Естественный экономический отбор

Один из самых интересных экономических историков Грегори Кларк в своей новой книге предлагает свежий взгляд на индустриальную революцию. До нее казалось, что человечество никогда не выберется из относительной бедности. Томас Мальтус предсказывал, что с ростом населения станет меньше еды на человека и в итоге люди будут только беднеть пока не достигнут нижней планки (остановки роста населения), где и останутся навечно. К счастью, в реальности все случилось не так. Сравнительно медленно, но выросла производительность труда, капитала и земли и еда перестала быть главной проблемой. Почему это случилось до сих пор загадка. Для ранних экономистов это было самой интересной проблемой, на которой они строили свои теории. С этого, например, начинал Маркс.

Вернемся к Кларку. Он утверждает, что рост населения шел непропорционально в сторону богатых слоев населения, потому что у богатых выживало больше детей. Незаметно таким образом большей части населения передались необходимые для производительного труда качества. Что это было сказать трудно, главное, что от этого начала расти экономика и люди выбрались из голода и нищеты. Эта логика очень сильно напоминает теорию естественного отбора, хотя экономисты обычно и отвергают биологические метафоры (с первого взгляда рыночная конкуренция может тоже напомнить естественный отбор, но по сути нет ничего общего).

Статистика вроде бы не противоречит гипотезе Кларка. Но я пока до конца не убежден; все-таки хотелось бы знать о каких именно чертах богатых людей идет речь. Что вы думаете?

Что общего между паром и компьютерами?

Nicholas F.R. Crafts | LSEВ пятницу мне удалось сходить на лекцию знаменитого английского экономического историка Николаса Крафтса из LSE. Крафтс известен своими исследованиями Индустриальной Революции, которая, как он показал, протекала намного медленнее, чем думали раньше, и Викторианской Эпохи, во время которой Англия уступила мировое лидерство Америке, и до сих пор не очень понятно была ли в том вина англичан или все было предопределено. Но у нас он говорил о технологиях общего пользования. То есть таких открытиях, которые меняют структуру производства сразу во всех индустриях. Для сравнения он выбрал паровую энергию в 18-19 веках и компьютеры и прочие Информационные Технологии (ИТ) в 20-м.

Известно, что и в том и другом случае, изобретения, которые должны были перевернуть мир, очень долго не влияли вообще на производительность труда. И даже потом не было резкого влияния. Паровой двигатель был изобретен Джеймсом Уоттом в 1769 году, но только в районе 1850 появились какие-то серьезные эффекты. С компьютерами то же самое — в 1987 году Нобелевский Лауреат Роберт Солоу сказал, что компьютеры видно по всюду кроме статистики по производительности. Чтобы появился какой-то реальный эффект нужно было, чтобы возникли десятки других мелких изобретений, которые бы помогли использовать изначальное большое открытие для производства. Известно, что электричесво долгое время использовали только ради лампочек и только потом кто-то придумал, что его можно использовать для разных приборов и конвейерных лент.

Причем сходства между паром и ИТ доходят до смешного. Например, Крафтс показывал динамику цен на акции железнодорожных компаний и то же самое для компаний на NASDAQ. В обоих случаях акции сначала безумно росли, а потом резко и неожиданно упали. Он рассказал, как давал ту же лекцию в Merril Lynch в 2000м году (на самом пике ИТ-индусстрии) и предупреждал их о возможном падении, но банкиры его освистали, и сказали, что ничего подобного случится не может. Через год позвали его назад и извинились. Видимо история действительно повторяется.

Сам Крафтс мне очень понравился. Рассказывает интересно и не без чувства юмора. На всякий случай, я выложил его презентацию со всеми графиками к нам на сайт. Она правда на английском. А здесь полная статья.