Несовершенная конкуренция

После объявления первого призера на конкурс вдруг начало приходить больше интересных вопросов. Я пока не определился с количеством призов, но сегодня хочу объявить второго победителя. Им стал человек под псевдонимом sprite77 (если автор вопроса разрешит в комментариях, я с удовольствием раскрою массам его настоящее имя). Вот вопрос:

Многие говорят сегодня о рынке образовательных услуг высшего образования и о конкуренции на этом рынке.

При этом возникает два вопроса:

1. Все вузы оказывают образовательную деятельность по лицензии, в которой на основании данных о площадях вуза устанавливается предельный контингент численности учащихся — грубо говоря — максимальная возможная доля рынка данного вуза. Численность предельного контингента пересматривается раз в 5 лет при перелицензировании. Какова будет конкурентная мотивация вузов, если исключить реализацию образовательных услуг с нарушением лицензионных показателей. Как данное обстоятельство влияет на конкуренцию?

2. Государственные вузы реализуют часть образовательных услуг за счет бюджета. То есть у них есть гарантированный оплаченный спрос на их услуги. Эксперты говорят, что такое обстоятельство приводит к снижению эффективности и качества образования. Так ли это? Неужели негосударственные вузы более эффективно реагируют на изменения структуры спроса на рынке труда, и предоставляют более качественные образовательные услуги потому что у них нет буфера бюджетного финансирования. Как это связано?

Вопрос очень глубокий, так что заранее извинюсь за длинный ответ. Эта тема того заслуживает.

1. Действительно в образовании существуют ограничения по количеству поставляемых услуг. Конечно, когда эти ограничения исходят от государства, то это уже не совсем конкуренция, но даже на абсолютно свободном рынке университет не всегда мог бы спокойно брать больше учеников. Даже я бы сказал на свободном рынке ограничения были бы сильнее, потому что больше стимулов держать репутацию. Но это еще ничего не значит. Даже если допустить, что на рынке образования всегда дефицит, то это не значит, что университеты перестанут конкурировать друг с другом. Это происходит потому, что студенты далеко не идентичны, и университету не безразлично, кого брать. Поскольку модель Макдональдса здесь не работает (из-за тех самых количественных ограничений), то университет пытается конкурировать качеством, чтобы клиенты готовы были платить как можно больше за образование.

Тут может быть два варианта. Первый это вариант России, где частные университеты и школы занимаются в основном созданием комфортабельных условий для студентов, потому что для родителей качество обучения стоит не на первом месте. Второй это вариант Америки и других стран, где университетам приходится очень сильно работать над качеством образования, потому что хорошее образование стало престижным для богатых семей. Конкретно в Америке есть еще и другой мотив: хорошее образование делает студентов успешными, а они потом дарят университету деньги. Например, не так давно Чикагская Бизнес Школа получила 300 миллионов долларов от финансиста Дэвида Бута. Бизнес-образование конечно сильно отличается от обычного высшего, но на нем университеты тоже могут очень сильно заработать. То есть ограничение по количеству студентов не убивает конкуренцию, а только один из ее аспектов: университет не может позволить себе давать убогое образование, но всем желающим по низкой цене, что вообще-то только хорошо.

2. С бюджетным образованием есть две большие проблемы. Во-первых, оно заставляет платить за образование даже тех, кому оно не нужно через налоги, что в принципе не совсем честно. Но это тема для отдельного разговора. Во-вторых, бюджетная система, как она реализована сегодня во многих странах, включая Россию, действительно снижает эффективность. Как мы видели в ответе на первый вопрос, частным ВУЗам приходится очень сильно конкурировать друг с другом за получение денег студентов (тем или иным образом). Государственный ВУЗ знает, что его деньги гарантированы, а значит делать что-либо не обязательно. Государство конечно будет пытаться поддерживать стандарты, но университеты обычно умеют это дело обходить, да и стандарты будут поступать с задержкой. То есть при прочих равных у частного ВУЗа должно быть больше мотивов для прогресса. Другое дело, что «прочих равных» обычно не существует, потому что частные и государственные ВУЗы как правило находятся в очень разных условиях. То есть, отвечая на вопрос, конкуренция между ВУЗами хороша не столько тем, что позволяет им реагировать на структуру спроса, сколько стимулами для прогресса, в том числе научного.

Самая большая проблема рынка высшего образования в том, что общество не хочет что бы у богатых были преимущества в получении хорошего образования перед бедными. Платное образование как в России сейчас делает это невозможным. Совсем свободный рынок тоже не помогает. Выходом из этой ситуации может стать система образовательных кредитов. Например, в Великобритании правительство дает студентам возможность брать в банке долгосрочный кредит под очень низкий процент (на уровне инфляции). По идее таким образом бедные студенты могут платить за хорошее образование, если ожидают, что оно поможет им зарабатывать деньги в будущем.

В качестве неплохого среднего варианта между политически сложным свободным рынком и экономически неэффективной платной системой ученые часто предпочитают систему ваучеров. При ней к каждому студенту привязывается определенная сумма государственных денег, которую он может отнести с любой понравившийся университет, частный или государственный, по необходимости доплачивая из собственного кармана или за счет грантов и частных стипендий. Эта система оставляет субсидирование образования, но при этом дает ВУЗам серьезный стимул к развитию.

Если вы дочитали до этого места, то вы заслуживаете отдельного приза. Вместо него дам вам ссылку на еще один длинный текст на тему образования, написанный авторами Рукономикса больше трех лет назад. Кое-что в нем устарело, но прочитать все равно полезно. Наслаждайтесь.

Регулирование как оно есть

В прошлом посте я писал про то, что регулирование часто появляется вовсе не из хороших побуждений «исправить рынок», а для защиты чьих-то интересов. Обычно за счет потребителей. Этот феномен первым объяснил Манкур Олсон. По его теории, изложенной в книге Logic of Collective Action, в политическом процессе часто побеждают не самые удачные решения, потому что тем, кто от них выигрывает они важнее, чем тем, кто проигрывает. Например, пошлины на рис жизненно необходимо для его производителей внутри страны, но повышают цены на сахар для населения. Каждый потребитель теряет копейки и не станет отстаивать свои интересы через демократические институты. Производителю наоборот пошлины очень нужны, и он будет спонсировать партии и продвигать законы. Пример с сахаром не случаен, именно сахарные короли очень активно спонсируют американских политиков, чтобы сохранить квоты.

Иногда все это принимает совсем маразматичные формы. Блог TechCrunch рассказывает историю канадского стартапа PickUpPal, созданного для упрощения общения между людьми, добирающимися на работу на машине. Для экономии денег они могут находить попутчиков, которые будут платить часть стоимости бензина. Казалось бы отличная идея, не только для потребителей, но и для окружаещей среды и пробок на дорогах. Но не тут-то было. Автобусные компании испугались конкуренции, подали в суд и выиграли дело, потому что по закону (регулирование) можно быть попутчиком только на работу и назад, только с одним водителем и платить можно только понедельно. Видимо, закон был принят для пресечения незаконных такси-бизнесов, но использован был для совсем других целей. В итоге страдают все, кроме автобусных компаний.

Кстати, еще один урок из этой истории состоит в том, что даже вроде бы разумное регулирование очень быстро устаревает с прогрессом, и в какой-то момент начинает создавать трудности, а порой и опасности.

Подводные камни лицензирования

Недавно по информационным сайтам прошла новость о забастовке итальянских таксистов. Бастовали они не против того, что на улицах Неаполя невозможно водить и не против цен на бензин, а против смягчения режима выдачи лицензий на право быть таксистом. Казалось бы, парадокс: если вы уже таксист, то какая вам разница, если получить лицензию теперь проще? Рискну предположить, что двигала итальянцами вовсе не обида, а прямой экономический интерес, которого неопытный читатель может сходу и не заметить. В принципе, если подумать, изначально лицензии создаются из заботы не о таксистах, а о качестве услуг, безопасности пассажиров, и так далее. Причины для лицензий могут быть очень убедительными. Врачи, адвокаты, повара, водители и прочие могут оказать слишком большой вред неразборчивому клиенту, говорят сторонники лицензий. И очень легко им поверить. Вы же не можете определить, насколько хорошо водит остановившийся перед вами человек? А еще труднее доверить даже больное горло врачу с непонятной квалификацией. Вроде бы, все экономические издержки лицензий, если они и есть, должны быть оправданы.

К сожалению, как вы уже догадались, все не так просто. Как и у любого запрета на что-либо у лицензий есть свои «баптисты» (те, кто поддерживает запрет от чистого сердца) и свои «бутлегеры» (те, кто поддерживает его исходя из своих не очень красивых интересов). В нашем случае, оказывается, что лицензии больше всего выгодны самим таксистам, докторам, адвокатам и так далее.

Герой одного из недавних наших постов Джон Нэш вошел в историю в первую очередь благодаря тому, что показал математически, как в определенной ситуации только сговор может привести к наиболее приятному для участников результату*. Это справедливо и для рынка труда. Чтобы все время оставались зарплаты выше рыночных, работникам необходимо создать ситуацию, когда предложение труда будет искуственно ограничено. Иначе разница в зарплате с другими отраслями пригонит новых рабочих, и зарплаты упадут до естественного уровня. Обычно в сговор вступают большие фирмы или даже страны. Достаточно сложно создать сговор, в котором участвовали бы сразу все работники определенной индустрии, потому что у каждого конкретного работника есть стимул нарушать договоренность. Чаще всего в необходимой роли выступали профсоюзы. В некоторых индустриях даже в Америке нельзя было нанимать людей не из профсоюза. В итоге зарплаты оставались высокими, хотя работу получало меньше человек. Неудивительно, что профсоюзы так часто были связаны с мафией**. Сегодня профсоюзы так жестко ограничивать рынок труда уже не могут. Как же наладить сговор? Оказывается, вовсе не сложно.

Лицензия представляет собой идеальный механизм для поддержания в отрасли аномально высоких зарплат. Вход сильно ограничен. Например, чтобы стать врачом в Англии, надо проучиться минимум шесть лет в институте. Соответственно, рынок не может нормально работать. Причем для создания этой замечательной системы самим таксистам не надо ничего делать, за них трудятся «баптисты». Как мы видим, таксисты в Италии очень хорошо понимают настоящую роль лицензий. Высокие зарплаты — это, конечно, хорошо, но даются они не просто так. На выходе мы получаем безработицу (при зарплатах выше рыночных и безработица будет выше) и слишком дорогие товары. Кроме того, как правило, лицензированием занимается государство или люди той самой профессии. Их интересы могут часто не совпадать с общественными. По теории там, где это нужно, должны сами по себе возникнуть частные институты для оценки качества (такие есть во многих отраслях). Но прогонять всех врачей через еще один фильтр обществу слишком дорого, и в итоге мы получаем врачей с непонятным образованием, которых мы редко можем еще как-либо протестировать. Более того, как показывают исследования, в некоторых видах деятельности лицензии просто не нужны. Люди умудряются как-то решать проблему асимметрии информации без помощи государства.

В качестве внеклассного чтения к этому посту очень рекоммендую главу про лицензирование из книжки Милтона Фридмена «Капитализм и свобода«. Книга есть в интернете. В ней вам нужна 9-ая глава.

Еще можно вспомнить мой давний пост про полигамию. Там тоже о сговоре.

*Любители кинематографа могут вспомнить сцену в баре из фильма «Игры разума», где молодой Нэш говорит, что Адам Смит ничего не понимал.
**Синефилы, опять-таки, могут вспомнить фильмы «Однажды в Америке» и «В порту» (с молодым Марлоном Брандо).