Как экономика спасает жизни

Одно из наиболее очевидных направлений, по которым экономике удается давать действительно полезные советы, это так называемый дизайн рынков. Правильно организовать аукцион, благотворительную компанию или какую-нибудь еще необычную рыночную систему вовсе не так просто. Например, при продаже лицензий на 3g-диапазон одни страны умудрились заработать гигантские суммы, а другие остались ни с чем. А теперь экономисты взялись за еще более важную задачу: рынок органов. Сегодня в большинстве стран торговать органами нелегально, поэтому многие люди умирают без пересадки. Из-за этого же существует большой черный рынок, провоцирующий иногда на убийство вполне здоровых людей ради их органов.

Запрет на торговлю означает, что за деньги купить почку нельзя. Почка отличается от некоторых других органов тем, что у человека их две, а значит одной можно поделиться, если очень надо. Чаще всего это делается за счет родственников, потому что добровольные соглашения (без денег) все же разрешены. Но иногда органы жены не подходят мужу или наоборот. Тогда можно найти другую пару, где тоже муж не подходит жене и пересадить почку жены А мужу Б, а почку жены Б мужу А. Но и этот вариант очень сложен, потому что операции необходимо производить одновременно, а то, если одна из пар откажется после того, как получит почку, то вторая больше не сможет участвовать в таком обмене. Запретить отказываться от операции по закону нельзя. Но провести две операции (а на самом деле 4) одновременно еще возможно. А если вы не можете найти подходящую пару? Тогда по идее можно удлинить цепочку до трех, четырех и так далее пар. Все выигрывают, но провести сразу 3 пары операций в одном госпитале уже сложно, а 10 вообще невозможно.

Экономисты помогли разработать эффективную систему построения цепочек обмена почками. Оказвается, если цепочку начинать с человека без определенных интересов на чужую почку, то все становится намного проще. Если мы нашли альтруиста, то можно пересадить его почку мужу А, одновременно забрав почку у жены А. Это две операции. Потому отдельно можно пересадить почку жены А мужу Б, забрав почку у его жены и так далее. Цикл на каждом этапе включает в себя только две одновременные операции. И главное, его можно прервать на любом этапе без катострофических последствий. На каждой ступеньке пара получает почку, а значит уже не так важно, как поступит пара на следующем этапе. По идее даже двух операций не надо проводить одновременно: если сначала взять почку у жены, а потом пересадить уже имеющуюся почку мужу, то ничего страшного не будет. То есть достаточно найти одного альтруиста (им может быть и умерший донор) и цепочка может удлиняться хоть до бесконечности.

На практике группе экономистов и хирургов из Бостона удалось создать цепочку из 10 пар. Без «дизайна» ничего похожего сделать на сегодня нельзя. Естественно помощь экономистов не ограчилась достаточно простой идеей начать с альтруиста. Нужно было еще и создать оптимальную цепочку из конкретных людей по заданным характеристикам. Польза очевидна.

Подробнее можно почитать в блоге одного из соавторов этого механизма, гарвардского экономиста Алвина Рота. Здесь можно найти еще одно популярное объяснение. А для самых любопытных уже вышла статья в New England Journal of Medicine, где все описывается научно.

Научное проклятие

Новое исследование группы ученых, состоящей из двух медиков и экономиста объясняет феномен, о котором уже давно говорят критики современной науки такие как Нассим Талеб. Сегодня в большинстве мест карьерный успех ученого напрямую зависит от количества публикаций его статей в престижных журналах. В естественных науках это Science и Nature, у экономики есть своя большая четверка. Большинству авторов в таких журналах по определению должны отказывать, именно этим создается эффект элитности, что-то вроде искуственно завышенной цены на алмазы. Но как отобрать годные статьи, когда проверять каждую из них на статистическую состоятельность не представляется возможным? Предположим, с теорией могут разобраться рецензенты, но проводить независимое статистическое исследование для каждой статьи особенно когда речь идет о медицине слишком затратно.

В итоге вполне реально представить себе ситуацию, когда в один из главных журналах попадает статья с неправильным выводом. Один из авторов исследование в предыдущей своей статье показал, что около трети всех опубликованных результатов в лучших медицинских журналах очень быстро оказываются ложными. Авторы предполагают, что это происходит из-за того, что место в топ-журнале выигрывает та статья, автор которой больше постарался эту статью «продать». На практике это означает сдвиг в сторону сенсационных статей, доказывающих что-то новое. В то же время статей с негативным результатами («мы не нашли такого-то эффекта») почти не публикуется. Но именно сенсационные статьи чаще оказываются неправильными, потому что именно качество анализа часто приносится в жертву ученым-карьеристом. Точно так же на аукционе победитель всегда платит больше всех, что называется «проклятием победителя». В итоге в главных научных журналах должно быть достаточно много статей с ложными результатами.

В принципе аргумент изложенный выше в той или иной форме очевиден, но тем не менее в научных кругах ссылка на статью в приличным журнале до сих пор считается очень веским аргументом в споре. Авторы исследования предлагают решать эту проблему публикацией всех значимых научных результатов в свободном доступе в интернете. К сожалению, пока непонятно как таким образом люди будут находить действительно стоящие статьи, но наверно можно найти способ.

Здесь можно найти само исследование, ссылка в начале поста ведет на статью в журнале Economist, по мотивам которой написан этот пост.

Хотели как лучше

В газете New York Times случайно попалась очень интересная статья об уже обсуждавшейся у нас проблеме эффективной оплаты труда в общественном секторе. Тогда мы говорили об учителях, а в газете пишут о врачах. Автор рассказывает о недавно введеной в США системе стимулов для врачей (pay for performance). По идее ее создателей, оценивая врачей по нескольким объективным критериям и оплачивая их труд в соответствии с этой оценкой должно улучшить качество медицины. В данном случае речь шла о терапевтах, которые должны были прописывать правильные лекарства при определенных симптомах, вовремя принимать решения и так далее.

К сожалению, этот план хорош только на первый взгляд. Дело тут даже не в том, что на самом деле каждый индивидуальный врач всегда знает, что лучше для каждого пациента. Это как раз далеко не всегда так. Проблема в том, что как только появляются формальные критерии, люди находят способ их обходить. Например, врачам платили больше, если они прописывали определенные антибиотики пациентам с пневмонией в течение шести часов после попадания в больницу. Поскольку за это время диагноз иногда не ставится (или доктор просто не хочет рисковать), то антибиотики начали прописывать даже тем, кому они не нужны. А для некоторых больных лишние лекарства могут быть вовсе не безобидны. Итогом плохого стимула может стать пара лишних недель в больнице, а может быть и смерть пациента.

В данном случае самое печальное, что вроде бы умная идея для спасения людей их же и убивает, потому что авторы не продумали все детали. Как правило такое случается на любой работе где вводится формальные критерий оплаты труда, но при этом сама профессия не поддается оценке лишь по одной шкале. Было бы очень интересно примеры похожих ситуаций из вашего опыта (или наоборот, когда объективная оценка работает).

На правах рекламы: Банкирша.ком — все о банках, кредитах, ипотеке