Шутка

К сожалению, последнее время у нас совсем не находится времени на этот блог. Будем надеяться, что скоро это изменится. А пока, вот вам свежая экономическая шутка. Шутка не самая смешная, но шуток об экономике так мало, что выбирать не приходится.

— Как определить макроэкономиста с хорошим чувством юмора?

— Он использует цифры после запятой.

На всякий случай вот немного другая версия на английском, а я ее подслушал в Econtalk.

Девальвация доллара

Во времена кризисов всегда становится больше слухов. С одной стороны экономические новости вдруг становятся важными почти для каждого, с другой — люди продолжают в ней ничего не понимать. В итоге их вниманием завладевают «простые идеи», которые по каким-либо причинам кажутся интуитивно верными. К сожалению, очень часто интуиция нас подводит. Не только у экономики такая судьба. Например, почти каждый сегодня имеет мнение по поводу глобального потепления, переработки продуктов и так далее, хотя это совсем не очевидные вещи.

Читая и слушая по радио интервью с разными экономистами я постоянно вижу вопрос о «девальвации доллара». Его задают при каждом удобном случае. А иногда экономист зачем-то начинает на полном серьезе на него отвечать. Хотелось бы хотя бы для наших читателей прояснить этот вопрос.

Само понятие «девальвация доллара» бессмесленно. Она не маловероятна, ее просто не может быть. Потому что Америка не фиксирует курс своей валюты, а позволяет ей колебаться под влиянием рынка. То есть ФРС конечно может повлиять на курс доллара по отношению к другим валютам, но только в качестве пообочного эффекта, например, от снижения ставки процента. Девальвация же подразумевет не просто снижение курса, а конкретно контролируемое понижение фиксированного курса. В Америке его, еще раз повторю, нет.

Это не значит, что американские власти не могут влиять на курс доллара к другим валютам. Могут. Их решения обычно в качестве побочного эффекта. ФРС опускает ставку или проводит скупку активов для своих внутренних целей, но это сказывается на курсе доллара. Но даже в этих случаях я бы скорей говорил о дорожании рубля (евро/фунта/тугрика), потому что доллар до сих пор остается своего рода эталоном. Остальные валюты существуют относительно к нему. Исключение может составить только евро, но с точки зрения США и этот случай не так уж важен.

Предложения Медведева

Вчера в интернете появился официальный документ с предложениями президента Медведева к встрече G20. Хотя в сети на него в основном отреагировали негативно, по-моему, стоит посмотреть на него чуть внимательней, потому что там среди абсолютно бессмысленных, но приятных слов есть пара мыслей. Начнем с самых неоднозначных предложений:

В настоящее время странами «двадцатки» принимаются меры по стимулированию внутреннего спроса в национальных экономиках. Признавая необходимость этих антикризисных мер, считаем необходимым так обеспечить их реализацию, чтобы они не вступали в противоречие с задачами обеспечения средне- и долгосрочной макроэкономической устойчивости, выраженной в низкой инфляции, приемлемом бюджетном дефиците и уровне государственного долга.

Читатели Рукономикса могут вспомнить, что я не поддерживанию планы по стимулированию экономики (как это делает, например, Обама в Америке), поэтому был приятно удивлен такой позицией Медведева, хотя высказать ее можно было и более агрессивно. Даже в такой формулировке она очень напоминает один из выводов Дарона Асемоглу. Кстати оппозиционный политик и бывший российский чиновник Владимир Милов у себя в блоге очень странно отреагировал именно на эту часть документа. Почему-то он считает, что график падения производства в России однозначно доказывает, что надо стимулировать экономику. Хотя уж он-то должен знать, что даже в Америке и Европе стимулирование пока даже не началось, и деньги вряд ли дойдут до экономики раньше 2010-го года, так что график за последние месяцы уж никак не может служить аргументом в этом споре. Не говоря уж о том, что на промышленность в России влияет еще тысяча разных факторов, и в основном это совсем другие вещи.

Правда и российский президент тут не обошелся без лицемерия. При инфляции в стране в двузначных числах и одними из самых недружелюбных к бизнесу нормах в развитом мире стыдно должно быть говорить о «долгосрочной макроэкономической устойчивости, выраженной в низкой инфляции». Понятное дело, что такой документ не предназначен для признания ошибок, но это не значит что можно предлагать другим то, что ты сам не хочешь выполнять.

– Расширение (диверсификация) перечня валют, используемых в качестве резервных, на основе принятия согласованных мер по стимулированию развития крупных региональных финансовых центров. В этом контексте следует проработать вопрос о создании специфических региональных систем, способствующих снижению волатильности обменных курсов таких резервных валют.

А вот здесь согласиться с президентом трудно. Налицо непонимание самой идеи резервной валюты (там оно еще несколько раз очень наглядно показано в документе). Резервной валюта становится не по чьему-то указанию, она может появиться только естественным путем. Страны с фиксированными обменными курсами сами выбирают, по отношению к кому им отсчитывать свою валюту, и резервы автоматически нужно хранить именно в этой валюте. Иначе не очень понятно, зачем такие резервы нужны. Обычно в роли резервной валюты выступает доллар, что почему-то не нравится России. Но все проблемы России с рублем и других стран с их валютами идут от своей политики, а не из Америки. Там пока все нормально, никаких причин к краху не вино, так что проблема тут только в отказе брать на себя ответственность. К тому же, для большинства стран это вообще не особо актуально на сегодняшний день.

– Создание наднациональной резервной валюты, эмиссия которой будет осуществляться международными финансовыми институтами. Представляется целесообразным рассмотреть роль МВФ в этом процессе, а также определить возможность и необходимость принятия мер, которые позволят СДР стать признанной всем мировым сообществом «суперрезервной» валютой.

Совершенно непонятно, как это все будет работать. Возможно президент имеет в виду некий аналог золотого стандарта, но мне почему-то кажется, что он просто начитался глупых предложений, которые с неизбежностью появляются в момент кризиса. При этом глупость оказалась смешана с потенциально интересной идей начать использовать СДР.

Кроме этих, в документе есть несколько умных (повышение финансовой грамотности) и несколько очень общих пустых предложений. В документе вроде бы есть несколько оригинальных идей, но не похоже, что президент Медведев собирается делать хоть что-то конкретное сам, ведь в России многие из описываемых проблем намного актуальней.

Update

Реакция Сергея Алексашенко:

У меня нет никаких сомнений в том, что на саммите мало кто из мировых лидеров захочет всерьез обсуждать эти предложения (к большому для России сожалению там не будет верного Чавеса или хитрого Ахмадинеджада), лидеры будут искать точки согласия и, если вдруг такое случится, и им удастся сделать прорыв в каком-то вопросе, то российский вклад в это будет минимальным.

Не поспоришь.

О золотом стандарте

Читатель Антон задает такой вопрос:

Прочитал у блогера av_rybin перевод статьи А. Гринспена о Золотом стандарте (http://av-rybin.livejournal.com/100250.html) которая была написана 1967 году. В статье последовательно доказывается правильность использования золотого стандарта в качестве общего знаменателя для всех валют.

Каково ваше мнение относительно доводов Гринспена? Есть ли какие-то ограничения для принятия золота в качестве мирового стандарта сегодня?

Золотой стандарт это одна из самых спорных тем в макроэкономике. Хотя уже достаточно давно она не выглядит актуальной, теоретики продолжают активно спорить о пороках и преимуществах этой системы. Поэтому за последние годы было придумано наверное сотни разных аргументов в обе стороны. Как скептик я в данном случае не готов вынести однозначный вердикт, но поговорить о золотом стандарте стоит.

Сама система основана на обязательстве властей страны обменивать валюту на золото по фиксированному курсу. С подробностями того как это происходило в реальности можно ознакомиться, например, здесь. Соответственно, поскольку резервы золота ограничены, в мире золотого стандарта почти не было инфляции. Средний уровень роста цен в Америке за период классического золотого стандарта (до Первой Мировой) составил всего 0.1 процент. Кроме того, в пользу золотого стандарта говорит относительно высокая стабильность в долгосрочном периоде. Как и в других системах фиксированных курсов торговля значительно облегчается отсутствием неопределенности по обменному курсу. Некоторые, так же записывают в колонку «за» тот факт, что при золотом стандарте власти страны намного меньше вмешиваются в экономику. Как я понимаю, это один из важных аргументов в статье Гриспэна.

Сам Гринспэн, по крайней мере, если верить ему на слово, от своих идей 1966-го года не отошел, но в политической дискуссии о нем уже всерьез почти не говорят. Для этого есть несколько причин. В первую очередь, многие винят золотой стандарт и нежелание властей от него отказаться в усилении Великой Депрессии. Во-вторых, золотой стандарт делает каждую отдельную страну зависимой друг от друга. Иногда это хорошо, но иногда странам вовсе не хочется «импортировать» чужие проблемы через фиксированную ставку. При золотом стандарте выпуск (ВВП) страны может соблюдать стабильный долгосрочный тренд, но при этом он будет сильно прыгать от года к году. В большинстве стран сегодня правительства не могут себе такого позволить. Золотой стандарт требует очень жестких обязательств от правительства, которые иногда заставляют страну ничего не делать, когда ВВП, а вместе с ним и занятость, резко падают. К сожалению, изящность и внутренняя логичность золотого стандарта не выдержала столкновения с реальным миром.

Пару лет назад я был свидетелем такой сцены: один экономист австрийской школы (а они особенно сильно поддерживают золотой стандарт) объяснял преимущества этой систему одному министру экономики. Я на всякий случай не называю имен, но в принципе как минимум одного из них легко можно вычислить. Так вот, в ответ на все красноречивые доводы экономиста министр только улыбался и говорил что-то на подобие «ну-ну», если не что-то менее приличное. Примерно таково сегодня состояние дискуссии о золотом стандарте. Теоретики могут обсуждать ее сколько угодно, но по крайней мере пока, она настолько политически невозможна, что остальным тратить силы на ее обсуждение нет смысла.

Update: В журнале Александра Куряева завязалась интересная дискуссия на тему этого поста, рекомендую посмотреть.

Дополнительное чтение

  • Статья в Википедии (там очень много ссылок)
  • Статья в EconLib (за авторством знаменитого специалиста по этой теме и одного из моих учителей Майкла Бордо).
  • Подкасты EconLog о золоте с Алланом Мелцером и Джином Эпстином (оба сторонники стандарта)
  • Если есть желание почитать что-то более серьезное на эту тему, то наверняка заслуживает внимание книга Барри Айченгрина (не знаю так ли правильно пишется), хотя я ее не читал. Кроме того, почти все известные экономисты австрийской школы об этом так или иначе писали, то есть Мизес, Ротбард и так далее. Полную коллекцию можно найти здесь. Там же есть и «Капитализм и Свобода» Милтона Фридмена, где он высказывается против золотого стандарта.
  • Небольшой список аргументов против золотого стандарта от Брэда ДеЛонга.

Обама: первые шаги

К сожалению, пока больших перемен по сравнению с правлением Буша не заметно. Продолжается та же самая неопределенность и отсутствие прозрачности. Сначала план по фискальному стимулированию почему-то был изменен до неузнаваемости, чтобы получить голоса республиканцев (которые находятся в меньшинстве). Мне план и до этого не нравился, а в теперешнем виде это уже совсем бессмысленно. Главное, что президент показал, что в поисках компромисса он готов отходить от своих убеждений, советов своих экспертов и тд. То есть ничего нового.

А вчера Тим Гейтнер, назначению которого так радовались практически все, выступил с планом по спасению банковской системы. План был настолько непонятным, что даже самые левые экономисты были немного расстроены. Рынки отреагировали резким падением, что опять же означает, что в политику правительства Обамы пока никто не верит. Даже у Полсона как-то лучше получалось.

Кризис продолжается

А экономисты продолжают попытки в нем разобраться. Так Джон Тейлор, один из самых главных макроэкономистов последних лет (в частности по его правилу работают многие ЦентроБанки) написал целую книгу о причинах кризиса. Книга пока еще не вышла, но в статье в WSJ Тейлор дает что-то вроде краткого содержания. Я не буду переводить статью, но попробую пересказать суть.

Итак, главными виновниками кризиса по Тейлору стали правительство США, ФРС (и другие ЦБ по миру) и рейтинговые агентства. Некоторые удивятся отсутствию в этом списке финансистов, но читайте дальше, все станет ясно.

Главной предпосылкой кризиса у Тейлора, как и в моем описании, стали низкие ставки процента в начале 00-х. Тогда денежные власти во главе с Аланом Гринспэном решили, что для избежания негативных эффектов от атак 11-го сентября и лопнувшего дотком-пузыря нужно сделать кредиты дешевле. Это решение не было обосновано макроэкономическими показателями и вылилось сразу в несколько проблем. За счет дешевой ипотеки начал с дикой скоростью расти рынок недвижимости. Это уменьшило количество дефолтов по ипотечным долгам и создало иллюзию относительно низкой рискованности. В итоге банки начали выдавать кредиты даже тем, кто этого, казалось бы, не заслуживает (тот самый subprime), но что еще важнее низкие уровни дефолтов помогли расцвести так называемой секъюритизации ипотечных долгов*.

В то же время по другим типам кредитов стандарты тоже начали снижаться. Если цена вопроса небольшая, то можно и рискнуть. С использованием очень сложных инструментов для перераспределения рисков оценить надежность разного рода бумаг стало очень сложно, из-за чего рейтинговые агенства часто их переоценивали (возможно сыграли роль и плохие стимулы внутри агенств).

Эти проблемы наложились на политику государства по субсидированию покупки жилья через теперь уже очень известные по всему миру компании Fannie Mae и Freddie Mac, которые покупали много тех самых сложных продуктов, построенных на subprime ипотеках. Когда рынок недвижимости неизбежно начал падать, весь карточный домик посыпался. А поскольку в эту игру были втянуты практически все игроки на рынке, то и проблемы начались сразу повсюду.

На мой взгляд, это очень внятное объяснение всех причин кризиса, хотя части из него мы конечно уже слышали раньше. Я бы от себя все-таки добавил, что стимулы внутри больших банков тоже сыграли свою роль в увеличении рискованности вложений. Об этом можно подробней поговорить как-нибудь отдельно. Надеюсь, хоть кто-то стал понимать кризис лучше, если что, обращайтесь в комментариях, и я внесу дополнения.

Теперь перейдем к лечению нашего пациента. Тут Тейлор своим правительством и ФРС тоже не доволен. В частности он считает, что в августе 2007-го ФРС сделал неправильный вывод из спада межбанковского кредитования. Проблема была не в ликвидности, а в непрозрачности сторон. Соответственно так сильно снижать ставки было необязательно. Потом в Январе 2008-го не нужно было возвращать налоги (это был своеобразный фискальный план Буша). Эффекта от этого все равно никакого не было. Но главной ошибкой Тейлор считает отсутствие четкой, прозрачной политики. Одни банки спасали, другим разрешали банкротиться. Программа по выкупу плохих кредитов не была описана в деталях и так далее. Тейлор предлагает вернуться к продуманной монетарной политике (хотя я плохо понимаю, как это возможно сегодня — не повышать же ставки?) и впредь выдерживать строгую линию по борьбе с кризисом, четко объясняя рынку, как принимаются решения во власти.

*Секъюритизация представляет из себя передел рисков. Грубо говоря, банкир берет 10 ипотечных кредитов и выписывает бумагу, по которой обязуется платить если эти долги будут выплачены (или если будет не больше n дефолтов). Сама бумага делится на несколько частей (где n варьируется) и получается, что из 10 «плохих» долгов можно сделать одну очень «хорошую» бумагу, которую может купить какой-нибудь пенсионный фонд. Подробнее в моем старом посте по ссылке выше.

Обо всем понемногу

Кризис продолжается, а мы продолжаем за ним следить.

Во-первых, рубль в очередной раз упал по отношению к доллару, достигнув курса в 36 рублей. Курс за бивалютную корзину, по моим расчетам, составляет сейчас около 40.6 рублей. Получается, что за чуть больше недели рубль дошел до верхней границы, обозначанной ЦБ. Что интересно, цена на нефть за это время особенно не изменилась, даже немного выросла, что значит что по фундаментальным причинам курс сильно измениться не должен был (если конечно он не был заранее завышен). Как я уже писал, теперь перед ЦБ встанет вопрос, удерживать ли рубль на значении 41 или объвить об отказе от верхней границы. Тут все зависит от причин падения курса в последнии дни, но в любом случае дальнейшее ослабление рубля выглядит сейчас весьма вероятным.

Кстати к разговору об обменных курсах, в своей пресс-конференции на Ленте.Ру главный экономист Меррилл Линч по России говорит о «девальвации доллара». Хотелось бы, чтобы как минимум наши читатели этой ошибки не допускали. Доллар — свободная валюта, никто его никуда девальвировать не может. Курс доллара по отношению к другим валютам может (и так часто бывает) падать, но сегодня у ФРС нет задачи управлять курсом американской валюты. И даже если бы такая задача была, то очень сложно понять, относительно чего доллар можно девальвировать.

Во-вторых, Максим Кваша, бывший обозреватель Коммерсанта, снова начал вести свой экономический блог. Там в частности есть интересные посты об олимпиаде в Сочи как фискальной программе и о росте.

В-третьих, на старницах VOX (очень хороший сайт) два японских исследователя сообщают, что проблемы венчурных капиталистов (они сейчас не могут избавиться от активов с прибылью, а значит не хотят инвестировать в новые компании) не так уж страшны для перспектив экономики. Просто потому, что венчурные капитал вообще не играет большой роли в инновационном процессе.

В-четвертых, в журнале  Newsweek вышло отличное интервью с председателем ЦБ Зимбабве. Это как раз у него до сих пор продолжается гиперинфляция.

За остальными ссылками следите в нашем разделе «Интересное в сети» в правой колонке.

Фискальный план в США: часть 2

В предыдущем посте я дал ссылки на основных участников дискуссии о фискальном плане Обамы. Кстати с краткими деталями самого плана можно ознакомиться в Википедии. Сегодня, давайте привнесем в спор немного научности. Мне в этом смысле нравится подход Кевина Мерфи. Он предложил простое уравнение, которое позволяет удобно сравнивать взгляды с обеих сторон. Математические преобразования и прочее можно увидеть здесь, а я лишь приведу ключевое неравенство. Сначала нотация:

(1-α) — цена одного доллара госрасходов. Если государство тратит эффективнее других, то альфа меньше нуля, если наоборот — то от нуля до единицы

f — Доля незадействованных ресурсов в экономике (грубо говоря, безработица).

λ — Относительная ценность незанятых ресурсов (человек, потерявший работу за 20 долларов в час не обязательно пойдет на работу за 10), то есть не каждого безработного надо спасать всеми силами. Некоторым просто нужно уменьшить свои запросы.

d — Неэффективность вызванная дополнительными налогами. Государственные расходы не могут финансироваться из воздуха. Кто-то за это будет платить.

А теперь собственно неравенство:

f(1-λ) > α+d

Если оно выполняется, то фискальное стимулирование может быть полезным для экономики. То есть для поддержки плана Обамы вы должны верить в комбинацию высокой эффективности государства, наличие большого количества незанятых работников и низкую потерю от налогообложения.

Сам Мерфи предлагает высокую альфу (государство неэффективно, особенно при такой программе), низкое f (безработица пока не так уж большая), лямбда выше нуля и d около 0.8. Но даже при консервативных оценках всех эффектов план Обамы не проходит по этому критерию.

Сторонник плана Брэд ДеЛонг предлагает считать альфу нулем (для государственных программ есть много легко достижимых целей), f=1.5 (идея мультипликатора), лямбду 1/5 и d=1/3. В этом случае план проходит испытание. Так же на параметры можно расписать аргументы собственно команды Обамы (Критина Ромер) или Пола Кругмана.

Можно заметить, что никакого серьезного анализа за этими числами не стоит. Мерфи предлагает использовать некоторые предыдущие работы, но критики утверждают, что в текущей ситуации значения параметров легко могли измениться. А какую-то логику можно подвести под что угодно. Лично мне более реалистичными кажутся значения параметров от Мерфи, но никакой точности тут конечно нет.

Экономика сегодня

Самой главной дискуссией в экономике за последние недели стал план администрации президента Обамы по фискальному стимулированию экономики США. Думаю и нам не стоит оставаться в стороне, хотя бы потому что результат этой политики будет иметь важнейшие последствия для экономической науки. В этом посте я хочу собрать в одном месте все ссылки, а в одном из следующих попробую сформулировать собственное мнение.

Итак, мы уже немного говорили на эту тему. Тогда я напомнил читателям, что фискальная политика как иструмент сглаживания цикла уже давно была отброшена экономистами. В том числе, Кристина Ромер, когда-то писала (PDF), что использовать монетарную политику намного правильней. Сегодня аргументация сторонников массовых расходных программ несколько изменилась. В частности, Пол Кругман и компания возрождают идею «ловушки ликвидности». По их мнению, монетарная политика сегодня перестала быть эффективной, потому что уперлась в нулевую ставку процента. Грубо говоря, это означает, что Центральный Банк (в случае Америки — ФРС) не может еще больше стимулировать кредит.

С идеями Кругмана на эту тему можно ознакомиться в его блоге, например в этом посте, а также здесь. В защиту стимулирования выступили и другие блоггеры, например, Брэд ДеЛонг. К сожалению, серьезного анализа за их идеями практически нет. Идея ловушки ликвидности до сих пор остается спорной. Экономические советники Обамы подготовили подробное обоснование (PDF), но и там много построено на догадках, а не серьезных оценках. Справедливости ради, трудно было бы ожидать чего-либо другого, потому что с такими ситуациями экономика сталкивается слишком редко. К тому же, если Кругман прав, то нельзя откладывать действия до подготовки прочного научного фундамента.

Тем не менее, когда вице-президент Джо Байден говорит, что все экономисты поддерживают план администрации, то он либо грубо ошибается, либо банально врет. Против стимулирования с разным успехом высказались сразу несколько известнейших экономистов. Среди них нобелевские лауреаты Роберт Лукас и Гэри Беккер, а также такие известные люди как Роберт Барро, Юджин Фама, Джон Тейлор, Грег Менкью и Альберто Алесина. Ссылки на их аргументы собраны в очень удобном посте в блоге самого Менкью. Кстати в блоге Менкью постоянно дает ссылки на участников дискуссии с собеих сторон. Мне также показались интересными выступления блоггеров из Marginal Revolution (там трудно привести одну важную ссылку, но в блоге много интересного по теме).

Из основных аргументов против я бы выделил следующие: стимулирование не будет эффективным, потому что в основном будет потрачено на уже занятые в экономике ресурсы, большие программы не умеют работать быстро, государство очень плохо умеет выбирать действительно правильные программы. Лучше снижать налоговую нагрузку. Мы еще не использовали всю имеющуюся монетарную политику. И так далее. Некоторые из этих аргументов я рассмотрю отдельно в следующей серии, а пока просто предлагаю вам ознакомиться с позициями участников спора и составить свое мнение, которое можно донести до нас через комментарии.

Свободный рубль

ЦБ России сегодня сделал очень важное заявление. Колебания курса рубля будут ограничены сверху ценой в 41 рубль за бивалютную корзину (примерно 36 рублей за доллар). Аналитики интерпретируют это как отпуск рубля в свободное плавание. Насколько я понимаю, консенсус, хорошо заметный по статье в Ведомостях, эксперты ожидают что рубль еще немного упадет, но более широкий корридор позволит ЦБ не терять так много резервов. Что ж, возможно так и будет.

Но, с другой стороны, равновесная цена рубля сегодня в основном завист от цен на ресурсы. Если они упадут, то рубль очень быстро достигнет верхней границы. Благодаря спекулянтам граница может быть достигнута даже раньше падения цен на нефть. И тогда у ЦБ встанет перед выбором. Либо он будет героически удерживать рубль, что означает тратить резервы, либо — он нарушит свое обещание. Первая стратегия не может быть успешной, если атака будет серьезной, об этом, например, может рассказать английское правительство, которое в 1992-м году не смогло удержать фунт после атак Джорджа Сороса и компании. К тому же российский центробанк не известен своей безупречной репутацией, да и сегодняшнее заявление нельзя интерпретировать как жесткую норму. Так что, как только появится необходимость, верхняя граница скорей всего будет пересмотрена.

Тогда вопрос, зачем вообще вводить границу, если вы вряд ли собираетесь ее выдерживать. Видимо, чтобы предотвратить панику, которой можно ждать при полном переходе на плавающий курс. То есть ЦБ как бы говорит, мы будем смотреть, чтобы рубль слишком сильно не прыгал без причины. Если спекулятивная атака будет основана на реальных трендах, то ЦБ скорей всего откажется от цифры в 41, но если это будет просто временное помешательство, то он поможет рынку сохранять спокойствие. В принципе, все логично.

Есть только одно большое но. Российский ЦБ надеется на доверие рынка, а на чем оно должно быть основано не очень понятно. Уже сейчас непонятно, откуда взяться этому доверию. Но если граница в 41 будет пересмотрена, а это может быть неизбежно, то доверие будет потеряно окончательно. Это серьезный риск. Мне кажется, надо было быть честнее, и сразу определить хотя бы несколько критериев, по которым граница в 41 может быть пересмотрена. Например, сказать, что «если цена на нефть упадет больше чем на X процентов от сегодняшней, то мы возможно пересмотрим границу».