у нас этого нельзя даже представить. Более вероятным мне видится такой сценарий: поняв, что руки развязаны, власть начнет через ЦБ выдавать кредиты компаниям и банкам. Дело даже не в том, что будет инфляция. Просто как обычно российское правительство даст деньги не тем, исказит все стимулы в экономике какие можно, выкинет кучу денег в трубу. Реального эффекта не будет, а потом мы с этим еще долго будем мучаться.

Я не люблю давать советов, но в данной ситуации мой бы звучал так: не стоит делать резких движений. Курс можно оставить фиксированным, но хорошо бы дать понять как он работает, это значительно снизит риски. Девальвацию надо проводить смело и сразу до консервативно низкого уровня, потому что риски не симметричны. В перспективе плавающий курс может быть и полезным, но он требует некоторой подготовки рынка и ЦБ, поэтому спешить с ним не надо.

Как обычно полемика только приветствуется.

PS О теории обменных курсов мы еще поговорим, у нее много интересных применений.

Форекс и наркотики

На Ленте.Ру появилась очень забавная новость:

Высокий курс евро по отношению к доллару привел к увеличению ввоза кокаина в Европу. К такому выводу пришло американское Агентство наркоконтроля, сообщает BBC News. Одновременно агентство отметило уменьшение объемов кокаина, ввозимого на территорию США.

По мнению главы агентства Джона Уолтерса (John Walters), благодаря высокому курсу евро наркодилеры, везущие кокаин из Колумбии, получили возможность выгодно продавать наркотик в Европе. При этом в США дилеры стали продавать менее качественный, а потому более дешевый кокаин.

Она иллюстрирует сразу два важных момента. Во-первых, наркодиллеры тоже рациональны и реагируют на стимулы. Во-вторых, любая экономическая политика (в данном случае в основном денежная политика США) может иметь самые невероятные непредвиденные результаты (например, рост поставок кокаину в Европу). С одной стороны не трудно было бы предугадать подобное развитие событий, но смело можно быть уверенным, что никто об этом даже не подумал, когда принимал решения.

Почему мак в России стоит дороже

Update: Приветствуем вас на нашем сайте. Если вы попали сюда по ссылке из Хабрахабра или еще откуда-нибудь, предлагаю посмотреть другие посты Рукономикса или подписаться на его RSS. Не пожалеете!

На прошлой неделе в новостные ленты попало интересное событие: несколько поклонников продукции компании Эппл в России написали открытое письмо ее руководству, где главной была просьба снизить цены. Дело в том, что в России продукция Эппл продается с достаточно сильной наценкой по сравнению с США и даже Европой. Авторы письма винят в этом жадных предпринимателей, но по-моему это как минимум не справедливо. Давайте разбремся, почему.

У цены всегда есть два объяснения: спрос и предложение. Поскольку трудно поверить, что покупательная способность в России сильно выше американской, то скорей всего проблема на стороне продавца. Но это еще не значит, что высокие цены появились из-за злого умысла Стива Джобса. Начнем с простого. В США отсутствует федеральный налог на добавленную стоимость, и соответственно все цены обычно указываются без него. Именно на них смотрят покупатели из России, но американцам иногда приходится платить больше, так как разные штаты имеют свои налоги. Производители обычно указывают цену без налога, что в принципе честно, потому что позволяет избирателям видеть в какой части цены виноваты они сами. В России НДС составляет 18% и декларируемая цена как правило уже включает в себя налоги. То есть разницу цен в 18% мы уже обьяснили.

Еще какой-то процент можно обьяснить транспортировкой, низкой эффективностью торговых сетей (в Америке и Европе многие маки доставляются по обычной почте, в России это вряд ли возможно), неопределенностью по курсу валют (компания должна брать немного больше что бы компенсировать потери при обмене рублей на доллары), ценой на недвижимость (не секрет, что в Москве цены уже часто превышают американские уровни) и так далее.

Кроме перечисленного выше, есть еще один тип издержек, о котором мы часто забываем. В России очень дорого просто заниматься бизнесом. Это и бюрократическая волокита, и взятки, и неработающие суды, и трудности с кредитами. Все эти издержки в той или иной мере переносятся на потребителей. Вероятно это значит, что у российских поклонников мака сравнительно низкая эластичность спроса.

В конце концов, если бы действительно цены были слишком высоки, то мы бы увидели расцвет черного рынка Макинтошей. Они легко поддаются транспортировке, продажа нелегального компьютерного оборудования в России более чем привычна. Но, хотя такие вещи наверняка уже происходят, массовости пока не наблюдается, насколько я могу судить.

С другой стороны, труд в России пока дешевле Америки и уж тем более Европы. И недоцененная валюта должна делать цены ниже, а не выше их уровня в Америке. В заговор мне все равно трудно поверить, но возможно на российском рынке какая-нибудь очень странная структура спроса.

Update: В комментариях вы сможете найти очень важные дополнения и опровержение некоторых моих догадок.