Что корейцу хорошо..

Если вы забыли, то у нас все еще идет конкурс с призами в виде книжек по экономике и смежным предметам. Для победы нужно прислать самый интересный вопрос. Пока на почту пришло шесть вопросов, сегодня я хочу ответить на самый интересный из них. Прислал его читатель Максим Иванов, который пишет, что не хочет книгу, но я все равно хотел бы ее ему послать, так что, Максим, присылайте нам на почту свой адрес для приза. Собственно вопрос:

Добрый день!
Я пишу дипломную, но на несколько другую тему, поэтому мой вопрос скорее побочный продукт моей работы.
Изучая послевоенное развитие стран ЮВА, становится отчётливо ясно, что экономики этих стран не гнушались государственным регулированием и применением нерынончных методов ведения хозяйства. Однако эксперемент оказался более чем успешным.
Безусловно, несовсем корректно рассматривать переход от традиционной к рыночной экономике с переходом от административно-плановой к рыночной, но два вопроса звучат так:
1) Каковы на ваш взгляд причины отказа от опыта ЮВА стран правительством РФ в начале 90-х?
2) Синтезируя негативный опыт России, неодназначный опыт ФРГ и позитивный опыт тигров, какие действия должна будет принять обьеденённая Корея для преодоления экономической катастрофы при обьеденении?

Я бы хотел уделить больше внимания первому вопросу, тем более что эта проблема сейчас актуальна как никогда. Что касается объединения Корей (а я тоже полагаю, что в недалеком будущем это случится), то тут я вряд ли смогу сказать хоть что-нибудь оригинальное, так что рекомендую обращаться к экспертам, например, Андрею Ланькову.

Действительно, некоторые азиатские страны такие как Япония, Южная Корея, Сингапур, Гонконг и Тайвань достигли в 20-м веке небывалых темпов развития. Причем многие из них, в особенности Япония и Корея, активно использовали разного рода государственные вмешательства в экономику. В частности автомобильные индустрии обеих стран некоторое время охранялись очень серьезными торговыми барьерами. Некоторые экономисты считают, что именно грамотная политика властей помогла отсталым странам выбиться в лидеры. Действительно стране может быть трудно с нуля создать автомобильную отрасль при наличии очень развитых конкурентов на Западе. Автомобили, как мы знаем, требуют очень массового производства для использования экономии от масштабов, поэтому нужно иметь гигантский спрос для эффективной конкуренции. Так по крайней мере звучит аргументация протекционистов.

Более того, все знакомые с историей торговли люди знают, что все западные страны тоже на определенной стадии своего развития активно использовали протекционизм, регулирование и так далее. Все это так. Но сам успех тех или иных стран еще не является доказательством правильности конкретного метода. Например, Ирландия очень неплохо развилась как раз с помощью торговли. Не сильно влезал в экономику и Гонконг. Давайте посмотрим подробнее на азиатских тигров. В большинстве из них очень отличается культура бюрократии. После распада СССР Россия не могла не только похвастаться грамотными чиновниками, в ней не было почти никого, кто имел бы представление о функционировании капиталистической экономики за пределами работ Маркса. Про Виктора Черномырдина говорят, что он получил самое дорогое экономическое образование в мире, обучаясь на службе.

Далее, немного странно представлять себе Россию после развала СССР как рай либерализма. Да, она стала намного свободнее, но думаю по степени регулированности легко дала бы фору любому из азиатских тигров. Дело не столько в вопросе регулировать или нет, сколько в качестве регулирования. Иногда стране везет и ее политикам удается создать чудо. Естественно чудо возникает не на пустом месте: сегодня очевидно, что Япония имела сравнительное преимущество в производстве автомобилей, просто никто об этом не знал, и вполне вероятно, что Тойота могла появится и без регулирования и субсидий. К сожалению, такое везение очень редкое. Чаще регулирование оканчивается другим полюсом — автомобильной отраслью СССР, десятилетиями производящей в огромных количествах плохой товар и выживающей только за счет пошлин. Обычно регулирование и протекционизм появляются совсем не из желания отладить «провалы» свободного рынка, а для защиты чьих-либо корпоративных интересов. И очень трудно предсказать, какое вмешательство будет «хорошим». Для него, видимо, нужны какие-то факторы, не поддающиеся экономической логике.

Так что, я лично очень сомневаюсь, что правительство РФ могло даже если бы хотело поставить на вооружение опыт стран ЮВА, как сегодня у правительства не очень получается использовать опыт Китая и Индии. Как минимум не хватило бы человеческого капитала среди лидеров. Я бы правда больше жалел не об отсутствии «умного регулирования», а о других достоинствах тигров, а именно: сильном и относительно честном правосудии, легкости ведения бизнеса и так далее. Если страны ЮВА и развились благодаря индустриальной политике, то сегодня они процветают совсем по другим причинам.

Еще раз спасибо Максиму за вопрос. Присылайте и вы свой!

2007-й в экономике. Дракону обрезали крылья

С этого поста мы начнем серию из кратких рассказов о некоторых интересных новостях в экономике за прошедший год. Это не обязательно будут новости большой науки, но надеюсь вам все равно понравится. Начнем с Китая.

Не так давно Всемирный Банк, на статистику которого полагаются большинство экономистов и других организаций. Ни с того ни с сего ВБ сообщил, что реальный ВВП двух самых обсуждаемых экономик последних лет Китая и Индии на самом деле на 40% меньше того, что мы думали. Так же данные по ВВП были изменены для нескольких других стран, включая Россию (у нее ВВП наоборот увеличился. Вот хорошая табличка с изменениями из журнала Economist

EconomistGDP

Как это получилось? Когда мы сравниваем ВВП различных стран их нужно переводить в одну и ту же валюту. Обычно для этой роли выбирают доллары. Переводить по обменному курсу в случае китая бессмысленно, потому что его валюта искуственно удерживается на заведомо низком уровне. О том, как переводят ВВП в одну валюту мы уже писали подробно. Для пересчета нужна информация о ценах на определенный наборт продуктов. Оказывается, что по Китаю и прочим странам информация, предоставляемая правительством была сильно преувеличенной. В итоге, Китай и Индия выглядят совсем не такими страшными как казалось. Бедность в этих странах тоже намного выше чем можно было предполагать. Это не значит, что в Китае или Индии не было того феноменального экономического роста. Китай по-прежнему остается второй экономикой мира, но теперь он всего лишь в два с половиной раза больше России и меньше Америки.

Чем опасен торговый дефицит?

Продолжаем отвечать на вопросы читателей. В этот раз вопрос сложный и очень широкий. На эту тему мы еще обязательно будем писать, а пока только небольшое введение в тематику. Надеюсь, оно вас заинтересует. Итак, вопрос:

Что означает торговый баланс страны и почему отрицательный торговый баланс (как в США сейчас) некоторые считают тревожным явлением?

Торговый баланс представляет собой разницу между экспортом и импортом страны. Под импортом и экспортом подразумевается доход от соответствующих занятий. Соответственно, торговый баланс измеряется в деньгах.

В последнее время этот экономический термин все чаще попадает в новости, потому что многие волнуются из-за состояния мировой экономики. Если кратко, то в Америке и в меньшей степени в Великобритании сейчас очень высокие торговые дефициты. Как проценты от ВВП (а торговый баланс обычно измеряют именно так) они пока не достигли рекордных значений, но это всего лишь вопрос времени, если ничего не изменится. При этом в странах вроде Китая, Индии, России и даже Германии наблюдаются гигантские профициты. Фактически США сейчас потребляют намного больше чем производят, а Китай наоборот и в какой-то момент эта ситуация может «взорваться». Вот, например, что говорит об этом Олег Вьюгин:

Потому что механизм экономического роста сейчас построен на следующем. Есть в мире экономические зоны с низкими затратами трудовыми – это Китай, где можно за 3 доллара нанять людей, которые будут работать 24 часа в сутки; Индия; в каком-то смысле была Россия, у нас все-таки ниже оплата. И развитые страны получили возможность переводить в эти экономические зоны рутинные производства и тем самым сильно экономить на затратах. Экономия на затратах означает экономический рост. Более того, они дают этим странам возможность развиваться. Они им дают технологии, людям, которые хотят работать, они дают работу. В результате выигрывают и те, и другие. Поэтому экономический рост, вот этот механизм работает. Плюс в этих странах очень высокая норма сбережения. Потому что Китай может принимать огромное количество иностранных инвестиций, там бешеными темпами растет денежная масса, а инфляция низкая – почему? – потому что китайцы, китайские семьи сберегают очень много денег, они не потребляют, а сберегают, инвестируют. И этот механизм позволяет американцам потреблять китайские товары, китайцам – работать на потребителя Америки и сберегать свои деньги. Если это прекратится, если вдруг в Китае начнется настоящий потребительский бум, люди откажутся от сбережений, а захотят потреблять, то, скорее всего, этот механизм начнет разрушаться. Это очень грубо, конечно, картинку я нарисовал, она как бы имеет много макроэкономических тонкостей, но это суть происходящего. Поэтому я говорю – смотрите за инфляцией в Китае. Если начинается инфляция в Китае, значит, там падает норма сбережения и, скорее всего, это приведет не к кризису, а к замедлению темпов роста мирового производства, к снижению цен на сырьевые ресурсы, а это уже смотри на Россию.

Это как раз то, почему некоторые экономисты боятся больших торговых дефицитов. Если говорить не о конкретной ситуации, то в них нет ничего плохого. Наоборот, дефицит значит, что граждане страны живут лучше, чем им позволила бы закрытая экономика. Не говоря уж о том, что торговый баланс представляет только одну часть мирового обмена. Кроме товаров по странам передвигаются денежные потоки и активы. Заработанные в Америке деньги часто возвращаются туда же в виде вложений в акции и облигации (можно вспомнить наш Стабфонд и покупку акций фирмы Blackstone китайцами). Пока Америка остается финансовым центром притяжения торговый дефицит скорей всего не опасен. Проблемы могут начаться, если Китай и Россия решат потреблять свои доходы*, тогда сами эти доходы возможно начнут падать, и это может неприятно закончиться для всех, но, насколько я понимаю, сейчас большинство экономистов все-таки не считают этот сценарий вероятным в ближайшее время.

*Мы их не сберегаем как Китай, но они оседают в Стабфонде и Золото-Валютном Резерве.

Илларионов о росте

В Коммерсанте вышел очередной op-ed Андрея Илларионова. Он снова говорит про нежелательность «силовой модели» в России, но среди прочего есть и вот такой пассаж:

Хотя бы экономический рост впечатляет? Это так, но и он познается в сравнении. Среднегодовой темп прироста ВВП в 2004-2006 годах на уровне 6,8% действительно выше, чем в некоторых европейских странах. Но он ниже, чем 8,2% – темп экономического роста в самой России в 1999-2000 годах,– на излете так называемого олигархического периода и перед началом функционирования силовой модели. При этом цены на нефть в последние три года – $52 за баррель – утроились по сравнению с 1999-2000 годами ($19), а размеры подарка внешнеэкономической конъюнктуры достигли 15-18% ВВП при его фактическом отсутствии в 1999-2000 годах.

В последние три десятилетия образцом экономического роста выступает не анемичная Европа, а динамичный Китай. Россия отставала от него и в предыдущие десятилетия, продолжает отставать и сейчас. В то время как за 2000-2006 годы российский ВВП вырос на 58%, китайский – на 88%. Если семь лет назад размеры китайской экономики превышали размеры российской впятеро, то сегодня – вшестеро.

Странно сравнивать рост в 1999-2000-х и сейчас. Хотя я в принципе солидарен с выводами, что тогда политика была разумнее, цифры тут ни к чему. Ясно, что после краха 1998-го рост должен быть намного выше. Так после любого падения рост будет чуть выше чем в среднем. Хотя в чем прав Илларионов, что среднее мы поднять до уровней 1999-го или до уровней Китая так и не смогли, хотя условия сейчас во много раз больше этому способствуют.

О пенсиях

Мне как и скорей всего вам до пенсии еще весьма далеко, но должность экономического блоггера заставляет задумываться и о таких вопросах. На самом деле история учит, что вспоминать о пенсии всем надо начинать рано. В принципе если в стране нет централизованной пенсионной системы, то выхода только два: либо копить самому, либо надеяться на детей. Именно поэтому среди бедных семей всегда больше многодетных. Конечно свою роль играет и культура и в наше время доступность контрацептивов, но безусловно есть и достаточно простое стратегическое планирование: рисковать и надеяться на одного ребенка может оказаться глупо. В 20-м веке во многих странах были в той или иной форме созданы пенсионные системы. Некоторые из них осуществляют банальное перераспределение от молодых к старым через налоги, другие — просто помогают людям сберегать самим. Можно утверждать, что наличие государственной пенсии резко снижает стимулы иметь больше детей. В том числе отсюда и замедление в рождаемости в богатых и не очень странах. Количеству начинают предпочитать качество.

При этом в результате такого тренда обычная пенсионная система, где пенсии фактически выплачиваются из собранных налогов, перестает работать. Просто не хватает денег. Можно, конечно, бесконечно поднимать налоги, но в определенный момент становится непонятным, почему меньшая часть населения должна обеспечивать большую. Большинство стран сейчас с большим или меньшим успехом решает эту проблему через создание определенных обязательных накопительных систем. Люди или компании, где они работают, откладывают часть зарплаты в специальный фонд, который дальше инвестирует эти деньги. Конечно, если вы всю жизнь стоите за кассой МакДональдса, эта схема вряд ли гарантирует вам приличную старость. То есть и она не идеальна. Значительную часть населения все равно нужно поддерживать из кармана налогоплательщиков. В противном случае можно ожидать роста рождаемости как раз в семьях неквалифицированных рабочих, безработных и так далее. Тут конечно можно морально не соглашаться, но статистика показывает, что это самый лучший способ увеличить преступность. Читать далее