Экономика ИТ + новый детектив

Хэл Вэриэн, главный экономист компании Гугл, о котором мы уже не раз писали, дал очень интересное интервью блогу Фрикономикс. Там отражены самые разные экономические аспекты мира IT и не только. Среди прочего там есть советы по поводу выбора карьеры и объяснение лидерства Гугла на рынке поиска. Интервью правда на английском.

Я же хочу предложить нашим читателям ответить на один из вопросов, которые Вэриэн обошел:

Если у людей есть выбор между двумя компьютерными программами, одна из которых стоит $5, а другая — бесплатная, но теряет 2 часа в месяц на эффективности (работает медленней или дизайн менее удобен), то большинство людей предпочитают второй вариант, хотя если попробовать купить у них те же 2 часа свободного времени в месяц не следующий год за те же 5 долларов, то они отказываются.

На лицо нелогичность. Если 2 часа времени стоят больше 5ти долларов, то надо купить платную версию, если меньше, то принять предложение. Как это можно объяснить с помощью теории рационального выбора?

То есть ответы «люди просто любят халяву» не принимаются. Сразу скажу, что у меня нет «правильного» ответа на этот вопрос, но есть как минимум одна теория. Жду ваших версий! Мой ответ будет тут в понедельник.

Update: В изначальном условии была ошибка, которую правильно заметил комментатор. Большинство людей естественно предпочитают второй вариант (в тексте я выделил исправление жирным курсивом), т.е. бесплатную прогрмамму.

Системный подход

Немного необычный вопрос пришел нам от читателя по имени Вадим:

Уважаемые специалисты, меня интересует такой вопрос: что такое экономическая система (экономика как система).
Дело в том, что я пишу очередную работу по системному анализу для студентов по прикладной информатике в экономике. Я не экономист: я специалист по информационным системам и системному анализу.
В течение года я нигде не могу найти ответы на мои вопросы. Меня интересует следующее. Если рассматривать техническую систему, то она состоит из физических элементов и является преобразователем энергии. Технологическая система состоит из совокупности операций и является преобразователем входящего в нее объекта, в частности сырья, (материальной, энергетической или информационной природы).
Теперь рассмотрим экономическую систему (система – упрощенно – совокупность взаимосвязанных элементов). Что в ней будет элементами, что – связями, что преобразует экономическая система (что на ее входе, а что на выходе)?
Буду признателен за помощь!

Сразу скажу, что никакого правильного ответа на этот вопрос я не знаю. Попробую погадать, что имел в виду автор, но призываю и читателей поучаствовать.

В экономики исходными элементами любой системы являются люди. Не фирмы или государства, а именно люди. Экономика в некотором смысле изучает взаимоотношения между людьми, за счет анализа их реакции на определенные стимулы. На входе в экономической системе мы имеем отдельных людей и ограниченные ресурсы. Экономика позволяет людям за счет взаимодействия друг с другом преобразовывать ресурсы в товары и услуги для потребления. Например, сама по себе нефть никому не нужна, но за две тысячи лет мы научились использовать ее для производства самых разных товаров и услуг от некоторых лекарств до доставки пиццы на дом. Это не произошло просто так. В течение сотен лет люди накапливали знания и технологии, эксперементировали и так далее, и все это происходило в поисках новых, более выгодных методов производства.

Ключевым связующим звеном в экономической системе я бы назвал сделку. Это может быть продажа товара, устройство на работу, дача взятки или женитьба. Не надо обвинять меня в цинизме. Под сделкой я понимаю любой добровольный обмен чем-либо. И в женитьбе кроме всего прочего обычно имеет место и обмен. Благодаря обмену люди могут вместе производить намного больше чем по отдельности из того же количества ресурсов. Почти ни один из окружающих нас сегодня повседневных товаром не может единолично произвести ни один человек на земле. Даже в производстве одного карандаша сегодня задействованы тысячи людей из разных частей света, что уж говорить о каком-нибудь компьютере. Впрочем, это я уже слишком далеко ушел от темы.

Итак, на мой взгляд, в предложенных терминах я бы охарактеризовал экономическую систему как связь людей через добровольный обмен товарами или услугами с целью получить как можно больше счастья от ограниченного количества имеющихся ресурсов. Последние включают в себя не только нефть, но и образование, и институты, и нормы, и многое другое.

А вы как бы ответили?

Напомню, что вопросы по экономике нам можно задавать здесь.

Если Россия хочет бороться с курением, нужны новые методы

Продолжим читать и естественно критиковать прессу. В Газете.Ру появился очень интересный комментарий про политику борьбы с курением в России за авторством Алексея Мельникова. К сожалению, статья представляет собой типичный пример «начал за здравие, закончил за упокой». Сначала автор очень хорошо обрисовывает проблему, сравнивая Россию с другими странами, а в конце вдруг взваливает всю вину на табачные компании. Пара цитат из хорошей части статьи:

Недавно проведённое совместное исследование университета британского города Бат, Лондонского университета, Лондонского института гигиены и тропической медицины показало, что с момента распада СССР число курящих женщин в России увеличилось более чем вдвое (с 7% до 15%). Число курящих мужчин также возросло с 57% до 63%. Эта тенденция расходится с тем, что наблюдается, например, в Великобритании, где количество курильщиков с 1974 года сократилось вдвое и составляет сейчас 25% населения.

[…]Возможно, по причине роста смертности от болезней, связанных с курением, в начале этого года правительство России решило присоединиться к конвенции ВОЗ по борьбе с табаком. В предыдущие годы в России были предприняты шаги для ограничения табачной рекламы, роста акцизных ставок на табачную продукцию. В обществе продолжается обсуждение вопроса о полном запрете курения в общественных местах, прекращения рекламы табака в метрополитене. Все это веяния, соответствующие европейским тенденциям.

А дальше выясняется, что для прекращения курения надо просто дать по носу зажравшимся табачным компаниям. Я сам не курю и далек от защиты производителей сигарет, но взваливать всю вину на них по-моему тоже глупо. Давайте попробуем подойти к делу с экономической точки зрения и найти реальную причину роста курения.

Для начала разберемся с предпосылками: будем считать, что курение с одной стороны людям нравится, но с другой все же снижает среднюю продолжительность жизни курящих.

Логику для наших рассуждений не так давно показала профессор Чикагского Университета Эмили Остер. Она правда говорит о борьбе со СПИДом в Африке, но суть такая же. Остер пытается разобраться в рациональном выборе людей. Риск смерти от курения известен каждому, но не для каждого он одинаков. Здесь в игру вступает так называемое дисконтирование. Насколько кайф сейчас важнее проблем через 20 лет. Кроме того роль в потреблении табака конечно играет его цена относительно доходов населения, и что важнее средняя продолжительности жизни без курения с учетом потенциальных зароботков.

То есть в функции курения будет 3 основных переменных: реальная цена сигарет, ставка дисконтирования (на сколько сегодня лучше завтра), продолжительность жизни без курения. Конечно, играют роль и социальные факторы и образованность и стоимость медицинских услуг, но их труднее выделить. Остер посчитала, что в Африке в странах где продолжительность жизни выше люди при прочих равных намного активнее борются со СПИДом. Мне кажется, с курением происходит все то же самое. В странах вроде западной Европы продолжительность жизни растет вместе с доходами. Люди начинают планировать намного дальше вперед, и курение становится невыгодным. В России продолжительность жизни только падает, при этом доходы очень быстро растут относительно цены сигарет, cтавка дисконтирования у нас очевидно выше, потому что намного меньше стабильности.

Итого, с одной стороны, конечно, можно продолжать бороться с курением только акцизами, но метод пряника здесь тоже не помешал бы. Людям надо создать стимул бросать курить ради своего здоровья. В противном случае они просто переключатся на спиртное или еще-что нибудь. А продолжительность жизни можно повысить за счет улучшения качества медицины, которая уже давным давно требует реформы.

Правильный ответ

Если честно, я не ожидал, что так много людей попробуют свои силы в решении задачи из предыдущего поста в первый же день. В комментариях уже появился один из возможных правильных ответов. Попробую его объяснить. Если вы забыли условия, то вам сюда. Если вы хотите еще подумать самостоятельно, не читайте дальше.

Итак опасность для конкуренции состоит в том, что объединившись компании A и B смогут повысить цену на рынке промежуточного товара. В реальности этого скорей всего не случится, потому что тогда компании-переработчики (мы их там назвали D, E и F) не смогут конкурировать с компаниями I и J, которые производят тот же продукт и предположительно их издержки не изменились, а значит и цена не изменилась (опять же нужно предположить, что изначально цена на рынке конечного продукта была одинаковая — это было заложено в условии). Объединенная компания AB безусловно не захочет такого развития событий, а потому не будет поднимать цены. Компания все равно может что-то выиграть от сделки (за счет сокращения разного рода издержек и так далее), но на конкурентности отрасли это не скажется.

Второй вариант из известных мне вариантов ответа требовал чуть большей изобретательности. Можно было предположить, что, если AB начнет пользоваться монопольным положением, то один из независимых поставщиков (например G) построит трубопровод к общей сети и станет снабжать D, E и F. Конечно строительство трубопровода — дело дорогое, но G может заранее заключить долгосрочный контракт и тогда строительство будет выгодным. Этот вариант ответа в принципе правильный, но первый мне кажется красивее и строже.

Мораль задачи в том, что появление на одном из рынков монополии вовсе не означает, что тут же поднимется цена, как нас учит примитивная теория из учебника начального уровня. Поскольку рынки всегда в той или иной степени взаимосвязаны этот принцип очень важен для правильного применения антимонопольного законодательства.

Экономический образ мышления

Недавно я ходил на собеседование в одну экономическую консалтинговую фирму. Как это ни смешно в современном мире это одно из очень немногих мест (вместе с государственными органами и университетами), где выпускнику-экономисту будут задавать вопросы действительно по специальности. Один из таких вопросов я хотел бы задать вам. Надеюсь, хотя бы кому-нибудь будет инетересно над ним подумать. Ответы можно писать в комментариях. Вопрос совсем не сложный, но очень хорошо делит людей на тех, кто понимает главные принципы экономики и остальных. Правильных ответов может быть несколько, включая те, о которых я пока не подумал.

Итак, ситуация такая. Рынок некоторого товара в определенной стране устроен так: его производят всего пять фирм (A, B, C, G и H), потом он по трубам поставляется на переработку следующему звену фирм, которых в нашей стране тоже 5 (D, E, F, I и J).  Сам товар производится из нефти, которую можно свободно купить на мировом рынке, но передавать товар от поставщика к переработчику можно только по специальным трубопроводам. Переработчик в свою очередь производит из нашего товара что-то новое и продает его потребетилям на большом конкурентном рынке.

При этом поставщики A, B и C и переработчики D, E и F объединины единой системой труб, а поставщики G и H имеют специальные трубопроводы к переработчикам I и J соответственно. Для удобства я нарисовал схему устройства отрасли.

Компании A и B хотят объединиться, но компания C считает, что это создаст монополию на рынке, а значит будет противоречить закону и эффективности. Точно так же как Google надавно выступил с резкой критикой сделки между Microsoft и Yahoo. Аргумент компании C, я думаю всем понятен, поэтому о нем мы говорить не будем.

Внимание, вопрос. Почему на самом деле того, что предсказывает компания C не произойдет, а наоборот сделка между  A и B оставит отрасль такой же конкурентной как и раньше. Объяснение должно быть строгим и экономическим (не «история показывает» итд). Разрешается делать дополнительные предположения (например, относительно компаний G и H). Версий может быть как минимум две.

Не стесняйтесь отвечать даже если у вас есть экономическое образование, наоборот удобный случай себя проверить.

UPDATE 1: Некоторые пояснения. Изначально у A, B и C — одинаковые доли рынка и ни одна из них не может изменить свою долю в краткосрочном периоде (считайте, что это заводы, которые и так работают на пределе). То есть ответ, что C просто нарастит производство, если A и B начнут задирать цены, не подходит.

Помните, что хотя мы и рассматриваем жалобу от C, ее интересы нас (как условное правительство) не очень волнуют. Главное поднимется ли цена на рынке нашего товара и на рынке конечных потребителей.

Update 2: Компании A, B и C абсолютно одинаковые. Ни одна из них не является зажатой или наоборот боковой. Это издержки схемы. То есть каждая из них может свободно пользоваться общим трубопроводом.

2007-й в экономике: Налог на рост?

Это второй пост из нашей серии о новом в экономике за прошлый год.

Налоговая система почти всегда служит одним из главных поводов для споров в экономике. Причина в том, что вся имеющаяся у нас экономическая теория не дает четких ответов. Идеальной налоговой системы, видимо, не существует, но обычно экономисты указывают на несколько основных принципов налогообложения, заложенных в в том числе Нобелевскими Лауреатами Уильямом Викрей и Джеймсом Миррлисом. Логика основного принципа так называемого оптимального налогообложения примерно такая:

Налоги влияют на желание людей работать (меньше зарплаты). В идеале мы хотели бы как можно меньше снижать стимул работать, но в какой-то степени это делать приходится. Соответственно логично взимать больше налогов с тех людей, для которых стимулы падают не сильно. То есть, если мы можем как-то выделить характеристику людей, приносящую дополнительные доходы без дополнительных стараний, то мы должны ее обложить налогом. Например, по этой логике некоторые виды доходов облагаются отличными ставками. Да и стандартная прогрессивная шкала во многом основана на желании облагать людей согласно их уму или предпринимательским возможностям (то есть те самые характеристики).

Иногда что бы проверить теорию, как я уже писал, полезно попробовать довести ее до крайности и посмотреть останется ли от нее что-нибудь. Именно этим и занялись экономисты Грег Менкью и Мэттью Вайнзирл. Как мы уже писали, известно, что рост людей достаточно сильно коррелирует с доходами. При этом изменить свой рост почти невозможно. Согласно теории оптимального налогообложения, утверждают авторы, высокие люди должны платить больше.

Экономическая теория тут безупречна, но большинству из нормальных людей налог на рост кажется полным бредом. Авторы предлагают два выхода. Либо налог на рост действительно нужен и нам придется к нему привыкать, либо наоборот вся наша налоговая теория построена на ошибочных суждениях. Мне лично больше нравится второй вариант, хотя некоторые из радикальных экономистов и не против первого. Важно понимать, что в след за ростом можно написать такие же статьи про пол, вес, цвет кожи, возраст и так далее. А жить в обществе, где эти характеристики влияют на финансы почему-то не хочется, каким бы эффективным оно не было.

Когда нужно менять тренера в вашей футбольной команде

Хотя большинство из нас не обладает возможностью проводить кадровую политику в своей футбольной команде, порассуждать о ней любят все. В том числе, фанаты часто обсуждают, не нужно ли наконец уволить тренера. Например, в английском чемпионате, который сейчас по праву считается пожалуй самым интересным недавно сменили тренеров сразу две из больших команд. Роман Абрамович уволил из Челси Жозе Моуриньо, а из Тоттенхема был отставлен Мартин Йол. Правильны ли были эти решения? Вряд ли владельцы команд или их фанаты проконсультировались с экономистами. Но если бы они-таки пришли за советом, то возможно узнали кое-что новое.

Как и все другие решения увольнение тренера поддается экономическому анализу. Тем более, что в случае футбола результат легко поддается исчислению, если мы предполагаем, что главная цель тренера набирать очки (эта предпосылка немного хромает в случае Челси, где главной причиной, по-видимому, стал стиль игры при Моуриньо). Не удивительно, что необходимый анализ тоже пришел из Англии, а именно из бизнес школы Кембриджского университета, где известный специалист по глобальному потеплению Кристофер Хоуп написал статью на интересующую нас тему.

Каковы выводы Хоупа? Во-первых, в среднем от потери тренера команда английской лиги теряет 10 очков в турнирной таблице. Это вполне предсказуемый результат, объясняющийся нестабильностью в команде, привычками игроков и так далее. Потерянных очков может быть больше, если выплата компенсации уволенному тренеру заставляет команду экономить на игроках. Во-вторых, большинство команд как показывает статистика меняют тренеров реже чем нужно. Это тоже понятно, смена тренера это риск, а его владельцы команд как правило боятся. К тому же нет уверенности, что математическая модель полностью учитывает специфику рынка (ограниченное количество потенциальных тренеров, другие цели кроме набирания очков и тд).

На мой взгляд, больший интерес представляет практический вывод статьи. Хоуп предлагает конкретный алгоритм, по которому можно оценивать тренеров. Новому тренеру предлагается давать 8 игр без оценки (для адаптации), а потом достаточно следить, что бы средний результат был выше 0.74 очков за игру с увеличенным весом (до половины) последних пяти игр. В случае Тоттенхема, модель предсказывает, что Йола стоило увольнять (средний результат 0.7 очков за игру, 0.6 — в последних 5 играх). То же самое можно сказать и о некоторых других увольнениях за последние несколько лет, хотя предыдущий пример из того же Челси, когда был уволен Джанлука Виалли показывает, что модель может не учитывать много важных факторов, таких как Роман Абрамович. Более того, модель предсказывает, что в среднем по лиге командам, пользующимся приведенным алгоритмом придется менять 5 тренеров за сезон, а это уже кажется малореалистичным.

Возможно сейчас модель еще слишком сыра, и не обязательно должна быть известная акционерам каждого клуба, но когда-нибудь и в футболе статистика сможет поспорить с экспертами, как это произошло в бейсболе.

Пост написан по мотивам колонки Тима Харфорда Dear economist в FT.

Поспорим?

На просторах рунета открылся сайт для споров онлайн Talk 2.0. Сам по себе он очень примитивен, и интереса не представляет. До западных сайтов вроде Predictify и тем более InTrade ему еще очень далеко. Но и его как мне кажется можно использовать со смыслом.

У вас наверное уже возник закономерный вопрос, причем здесь экономика. Объясняю: одна из главных проблем в экономике — получение информации. Как я уже писал, рынки предсказаний помогают эту проблему решить лучшим из возможных образов. Напомню, о чем речь:

Так называемые “рынки предсказаний” появились относительно недавно и до сих пор о них знают немногие, хотя об этом написала почти каждое уважающее себя СМИ*. На таких рынках вам предлагают продать или купить прогноз. Отличие от традиционных букмекеров состоит в том, что цена определяется не экспертами из авторитетной конторы, а рынком, как цена на любые другие контракты. Рынки предсказаний напоминают так называемые фьючерсные биржи с разницей, что речь идет далеко не только о финансовых инструментах.

Мне кажется, что своими силами мы вполне можем превратить Talk 2.0 в самодельный рынок предсказаний, хотя возможно я и не прав.

Идея примерно такая: (под катом, поскольку не факт, что всем интересно, читатели RSS, не ленитесь пройти по ссылке на полный пост)

Читать далее

Бесплатные сайты газет и полные RSS

Недавно в англоязычной блогосфере с новой силой начал обсуждать вопрос, нужны ли печатным газетам закрытые сайты или информация действительно «хочет быть свободной». Не в последнюю очередь эти разговоры были вызваны переходом на бесплатную модель New York Times и намеками Руперта Мердока, что Wall Street Journal скоро пойдет тем же путем.

Чикагский экономист Мэттью Генцкоу даже провел полномасштабное исследование по  этому вопросы. Его результаты показывают, что обе модели имеют право на существование, но на разных этапах развития рынка рекламы и сайта газеты. Несколько лет назад Гугл и его конкуренты еще не был настолько важен в мире интернета, а сайты газет не создавали так много траффика. Заставлять людей покупать статьи пакетами (платный доступ) было выгоднее. С годами доходы от рекламы поднялись в разы, и все изменилось. На эту тему лучше всего прочитать колонку Тима Харфорда. А я хотел спросить вас о другом.

Большинство газет до сих пор не дают RSS (наши читатели должны быть знакомы с этим акронимом) с полными версиями материалов. Точно так же до сих пор поступают некоторые блоги. Рукономикс отказался от этой практики где-то год назад по просьбе читателей, но мы и не зарабатываем денег блоггингом. Тем не менее сейчас серьезная часть траффика блогов приходит с поисковиков вроде Яндекс.Блогов и Google Blogsearch, которые работают намного лучше, если им дают полный RSS. То же самое, насколько я знаю, происходит с новостными аггрегаторами (соответственно Яндекс.Новости и Google News).

Более того сокращенные версии создают проблемы для основного источника траффика — RSS аггрегаторов. Большинство людей в них подписаны на десятки разных блогов и не хотят тратить на каждый конкретный слишком много времени. Соответственно они не будут открывать полную версию статьи, если не уверены, что она им будет интересна. А такой уверенности по двум предложениям не составишь. С другой стороны, если пост окажется интересным, то человек не поленится перейти на сайт, написать комментарий или посмотреть, что пишут другие. Не говоря уж о том, что блоги часто ссылаются на себя, и такие ссылки могут служить полезным источником траффика.

Вероятно газеты сейчас не слишком ориентируются на RSS читателей, и соответственно не заботятся об их удобстве. Вопрос, изменится ли это в скором времени?

Зачем нужны цены

Очень интересный вопрос пришел от читательницы:

Старшее поколение обычно вспоминает «низкие» цены в годы их молодости. Дайте, пожалуйста, развёрнутую характеристику «плюсов» и «минусов» административно назначенных ценах.

На эту тему пишут целые трактаты, так что полностью ее раскрыть в одном посте мне вряд ли удастся, но несколько важных моментов я все же перечислю.

Начать нужно с того, что один из основных законов экономики предсказывает, что регулирование цен должно создавать дефицит на рынке (это если считать что правительство устанавливает потолок цен, в обратном случае будет избыток). По низкой цене производители хотят поставлять на рынок меньше товаров, а покупатели хотят покупать больше. Конечно, некоторые покупатели от низких цен выиграют, но кто-то останется без желанного товара. Причем каждый раз мы не можем предсказать в какой группе мы окажемся. Для одних товаров проблема будет серьезней чем для других. Например, некоторые исследования показывают, что разумная минимальная заработная плата не создает сильной безработицы. Но все-таки сам дефицит (или избыток в случае безработицы) будет всегда, а это значит неэффективность и моральные проблемы.

Дело в том, что цены выполняют в экономике очень важную функцию универсальных информаторов. Рыночная цена показывает, насколько нужен тот или иной ресурс или продукт. Она дает людям стимул инвестировать свои ресурсы наиболее эффективно, именно поэтому общества с рыночными ценами функционируют намного успешнее, скажем бартеров, где цена неизвестна. Регулирование цен, как это делалось в СССР, лишает экономику возможности использовать всю доступную информацию; вместо этого используется только то, что известно госплану. Во многом из-за этой неэффективности Советский Союз и развалился: отсутствие информации спровоцировало ряд смертельных ошибок. Важно понимать, что даже само появление таких ошибок рано или поздно было неизбежно.

Если вам нравятся медицинские сравнения, то цены можно сравнить с болью. Боль никому не нравится, и многие мечтают, что бы ее было меньше или не было совсем, но, на самом деле, боль выполняет в нашем организме важнейшие функции, помогая нам выживать. Людям, «страдающим» отсутствием боли, жить очень трудно. Точно так же экономике нужны цены.

Теперь давайте посмотрим на проблему исключительно глазами потребителя. Очевидно, что стояние в очереди это тоже своего рода цена. Вы платите меньше рублей, но зато тратите сильно больше времени, а у времени тоже есть своя стоимость даже если вы пенсионер. Некоторые теоретики считают, что очередь справедливее цен, потому что стоять в ней может каждый, а платить может только тот, у кого есть деньги. То есть, говорят они, товары будут получать те, кому они больше нужны, а не у кого больше денег. На мой взгляд, эта логика ошибочна. У разных людей, альтернативная стоимость времени разная. Это зависит не только от заработка, но и от того, как устроена ваша личная жизнь. Очереди дискриминируют тех, кто много работает и тех, у кого богатая личная жизнь. Хотим ли мы ущемлять именно этих людей? Сомневаюсь. Даже если хотим, то лучше это делать через налоги и субсидии, хотя бы люди будут работать, а не стоять у магазинов.

Мораль: искуственно низкие цены хороши только на первый взгляд. В реальности они создают кучу скрытых проблем в экономике. А старшему поколению почти всегда и везде кажется, что раньше трава была зеленее, потому что человеческий мозг часто конструирует воспоминания под текущие события.

Почитать:

  • Статья о регулировании цен в EconLib.
  • Также, если есть много свободного времени можете прочесть классическую статью Фридриха фон Хайека об использовании информации в обществе и о том, почему нужны рыночные цены. (на русском, на английском).