В защиту Microsoft

Совершенно неожиданно получила широкое распространение история про преследование сельского учителя за использование нелегальных копий операционной системы Windows. В России этот процесс конечно выглядит смешным, потому что все отлично знают, что легальных копий той самой системы в стране очень и очень мало. Но на фоне этой странной истории проявились очень специфические отношения к системе авторского права вообще и компании Microsoft в частности. Дошло до того, что в дискуссии решил поучаствовать известный не с самой лучшей стороны совсем в другой области публицист Егор Холмогоров. Мнение Холмогорова для меня интересно не само по себе, а как сборник очень типичных заблуждений, так что есть смысл его откомментировать.

Начнем правда с того, что среди экономистов нет единой точки зрения на закон об авторском праве. Действительно, с одной стороны копирайт дает очень сильный стимул для инноваций. С другой стороны — как только инновация введена копирайт часто мешает ее дальнейшему развитию. Владелец копирайта может мешать другим создавать что-то на платформе его изобретения, хотя это явно выгодно для общества. В этом, кстати, часто обвиняют Microsoft. Насколько я понимаю, радикальной точки зрения о необходимости полной отмены патентов придерживается только малая часть экономистов. Но сегодня мы говорим все же не совсем об этом. Итак, перейдем к Холмогорову:

Право «Майкрософт» продавать свой монопольный продукт по той цене, которая для большинства мира и большинства людей является непосильной – более чем сомнительно. Люди просто не могут купить систему дешевле.

На самом деле, право Майкрософта продавать продукт по той цене, по которой ему хочется не только несомненно, но и полезно для нас. Потому что, если допустить, что Майкрософт бы заставили продавать Виндоуз дешевле, то можно легко представить, какой бы продукт мы получили на выходе. Виндоуз и так не блещет, а если бы компания тратила на него еще меньше денег, то он бы стал совсем невыносимым.

Кроме этого, хотя Майкрософт и является де-факто монополистом, никто не заставляет вас покупать его продукцию. Конкуренты у Майкрософт есть и их операционные системы по качеству вполне можно сравнить с Виндоуз. Дело в том, что на рынке операционных систем сравнительно низкие входные барьеры. Не так уж много нужно инвестировать, что бы создать приличную операционную систему, как показывает пример Apple. Соответственно если бы Microsoft срывал такие уж серьезные сверхприбыли, то другие компании вошли бы на рынок. Наоборот известно, что Microsoft не зарабатывает большую часть своей выручки на Виндоуз. Потому что этот рынок очень легко захватить. А наживается компания на дополнительных продуктах к Виндоуз, прежде всего офисных приложениях. В общем, я бы на месте любого государства не регулировал цены Майкрософта, а то может оказаться, что ему дешевле уйти из этой страны насовсем (таким решением угрожала Apple Франции, когда ее пытались заставить продавать песни iTunes не только для iPod’ов).

Во всяком случае – эти проблемы мирового монополиста никак Российского государства не должны касаться, тем более, что никаких выгодных казне сверхналогов за право продавать легальные программы Майкрософт в России не платит. И на каком основании пермская прокуратура пытается поставить крест на компьютеризации российских школ, совершенно непонятно.

Вот тут Холмогоров совсем ошибается. Как и любая другая компания Майкрософт в России платит налоги. Это и НДС (частично оплачиваемый покупателями), и корпоративные налоги, и подоходные налоги всех работников Майкрософта в России. Причем часть из перечисленных налогов напрямую зависит от цены Виндоуз и прибыли компании. Но даже те, что не зависят, полностью исчезают из казны, как только начинается пиратство. Потому что пираты как раз налогов не платят. Соответственно для российского правительства Майкрософт по объективным причинам друг, которого надо защищать по возможности. И история с сельским учителем была бы очень логичной, если бы не была настолько выдуманной в условиях тотального пиратства. Россия не преследует пиратов, не потому, что ей это не выгодно, как считает Холмогоров, а потому, что это не выгодно конкретным людям на местах.

А вот что правда печально, так это то, что у нас так и не развился нормальный благотворительный механизм, по которому школы и так могли бы получать компьютеры и ПО.

Когда нужны аукционы

Вчера у нас выступал знаменитый оксфордский профессор Пол Клемперер. Этот человек известен прежде всего тем, что был одним из создателей британского аукциона 3g лицензий, на котором правительство заработало на порядок больше чем рассчитывалось. Нам Клемперер рассказывал о своей следующей научной работе, исследующей когда лучше применять аукционы, а когда — наоборот.

Сама статья (ее пока нет в сети) очень техническая, с многоэтажной математикой, но выводы вполне понятные даже для неспециалистов. Клемперер с соавтором Джереми Балоу сравнивают аукционы и то, что они называют «последовательным переговорами». Таким методом, например, часто продают компании. По очереди продавец связывается с покупателями и те делают ему свои предложения. Иногда так же продают и антиквариат. Экономически получается, что практически всегда обычный открытый аукцион приносит продавцу намного больше выгоды. Единственное исключение может быть, когда вы продаете что-то дорогое и при этом очень хорошо знаете все про своих потенциальных покупателей и даже в этом случае недостаточно просто знать, а нужно, что бы стоимость товара для покупателя принимала определенные значения. На практике это бывает редко.

Так почему же тогда не все используют аукционы. Например, модные сейчас в IT-секторе поглощения (MySpace и NewsCorp, YouTube и Google…) как правило происходят тайным образом. Также продаются и многие IPO. Клемперер считает, и, как он говорит, его опыт общения с бизнесменами из того же Гугла это подтверждает, что аукционы не используются именно потому, что они настолько выгодны для продавца. В сделках, где сила на стороне покупателя, аукционов не будет. Ясно, что для YouTube сделка с Гуглом намного важнее чем для Гугла, так что и играть будут по правилам Гугла, то есть никаких аукционов. Наоборот, когда Гугл продавал свои IPO, то они использовали аукцион, потому что знали, что покупатели на их акции найдутся.

Соответственно крупные игроки на рынке, такие как General Electric или BP, которые часто что-то покупают стараются специально не участвовать в аукционах, что бы создать репутацию. Даже если сейчас они потеряют выгодную покупку, то в следующий раз тот, кто хочет быть ими купленным не будет мудрить, а пойдет к ним договариваться.

Принципы экономики против идиотизма

В очередной раз демонстрируя себе, городу и миру чудеса эффективного тайм-менеджмента, недавно я зашел, среди прочих, на главную страницу Высшей Школы Экономики. В числе других новостей на ней обнаружился отчет о дискуссии под звучным названием «Копирайт против интеллектуального пиратства». Полбеды, что участвовавшие в ней люди выдавали аргументы вроде «в современном цифровом обществе не может быть собственности на информацию», а некоторые и вовсе убеждали присутствовавших в том, что «главными музыкальными пиратами являются сами звукозаписывающие компании». В семье не без урода, в общем-то.

Гораздо печальнее другое. В конце заметочки, где по идее должно находиться главному выводу из всей, с позволения сказать, дискуссии, я обнаружил вот что:

С этим утверждением согласились все участники дебатов. Вариант решения проблемы распространения пиратской продукции все же был предложен — следует незамедлительно снизить цены на лицензионные диски.

И дело даже не в том, что Советский Союз уже давно помер, и словосочетание «незамедлительно снизить цены» — полный привет со всех точек зрения, ведь цены в рыночной экономике не определяются взмахом волшебной плановой палочки. Не хочется разочаровывать участников симпозиума, но базовые экономические законы, какими бы тривиальными они ни казались, еще никто не отменял. Например, если сейчас на рынке лицензионной мусзыкальной продукции наблюдается равновесие, то есть спрос равен предложению, то любая попытка директивно снизить цену на продукцию будет иметь два недвусмысленных эффекта: во-первых, производители лишатся части стимулов к предоставлению своей продукции, во-вторых, более скромные цены привлекут тех покупателей, что раньше не могли позволить себе «родные» диски. Предложение упадет, спрос вырастет — на рынке немедленно (ну или медленно, какая разница) возникнет дефицит. Что это значит? Это значит, для начала, что совершенно не все наименования можно будет достать — ассортименты будут пополняться куда реже, чем в нормальных условиях, когда никто не запускает руки в работу ценового механизма. С другой стороны, часть продукции, совершенно очевидно, уйдет на черный рынок. В конце концов, диск Филиппа Киркорова, with all due respect, не заменит мне нового альбома моей любимой группы «The Divine Comedy», а значит, у дистрибьютора последнего будет дополнительный рычаг для воздействия на меня как покупателя. Поскольку деваться мне некуда, я заплачу столько, сколько попросят — мое положение как потребителя только ухудшится.

Более того, совершенно не факт, что люди моментально переключатся на «лицензию». «Понизить» цены настоящей продукции до пиратских не представляется возможным, а отечественный покупатель, в массе своей, наверняка воспринимает пиратские и лицензионные диски как совершенные заменители и приобретает те, что дешевле. Правда, что среди нас есть вещисты — типа меня — которые купят лицензию только затем, чтобы получить в нагрузку буклетик со словами к песням, но таких не очень много.

Подобных аргументов слишком много, и не я их изобрел. Вопрос вот в чем: почему это я так разоряюсь на группу весьма сомнительных деятелей, которые встретились и поговорили о наболевшемм? Я же не читаю нотации котам, которые по ночам воют под моим окном? Нет не читаю, но есть одно «но». Коты, упражняющиеся в ночном пении, проделывают это вне стен одного из ведущих университетов России. Вне всяких сомнений, любой уважающий себя университет должен быть площадкой для споров и дискуссий — как и в любой сфере нашей деятельности, а может быть тем более в сфере интеллектуальной конкуренция выигрышна. Но крайне странно и неприятно видеть на расстоянии одного клика до домашней страницы ВШЭ призывы «снизить цены», лишенные каких-бы то ни было экономических обоснований. Это больше смахивает на Высшую Школу Плановой Экономики.

Термины в действии

В экономической науке есть такой термин rent seeking, то есть в дословном переводе поиск ренты. О том, что это такое подробно рассказывается в этой статье в Википедии, правда только по английски. В двух словах, это попытка человеком, фирмой или организацией получить некие экономические выгоды не путем улучшения конкурентоспособности, а благодаря манипулированию экономической средой. Сюда относятся выбивание всяческих протекционистких законов или монопольных прав, взяточничество и так далее.

Вчера в интернете я наткнулся на один из типичных примеров такого поведения. Это статья уже известного интернет-публике Тимура Аитова в Известиях, где он объясняет, что Рунету нужен новый портал под покравительством государства, чтобы бороться с «тремя кнопками» Яндексом, Рамблером и @Mail.ru. Вместо того чтобы просто сделать конкурентный портал, автор предлагает вмешиваться государству. Как он говорит:

Сегодня, увы, эти новые и важные средства Интернет-коммуникаций принадлежат и контролируются частными компаниями.[…] Необходимо участие государственных структур в дело массовых сервисов Рунета. Пришло время для создания общественного российского портала (ОРП), предоставляющего и коммуникационные, и поисковые сервисы гражданам на бесплатной основе, дающего достоверную информацию, который, преждев сего мог бы стать альтернативой трех кнопок.

Конечно, большинство нормальных людей понимают, что за этими громкими словами стоит всего лишь rent seeking или просто выбивание бюджетов путем запугивания нерабирающихся в Интернете чиновников «тремя кнопками».

Поддержим отечественного производителя?

Не забываем отвечать на вопросы. Вот что пишет один из читателей:

Мой вопрос навеян вот этой статьё во Взгляде:
Программистов освободят от налогов

Вкратце: российским IT компаниям снижают налоги, это
касается только крупных фирм.

В этой связи вопросы: насколько налоговые преференции
вообще влияют на развитие индустрии? Рационально ли
поддерживать только крупных производителей? Не затормозит
ли это развитие мелких игроков на том же поле?

Надеюсь, что большинство потрудится сходить по приведенной ссылке. На пальцах — в статье говорится о намерении предоставить крупным игрокам на рынке информационных технологий налоговые льготы, а именно заменить три налога — на прибыль, на имущество и единый соцналог — одним-единственным налогом в размере 6% от прибыли.

Попробую отвечать по порядку. Никакого подвоха тут нет: налоговые льготы, безусловно, положительно влияют на развитие тех компаний, которые их получают. Интересно, что налог на прибыль выгодно отличается от многих иных налогов с точки зрения экономической теории, поскольку не искажает работу рыночного механизма: что с этим налогом, что без него — задача фирмы по максимизации прибыли не меняется. Читать далее

Что общего между паром и компьютерами?

Nicholas F.R. Crafts | LSEВ пятницу мне удалось сходить на лекцию знаменитого английского экономического историка Николаса Крафтса из LSE. Крафтс известен своими исследованиями Индустриальной Революции, которая, как он показал, протекала намного медленнее, чем думали раньше, и Викторианской Эпохи, во время которой Англия уступила мировое лидерство Америке, и до сих пор не очень понятно была ли в том вина англичан или все было предопределено. Но у нас он говорил о технологиях общего пользования. То есть таких открытиях, которые меняют структуру производства сразу во всех индустриях. Для сравнения он выбрал паровую энергию в 18-19 веках и компьютеры и прочие Информационные Технологии (ИТ) в 20-м.

Известно, что и в том и другом случае, изобретения, которые должны были перевернуть мир, очень долго не влияли вообще на производительность труда. И даже потом не было резкого влияния. Паровой двигатель был изобретен Джеймсом Уоттом в 1769 году, но только в районе 1850 появились какие-то серьезные эффекты. С компьютерами то же самое — в 1987 году Нобелевский Лауреат Роберт Солоу сказал, что компьютеры видно по всюду кроме статистики по производительности. Чтобы появился какой-то реальный эффект нужно было, чтобы возникли десятки других мелких изобретений, которые бы помогли использовать изначальное большое открытие для производства. Известно, что электричесво долгое время использовали только ради лампочек и только потом кто-то придумал, что его можно использовать для разных приборов и конвейерных лент.

Причем сходства между паром и ИТ доходят до смешного. Например, Крафтс показывал динамику цен на акции железнодорожных компаний и то же самое для компаний на NASDAQ. В обоих случаях акции сначала безумно росли, а потом резко и неожиданно упали. Он рассказал, как давал ту же лекцию в Merril Lynch в 2000м году (на самом пике ИТ-индусстрии) и предупреждал их о возможном падении, но банкиры его освистали, и сказали, что ничего подобного случится не может. Через год позвали его назад и извинились. Видимо история действительно повторяется.

Сам Крафтс мне очень понравился. Рассказывает интересно и не без чувства юмора. На всякий случай, я выложил его презентацию со всеми графиками к нам на сайт. Она правда на английском. А здесь полная статья.

Как учиться в Беркли, не сходя с дивана?

Калифорнийский Университет в Беркли, один из ведущих мировых ВУЗов в том числе и по экономике, запустил новый сервис совместно с iTunes. Теперь на специальном сайте можно скачать полные лекции в аудио формате по разным предметам. Я для теста скачал лекцию по экономике, она скачалась очень быстро и оказалась достаточно интересной. Мне кажется, что это очень правильная идея. Хотя ходить в университет очень важно, не у всех и не всегда есть возможность. Не говоря уж о том, что иногда ты просто не в настроении слушать лекцию в 9 утра. И не всегда можешь ходить на лекции по другим предметам.

Кроме того, на сервисе выложены записи последних выступлений разных людей в этом университете, сейчас, например, там есть Джон Эдвардс. В общем, можно сказать создателям большое спасибо.

Чтобы найти там экономику, надо зайти в раздел Social Sciences, где кстати есть интересные лекции по истории и политологии.

via Marginal Revolution

ICQ и экономическая теория

Сегодня администрация самого популярного в мире и особенно в России интернет-пейджера ICQ сменила протоколы обмена сообщениями, после чего очень популярные альтернативные клиенты, такие как Miranda и QIP перестали отправлять сообщения, пока разработчики не выпустили необходимые апдейты. У меня после этого в очередной раз возник вопрос почему, до сих пор большая часть, даже технологически продвинутых россиян продолжает использовать ICQ, когда на рынке есть мессенджеры с гораздо большей функциональностью, например MSN Messenger, который обычно предустановлен на большинстве компьютеров с Windows.

Любой пользователь аськи вам сразу же ответит, что причина в том, что все его друзья сидят в аське и уйти один он не может, а заставить всех остальных перейти очень сложно. Тут возникает сразу два интересных приложения экономтеории. Во-первых, это теория игр. Очевидно, что для всех выгоднее перейти на MSN. Но каждый конкретный человек перейдет только если одновременно перейдет большинство его друзей. Получается грубо говоря, что для любого человека нет стимулов выходить из сети, пока он не уверен, что все остальные тоже выйдут. Поскольку заставить всех перейти или всем вместе договориться невозможно, так как в игре участвует несколько миллионов человек, то в итоге все выбирают Аську. Читать далее