Цены на еду

В последнее время только ленивый не заметил, что цены на продовольствие растут и растут очень быстро. Это происходит не только в России, но и по всему миру. В России проблема наверное серьезней, потому что на это наслаивается инфляция, вызванная другими причинами. В итоге цены на некоторые базовые товары растут аж на 20 с лишним процентов. В чем же причины роста цен на продовольствие?

Как обычно цена складывается из спроса и предложения. Начнем со спроса. Экономический рост по всему миру и особенно в развивающихся странах за последние несколько лет сделал миллионы людей богаче. Потихоньку у них появились деньги на покупку еды, включая более дорогие виды вроде мяса. Рост спроса, как мы знаем, при прочих равных означает повышение цены. С этой причиной роста цен мы ничего сделать не можем.

На очень конкурентном рынке продовольствия кажется странным, что производители дали цене поднятся так высоко, ведь они могли увеличить объемы. Они этого не сделали. То есть объемы конечно растут, но медленнее чем нужно. Этому способствуют несколько факторов. В первую очередь экономисты винят субсидии производителям этанола в США, Евпропе и других странах. Дело в том, что для этанола нужна та же самая земля, что используется для сельского хозяйства. Но сегодня этанол сам по себе недостаточно выгоден. Тем не менее, считается, что он экологически полезней других видов топлива. Вооружившись этим поверием этаноловое лобби сумело уговорить власти развитых стран ввести субсидии производителям. Будучи рациональными, многие владельцы земель тут же переключились на производство этанола. В итоге упало производство продуктов питания.

Можно конечно назвать и другие причины вроде сельскохозяственных субсидий, которые не дают развиваться сельскому хозяйству в бедных странах, плохую погоду и так далее, но этанол, пожалуй важнее.

Ссылки по теме:

Как и было сказано

Мы много раз писали, что искуственное сдерживание цен никогда не остановит инфляции. Практика в очередной раз подтвердила, что экономические законы в России очень даже выполняются:

В России после истечения в начале марта срока соглашения с производителями о «заморозке» цен на социально значимые продукты питания и после благополучно прошедших президентских выборов в течение нескольких последних дней во многих регионах значительно выросли отпускные цены на хлеб и молоко, несмотря на попытки местных властей сдержать рост цен.

То есть вместо плавного роста цен правительство устроило нам резкий скачок в середине года, когда большинство людей уже не могут изменить прописанную в контракте зарплату. Вероятно, этот скачок из-за сдерживания оказался больше чем мог бы быть. Но самое обидное, что правительство даже не скрывает, что держит граждан за дураков, которым можно наобещать всякого бреда перед выборами, а потом плюнуть на все еще до вступления нового президента в должность.

Причины инфляции

Обычно на интересные материалы я всего лишь даю ссылки, но в этот раз хочется процитировать, потому что мнение, на мой взгляд, очень интересное и заслуживает обсуждения. Это отрывок из выступления шефа российского бюро журнала Economist Аркадия Островского на Эхе Москвы. Там много всего интересного, но мне показался самым важным отрывок про причины инфляции:

А.ОСТРОВСКИЙ: Инфляция это как любая болезнь – можно сбивать температуру и снимать симптомы, но если ходить с гриппом — будут осложнения. Точно так же с инфляцией. Если заниматься удерживанием цен, то можно, конечно, на время сбить температуру, но потом могут быть такие осложнения, что это действительно может все плохо кончиться. Что такое инфляция? Это температура. Когда экономика перегревается, инфляция начинает повышаться. Это столбик термометра – вот что такое инфляция. Инфляция — это некий показатель того, что экономика не справляется, у нее, как у мотора, начинается перегрев, действительно, отчасти то, что происходит в России – это общий глобальный феномен повышения цен на продукты. Это действительно так. Но при этом в других странах инфляция не растет в двузначных цифрах, 12-13% — она растет на 3-4% — это много для Европы. И конечно, чем выше благосостояние страны, тем меньше процент дохода тратится только на продукты, и поэтому тем менее заметно это на благосостоянии семьи. В России, кроме того, что есть глобальные факторы, и мы их оставим за скобками, потому что с ними мы действительно ничего сделать не можем – они есть, — но есть другие, уже совершенно свои, родные, российские проблемы с инфляцией. А именно то, что российская экономика не справляется и перегревается от огромного потока денег, которые идут в эту страну – в основном от нефти и газа, или опосредовано.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Слишком много денег?

А.ОСТРОВСКИЙ: Да. Потому что, с одной стороны, растут цены на нефть, приходит больше долларов, это значит, что Центральный банк покупает эти доллары у экспортеров нефти, а вместо них выпускает рубли. И вот эта масса людей выливается на рынок – ликвидность называется. Вот эти рубли поступают в обращение. Денег очень много, и цены начинают расти. Это с одной стороны. С другой стороны есть приток капитала – займов, и так далее. Неважно, откуда идут деньги, вопрос в том, что когда деньги идут из внешних источников, связанных не с продуктивностью труда, не с тем, как мы с вами работаем, а просто вот такая халява, грубо говоря, то, что должна делать экономика? Она должна брать эти деньги и пускать их в оборот — что-то начинать делать, открывать булочные, магазины, маленькие фабрики – поскольку деньги есть, можно на эти деньги что-то делать. Что происходит в России? В России реальные свои доходы, которые люди тратят в магазинах — расходы растут в два раза быстрее, чем экономика, и уж тем более гораздо быстрее, чем производительность труда. То есть, вместо того, чтобы пойти и открыть свое дело, купить квартиру, люди идут и что делают? Они покупают и квартиры, но в основном идут в магазины и их тратят, машины покупают.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть, виноваты опять мы?

А.ОСТРОВСКИЙ: нет, виноваты не мы, виновата система, при которой людям легче пойти и потратить деньиг, чем начать вкладывать их в бизнес.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Значит, дело в системе?

А.ОСТРОВСКИЙ: дело в том, что есть ограничения конкуренции, свободной конкуренции в этой стране. Если убрать монополию «Газпрома», если сделать так, чтобы были нормальные дороги, а не направления, если уволить две трети чиновников, чтобы милиция ходила, а не побиралась у бизнеса, чтобы налоговики не ходили — вот если все это убрать, я думаю, что экономический рост в России будет не 8%, а все 16 , если не больше.

Тут самым интересным мне видится последние строчки. Если кратко, то: инфляция в России могла бы быть намного меньше, а рост больше, если бы были созданы условия для пускания денег в оборот, в частности для создания бизнеса. То есть в инфляции действительно в какой-то степени виновата власть, но не ее экономический блок, а совсем другие органы. Предлагаю обсудить эту точку зрения.

Еще Аркадий там говорит, что не нужно быть экономистом, что бы понять, что контроль цен ведет к дефициту и черному рынку, что к сожалению не так. Последние опросы говорят о том, что россияне только и думают, что о контроле цен. Видимо, хоть немножко экономического образования нужно.

Почему выросла инфляция: любительское расследование

С российской экономикой происходит что-то странное. С одной стороны, она вроде бы в самом лучшем состоянии за последнии лет 30: наблюдается стабильно высокий рост, население богатеет, долги выплачены и так далее. С другой — с удивительной регулярностью случаются какие-то проблемы, которые вызывают громкие дискуссии. Последней такого рода новостью стало превышение уровнем инфляции заложенных прогнозов. Как сообщают СМИ, уже в октябре инфляция превысила ожидаемый годовой показатель. Что же случилось? Давайте поразмышляем на эту тему.

Когда говорят об инфляции важно не забывать несколько базовых вещей. Во-первых, уровень инфляции очень сильно зависит от того, как его меряют. Об этом Рукономикс писал совсем недавно. Во-вторых, мне кажется важно помнить, что от изначального эффекта до измеренной инфляции может пройти очень много времени (в среднем считается около 2х лет). Но, мне кажется в данном случае это необязательно так.

О причинах инфляции в России мы тоже писали в одном из наших первых постов, и с тех пор почти ничего не изменилось. В двух словах, российский центральный банк скупает валюту пришедшую от экспорта (в основном нефти и прочего сырья) для поддержания фиксированного курса. В результате растет предложение денег и как следствие цены (все строго по Милтону Фридману). Один из побочных эффектов этой практики — рост золотовалютных резервов ЦБ (там скапливаются купленные доллары).

В последние месяцы по разным причинам цены на нефть очень сильно выросли, соответственно легко предположить, что точно так же выросла и выручка российских нефтегазовых компаний. На рынке появилось заметно больше долларов, плюс всвязи с действиями американских денежных властей от доллара стало выгодно избавляться. Центробанк допустил небольшое понижение курса американской валюты, но вероятно большую часть удара взял на себя, в очередной раз вбросив на рынок рублей. Отсюда и инфляция.

Да, сама цифра в 8, 9 или 10 процентов не многого стоит (потому что в реальности для каждого потребителя и предпринимателя инфляция своя), но некоторые опасные тренды по ней обнаружить можно. Тем не менее, возможно эта инфляция (вызванная внешними причинами) не так уж страшна для российской экономики. Репутацию финансовым властям, грозно обещавшим инфляцию побороть, она конечно подпортит, ну да эти ребята о такой вздорной вещи как репутация все равно не заботятся.

Почитать:

Два плюс два пять, или о проблемах агрегирования

От редакции: Это один из постов второго победителя нашего конкурса. Александра Филатова. К сожалению, в Алушту он поехать не смог.

Микроэкономика оперирует понятными всем величинами: ценой (измеряемой в рублях, долларах и тугриках) и объемом продаж (в штуках, центнерах и декалитрах). Когда экономисты пытаются перейти на макроуровень, появляются не вполне осязаемый уровень цен и физический объем производства. Приходится пояснять, что в статике эти показатели действительно не имеют смысла, но ведь рассматривается динамика, и уровень цен вполне может возрасти вдвое (и все это заметят – что такое инфляция в России знает самая отсталая домохозяйка), равно как и физический объем производства (пресловутое удвоение ВВП).

Вопрос в том, что по официальной статистике инфляция в 2006 году в России составила 8,9%, неофициальные эксперты сообщают о 10%-ой, критики режима скажут, что инфляция зашкалила за 15%, а кто-то может вообще не заметить изменения цен. С чем это связано?

Во-первых, цены на один и тот же товар могут существенно различаться в разных местах, так что идентифицировать их – сама по себе нетривиальная задача. Во-вторых, имеются сложности с получением статистики по объемам – не все в этом мире фиксируется, и речь даже не о черном рынке, а хотя бы о заведомом преуменьшении реальных продаж в целях сокращения налогов. В-третьих, набор потребляемых благ со временем меняется. Если хлеб и молоко можно считать стандартными (в некотором приближении) в течение многих сотен лет, то на наших глазах появились и уже практически исчезли кассетные магнитофоны, родилась и развилась сотовая связь, да и тот же компьютер сегодня и 15 лет назад – это «две большие разницы».

Вполне распространено заблуждение, что сложности на этом заканчиваются. То есть если в некоторой идеальной стране зафиксировать набор потребляемых благ, оперативно получать точные данные по их ценам и объемам продаж, то можно будет однозначно, безо всяких разночтений, определить индекс цен и индекс объемов продаж. К сожалению, это не так. Приведем самые очевидные требования, которым должны удовлетворять индексы цен и объемов:

  1. Транзитивность. Если за первый год цены цен (объемы) возросли втрое, а за следующий – вдвое, то за 2 года они возросли в 3*2=6 раз
  2. Мультипликативность. Если за некоторый год цены возросли вдвое, а объемы продаж в 1,1 раза, то номинальный ВВП вырос в 2*1,1=2,2 раза.

Доказано, что даже эти очевиднейшие требования противоречивы. То есть невозможно построить ни одну индексную формулу, удовлетворяющую обоим требованиям, исключая тривиальную ситуацию одинакового роста цен на все товары или одинакового изменения объема продаж. Более того, наиболее распространенные на практике индексы Ласпейреса и Пааше не удовлетворяют ни одному из этих требований.

Остановимся подробнее на индексах цен Ласпейреса и Пааше. Первый использует в качестве весовых коэффициентов объемы продаж базового периода (как было), а второй – текущего периода (как стало). Первый индекс, как правило, завышающий, а второй – занижающий (не с этим ли связано, что правительства большинства стран используют именно его?). Происходит это из-за изменений в потребительской корзине – люди переходят на товары, становящиеся относительно дешевле.

Рассмотрим пример: с 1998 по 1999 год цены на импортные товары выросли примерно в 3 раза, а на отечественные только на 50%. Доля импорта существенно сократилась. Для красочности будем утрировать ситуацию: пусть в 1998 году россияне покупали исключительно импорт, а в 1999 только отечественные товары. Тогда индекс цен Ласпейреса равен 3, а индекс цен Пааше – всего 1,5. В реальности индекс цен должен находиться где-то между: рост цен на 50% делает картину слишком оптимистической (потребительская корзина ухудшилась, люди поддержали отечественного производителя не от хорошей жизни), но и 3-кратный рост цен неадекватно описывает ситуацию – импортные товары все-таки имеют российские аналоги.

Что же делать? Совсем отказаться от индексов невозможно – без агрегирования рухнет вся макроэкономика. Значит, нужно пытаться получить если не идеальную, то, по крайней мере, более адекватную формулу. Самый простой способ следующий: если один индекс завышающий, а второй занижающий, возьмем среднее геометрическое из них и получим индекс Фишера. Конечно, он тоже не удовлетворяет обоим вышеприведенным требованиям. Однако, как показали эмпирические исследования, отклонения по каждому из требований, а также по ряду других свойств существенно меньше, чем для индексов Ласпейреса и Пааше.

Есть и множество других индексов – Эджворта, Тернквиста, Вартии, вычисляемых по более сложным формулам, но оставим их экономистам-профессионалам.

Зачем повышать ставку процента?

Очередной вопрос от читателя, самым прямым образом связанный с темой прошлого поста:

Зачем центральные банки повышают ставки? Понятно, чтобы поднять стоимость денег. Но зачем это делается? Чтобы экономика не перегревалась, обычно следует ответ. Но что именно имеется в виду?

Действительно, последнее время денежная (или монетарная) политика большинства стран сводится к повышению или понижению ставки процента. Об этом часто можно прочитать в прессе, например когда говорят об обменных курсах. В Америке этим занимается Комиссия по открытым рынкам ФРС, в Великобритании Комитет по монетарной политике. Эти органы состоят из разнообразных экспертов в основном из среды центрального банка, но могут включать в себя и просто экономистов, бизнесменов и так далее. Естественно поднятие ставок не происходит просто по директиве. Центральный банк покупает или продает валюту или гособлигации для того что бы установить желаемую рыночную ставку. Причем под ставкой процента могут понимать разные понятия, но мы в такие детали вдаваться сейчас не будем. Что же делает повышение процентных ставок?

Эффект на экономику оказывается сразу по нескольким фронтам. С одной стороны люди начинают держать меньше денег (повышается их альтернативная стоимость), в том числе люди снижают свои расходы на потребление, потому что становится выгоднее сберегать. Плюс у многих растут платежи по кредитам, в первую очередь по ипотеке, занимающей солидную часть бюджета английской или американской семьи. Фирмы поступают аналогичным образом. При поднятии ставки процента они при прочих равных сокращают расходы в том числе на инвестиции. Происходит это потому, что доходность инвестиционных проектов в сравнении с процентом с банковского вклада падает. Это такая сильно упрощенная картина, которую не стоит воспринимать в деталях, но она показывает направление движения экономики. На самом деле у денежной политики есть еще несколько каналов воздействия на экономику. Поскольку инвестиции и потребление входят в ВВП, то рост экономики должен снизится, но цель конечно не в этом. Дело в том, что когда в экономике не достаточно «места для роста», то она без вмешательства может начать «греться», то есть начнут расти цены без увеличения реального производства. Это называется инфляцией, и в принципе считается нежелательным.

Прошлая неделя стала в какой-то мере сенсационной для монетарной экономики, потому что Банк Англии впервые за историю своей независимости не попал в рамки отведенные по закону(от 1% до 3% инфляции), в результате чего председатель Мервин Кинг (в прошлом, кстати, известный экономист) должен был написать письмо на имя министра финансов, объясняющее провал. Я бы хотел об этом событии написать отдельно, а здесь только замечу, что Кинг обвинил в инфляции как раз недостаток того самого «места для роста». Что это означает? Спрос на товары, услуги, рабочую силу и так далее растет, но в экономике ограничено число людей, ограничен капитал, ограничены ресурсы, соответственно что бы спрос не переходил в банальный рост цен, стране нужно увеличивать капитал, улучшать технологию его использования, повышать продуктивность. Ставки процента помогают росту спроса замедлиться. Опять же, не стоит воспринимать эту простую логику буквально, она лишь показывает направление, но не объясняет всего. Для объяснение нужны гораздо более сложные модели.

Надеюсь, что не запутал вас еще больше.

Ссылка по теме:
Небольшая статья Банка Англии про то, как денежная политика влияет на экономику

Update: Комментарии к записи отключены. Разберемся после перерыва, а пока бессмысленную дискуссию надо остановить.

Ответ на вопрос — и кое-что новое!

Я вернулся. Будем считать, что я брал творческий отпуск — во время которого коллега закрывал собой весь блог, за что ему спасибо — но всему есть предел.

Недавно нам пришел вопрос, точной формулировки которого я сейчас не помню, о том, какой экономический смысл имеет различение инфляции ожидаемой и неожиданной. Вопрос показался нам интересным и требующим ответа, но уже в процессе обсуждения этого самого ответа мы приняли чрезвычайно ответственное решение погнаться за всеми зайцами сразу и открытьркайне полезную вещь под названием

Энциклопедия Рукономиста

На этой странице мы постараемся собрать воедино самые важные, на наш взгляд, понятия, относящиеся как к микро-, так и к макроэкономике. Соответственно, там уже висит дебютная статья

«Инфляция»,

в которой, я надеюсь, наш читатель найдет ответ на свой вопрос. А все остальные узнают,

  • Что такое инфляция и как ее измерять;
  • Почему она возникает;
  • Каковы негативные последствия инфляции;
  • Что происходит, если инфляция неожиданна и, что самое важное,
  • Стоит ли стремиться к нулевой инфляции?

Перед нами не стоит задача обскакать существующие энциклопедические словари и учебники (хотя в иных случаях мы будем делать это практически невольно). Скорее, мы хотел бы дать тем из вас — а таких довольно много — кто экономику не изучал, не изучает, и не собирается этого делать (пока), хорошее представление о главных темах, занимающих умы экономистов. В Энциклопедии не будет места определениям; она не будет и учебником в полном смысле этого слова — там не будет контрольных заданий, параграфов и графиков. Конечно, сходство с учебником отрицать трудно, да и незачем: в отличие от основного блога, в Энциклопедии мы будем реже касаться спорных ситуаций и собираемся освещать темы, по традиции заполняющие страницы учебников вводного уровня.

Что очень важно, Энциклопедия будет живой. О конкретном формате обратной связи я пока говорить не могу, но мы будем ждать вашей реакции, дополнять отдельные статьи новыми, интересными фактами. Сразу оговорюсь, что охватить любую, сколь угодно локальную тему целиком почти невозможно, и мы не будем пытаться это делать.