Еще немного саморекламы

В Слоне продолжает выходить мой блог. Например, сегодня вышел пост о спасении науки:

СЛОН Как спасать российскую науку

Трудно представить, чтобы американские и европейские профессора почему-то не любили конкретно русских ученых.

Читать материал

Читайте, подписывайтесь, комментируйте!

Научное проклятие

Новое исследование группы ученых, состоящей из двух медиков и экономиста объясняет феномен, о котором уже давно говорят критики современной науки такие как Нассим Талеб. Сегодня в большинстве мест карьерный успех ученого напрямую зависит от количества публикаций его статей в престижных журналах. В естественных науках это Science и Nature, у экономики есть своя большая четверка. Большинству авторов в таких журналах по определению должны отказывать, именно этим создается эффект элитности, что-то вроде искуственно завышенной цены на алмазы. Но как отобрать годные статьи, когда проверять каждую из них на статистическую состоятельность не представляется возможным? Предположим, с теорией могут разобраться рецензенты, но проводить независимое статистическое исследование для каждой статьи особенно когда речь идет о медицине слишком затратно.

В итоге вполне реально представить себе ситуацию, когда в один из главных журналах попадает статья с неправильным выводом. Один из авторов исследование в предыдущей своей статье показал, что около трети всех опубликованных результатов в лучших медицинских журналах очень быстро оказываются ложными. Авторы предполагают, что это происходит из-за того, что место в топ-журнале выигрывает та статья, автор которой больше постарался эту статью «продать». На практике это означает сдвиг в сторону сенсационных статей, доказывающих что-то новое. В то же время статей с негативным результатами («мы не нашли такого-то эффекта») почти не публикуется. Но именно сенсационные статьи чаще оказываются неправильными, потому что именно качество анализа часто приносится в жертву ученым-карьеристом. Точно так же на аукционе победитель всегда платит больше всех, что называется «проклятием победителя». В итоге в главных научных журналах должно быть достаточно много статей с ложными результатами.

В принципе аргумент изложенный выше в той или иной форме очевиден, но тем не менее в научных кругах ссылка на статью в приличным журнале до сих пор считается очень веским аргументом в споре. Авторы исследования предлагают решать эту проблему публикацией всех значимых научных результатов в свободном доступе в интернете. К сожалению, пока непонятно как таким образом люди будут находить действительно стоящие статьи, но наверно можно найти способ.

Здесь можно найти само исследование, ссылка в начале поста ведет на статью в журнале Economist, по мотивам которой написан этот пост.

Гугл на службе экономистов

Компания Гугл и так сыграла гигантскую роль в облегчении жизни ученым, в том числе экономистам, своим поисковым сервисом и особенно его научной частью Google Scholar, где намного проще искать академические статьи. Кроме того, Гугл не побоялся провести у себя целый ряд достаточно смелых экономических экспериментов, включая аукционы, рынки предсказаний и так далее. Не так давно они наняли известного экономиста Хэла Вэриэна только затем, что бы он продолжал применять свою науку на этой замечательной компании. Но похоже планы покорения научного мира на этом не заканчиваются.

На прошлой неделе в сети появились слухи о подготовке нового сервиса Google Research, который будет служить общим местом хранения любых статистических данных. Трудно переоценить, насколько такой сайт был бы полезен для экономистов. Обычно нахождение данных — одна из самых больших проблем. И хотя в последние годы с этим стало проще (большинство солидных организаций предоставляют данные в удобном виде), проблемы остаются, особенно для не очень популярных наборов статистики. Часто статья оперирует данными, с которыми нигде нельзя ознакомиться. Если у Гугла получится сделать то, что они задумывают, то работа ученых упроститься еще на несколько порядков. А это значит, что больше временных ресурсов будет предоставлено собственно науке.

Простите за такой восторженный (и почти что рекламный) пост, но меня просто очень обрадовали эти новости, и хочется с вами поделиться. Кстати в одном из следующих постов я расскажу об очередном гугловском эксперименте.

На правах полемики: государство и наука

В пятницу коблоггер Илья написал пост о реформе Академии Наук. Основная мысль сводилась к тому, что вместо того, чтобы подчинять академию наук государству лучше было бы дать ей больше денег из государственного бюджета и при этом оставить ее независимой. Полностью разделяя реакцию Ильи на реформу, я все-таки хотел бы высказать несогласие с его альтернативной программой «дать денег».

Во-первых, как правильно заметил комментатор sredni_vashtar, вряд ли академия наук в сегодняшнем ее состоянии может эффективно осваивать деньги. Сами академики по определению не могут эффективно распределять деньги на науку, хотя бы потому что у каждого из них есть в ней свои интересы. К тому же распределение денег это тоже важное умение, этим занимаются профессиональные менеджеры, а не ученые филологи в свободное время. Так что с точки зрения разделения труда не так важно кому подчиняется академия. Во-вторых, посмотрев на персональный состав РАН, не возникает сильного желания дать этим людям денег. В том смысле, что они конечно многие в прошлом заслуженные люди(а многие нет), но вряд ли могут произвести что-то новое в современной науке. Тут деньгами всю проблему не решишь.

Но проблема не в этом, а в том, что сама идея государственного финансирования науки, о которой говорит Илья очень и очень противоречива. Конечно, может показаться, что ничего лучше нет, чем дать денег на науку. И для потенциала экономики это наверняка лучше, чем тратить на оборону, но это уже выбор меньшего зла. Если у государства слишком много денег, то надо думать не над тем, как их потратить, а над тем как уменьшить доходы государства, потому что зарабатывание денег не является государственной функцией. Значит нужно снижать налоги и давать рынку возможность самостоятельно решать, где деньги будут более полезны. Вполне возможно, что эти деньги пойдут на науку, а если нет, то это будет просто значить, что наука нам пока не нужна. Как только на нее возникнет спрос деньги туда польются и без помощи государства, а если спроса нет, то непонятно зачем туда тратить деньги налогоплательщиков. Задача государства должна быть не в выдавании денег, а в создании всех возможных условий для удобства внешнего финансирования со стороны бизнеса или некоммерческого сектора. В частности независимость академии наук. Потому что логично предположить, что бизнес предпочтет давать деньги частной структуре, зная насколько неэффективно обычно тратит государство.
Читать далее

Ее пример — другим наука

Эмпирические наблюдения показывают, что нынешние российские власти в своем поведении вовсе не руководствуются амбициями вселенского господства, а просто стремятся максимизировать количество денег в карманах, направляя соответствующие финансовые потоки в нужное русло, словно рациональный потребитель из учебника экономики. Разумеется, в целях упрощения этого процесса проходит и так называемая уже очень давно и прочно вошедшая в язык — значит, можно без кавычек — вертикализация власти. Я надеюсь, читатели блога простят мне некоторую примитивность изложения ситуации; во-первых, и к счастью, наш блог не совсем об этом, во-вторых, не надо делать вид, что это не так.

Именно в подрубрике «Вертикализация власти» и появилась в сегодняшнем «Коммерсанте» заметочка об изменениях в статусе Российской Академии Наук, которые произойдут после вступления в силу одобренных на закрытом заседании правительства поправок. РАН, легким движением руки переименованная в ГАН — от слова «государство» — теряет как финансовую, так и любую другую автономность от этого самого государства. Отныне ее президент будет утверждаться главой государства, а оклады членкоров и академиков, как и их численность, будут определяться правительством. Произошедшие перемены весьма изящны в филологическом аспекте — из «распределителя» бюджета академия становится его «распорядителем». Два этих слова схожи до того, что кажутся анаграммами друг друга, но от (не слишком-то и) потаенного смысла становится не по себе.

Итак, что же это значит? Вертикаль вертикалью, но российские ученые мужи никогда не давали повода заподозрить себя в склонности к мятежам и иным действиям, беспокоящим Кремль. Вертикализировать их в политическом смысле особенно незачем. Министр образования и науки Фурсенко высказался в том смысле, что РАН-ГАН — учреждение государственное, и расходует бюджетные средства, так что нахождение в ее главе государственного человека не только не страшно, но и абсолютно понятно. Логика железная, только вот Адам Смит не зря писал 230 лет назад о прелестях разделения труда. Довольно очевидно, что принадлежащий к научному сообществу человек мог бы гораздо лучше разобраться в тонкостях функционирования академии и понять ее нужды.

Говоря о преобразованиях РАН, Фурсенко сказал буквально следующее: «Если академия является государственной структурой, и эта структура берет на себя ответственность за госрегулирование развития фундаментальной науки…» К сожалению, словосочетание «развитие фундаментальной науки» в современных российских условиях является оксюмороном, что с особенной яркостью подтвердил свежий бюджет — на эту самую науку выделено 0,9% его расходной части. Наверное, многие наши читатели хотели бы видеть в блоге положительные отзывы о работе правительства, экономических и образовательных министерств. Я присоединяюсь к ним. Мне неприятно тыкать пальцем и говорить, что все плохо. Но что делать, если это так? Почему расходы на науку пренебрежимо малы, при том что бюджет сводится с почти неприличным профицитом? Почему, наказывая министрам развивать нанотехнологии, Фрадков совершенно не интересуется, выделены ли это на деньги? Вопросы зависают в воздухе, а каждый миллиард рублей, пронесенный мимо бюджетной статьи «наука», становится очередным гвоздем в крышку гроба российской экономики. Я рад, что есть люди, верящие, что через несколько десятков лет Россия вновь станет одной из ведущих экономических держав. Увы, в данном случае, как это очень часто бывало на протяжении истории человечества, вера вступает в конфликт с разумом. Разум побеждает; мы проигрываем.