Цены на еду

В последнее время только ленивый не заметил, что цены на продовольствие растут и растут очень быстро. Это происходит не только в России, но и по всему миру. В России проблема наверное серьезней, потому что на это наслаивается инфляция, вызванная другими причинами. В итоге цены на некоторые базовые товары растут аж на 20 с лишним процентов. В чем же причины роста цен на продовольствие?

Как обычно цена складывается из спроса и предложения. Начнем со спроса. Экономический рост по всему миру и особенно в развивающихся странах за последние несколько лет сделал миллионы людей богаче. Потихоньку у них появились деньги на покупку еды, включая более дорогие виды вроде мяса. Рост спроса, как мы знаем, при прочих равных означает повышение цены. С этой причиной роста цен мы ничего сделать не можем.

На очень конкурентном рынке продовольствия кажется странным, что производители дали цене поднятся так высоко, ведь они могли увеличить объемы. Они этого не сделали. То есть объемы конечно растут, но медленнее чем нужно. Этому способствуют несколько факторов. В первую очередь экономисты винят субсидии производителям этанола в США, Евпропе и других странах. Дело в том, что для этанола нужна та же самая земля, что используется для сельского хозяйства. Но сегодня этанол сам по себе недостаточно выгоден. Тем не менее, считается, что он экологически полезней других видов топлива. Вооружившись этим поверием этаноловое лобби сумело уговорить власти развитых стран ввести субсидии производителям. Будучи рациональными, многие владельцы земель тут же переключились на производство этанола. В итоге упало производство продуктов питания.

Можно конечно назвать и другие причины вроде сельскохозяственных субсидий, которые не дают развиваться сельскому хозяйству в бедных странах, плохую погоду и так далее, но этанол, пожалуй важнее.

Ссылки по теме:

Демография для чайников

Пока по всему миру нарастают страсти на финансовых рынках (о чем мы еще напишем), давайте займемся повышением экономической грамотности. Повышать мы ее будем, как обычно, у чиновников. В этот раз под микроскопом глава Госкомитета по делам молодежи Василий Якименко, недавно возглавлявший печально известную организацию НАШИ. Привыкнув нести чепуху, Василий решил высказаться о проблеме российской демографии. Процитирую репортаж из газеты Акция:

Сегодня на пресс-конференции в Санкт-Петербурге глава Государственного комитета по делам молодежи Василий Якименко заявил, что решением демографической проблемы в России может стать мода на ранние браки. А финансовая несостоятельность будущих родителей только поможет делу: «Есть мировая статистика: чем меньше денег, чем хуже квартира, тем больше детей. Нам нужен культ раннего брака: показать, что ранний брак — это модно, выгодно и популярно»,— цитирует Якименко «Интерфакс».

На самом деле, Якеменко здесь высказал определенное экономическое суждение, но, к сожалению, никто не привлечет его к ответу. Если бы он сказал, что сумма углов в треугольнике 215 градусов или, что что вода кипит при 118-ти, то его бы подняли на смех, а вот экономические глупости никто не замечает. Мы это дело исправим.

Проблема демографии кроется в стимулах для родителей. Многие хотят думать, что такое важное решение как заведение ребенка не может зависеть от вполне банальных бытовых проблем, но  реальности это так. Экономисты во главе с не раз упоминавшимся в нашем блоге нобелевским лауреатом Гэри Беккером уже давно занимаются выявлением стимулов, стоящих за решением о рождении ребенка. Они бывают разными: например, в бедных странах дети представляют из себя своеобразную пенсию. Тогда логичным становится рождать как можно больше детей и соответственно рождать их раньше. Отсюда и появляется корреляция, о которой видимо говорит Якеменко (в бедных странах население растет быстрее).

Но в общем случае дети все-таки являютя так называемым «нормальным товаром», то есть богатые родители позволяют себе иметь больше детей. Естественно для работы этого механизма необходимы эффективные способы контрацепции (недоступные или запрещенные во многих бедных странах до сих пор). Если мы проведем ту же корреляцию в масштабе одной страны, а не мира, то выясним, что как правило доход больше связан с рождением детей чем бедность. А доход становится больше с образованием, так что ранние браки и ранние роды как правило ничего хорошего для демографии не представляют. Хотя конечно есть исключения.

Проблема Якименко в путанице между корреляцией и влиянием. Он думает, что если в бедных странах больше детей, то, сделав страну бедной, мы исправим демографию, а на самом деле мы скорее всего ее ухудшим. К счастью, правительство пока не воспринимает своего нового члена всерьез и наоборот предлагает платить за рождение детей. Это тоже спорная идея, но она в любом случае лучше противоположного метода. Приведу цитату из нашей статьи в БГ как раз на эту тему:

Теоретические построения Беккера свидетельствуют о том, что желаемое количество детей неразрывно связано с «качеством», под которым понимаются потраченные на ребенка деньги и время. Когда повышаются расходы на содержание ребенка — а они включают в себя и оплату врачей, и покупку игрушек, и занятия спортом, и репетиторов для поступления в университет, и взятки на избавление сына от армии, — родители предпочитают иметь меньше детей. Пользуясь этим наблюдением, можно объяснить парадоксально высокую рождаемость в бедных странах или в деревнях. В то время как многие списывают ее на культурные и исторические факторы, экономисты просто замечают, что там на ребенка а) не принято много тратить; б) можно много не тратить.

Поскольку затраты на содержание ребенка скорее всего пойдут только вверх, то, по-моему, очевидно, что надо всеми силами стараться повышать благосостояние будущих родителей, а не заставлять их рождать пораньше и жить победнее.

Доступный ребенок

В журнале Большой Город вышла пятая и последняя колонка авторов Рукономикс. На сей раз она рассказывает о демографии с применением теорий Гэри Беккера.

Теоретические построения Беккера свидетельствуют о том, что желаемое количество детей неразрывно связано с «качеством», под которым понимаются потраченные на ребенка деньги и время. Когда повышаются расходы на содержание ребенка — а они включают в себя и оплату врачей, и покупку игрушек, и занятия спортом, и репетиторов для поступления в университет, и взятки на избавление сына от армии, — родители предпочитают иметь меньше детей. Пользуясь этим наблюдением, можно объяснить парадоксально высокую рождаемость в бедных странах или в деревнях. В то время как многие списывают ее на культурные и исторические факторы, экономисты просто замечают, что там на ребенка а) не принято много тратить; б) можно много не тратить.

Читать дальше!

Если кому-то интересно, то наших колонок в БГ больше не будет по нашей собственной инициативе. Оказалось, что писать в журнал с определенным форматом и сроками намного сложнее чем вести блог, а учеба не позволяет нам тратить на это хобби столько времени. Будем надеяться, что когда-нибудь наше творчество вновь появится в прессе, но пока мы хотим взять паузу. Журналу Большой Город мы очень благодарны за предоставленную нам возможность попробовать свои силы. Следите за нашими анонсами!

Запрет полигамии — заговор против женщин?

Одна из самых интересных областей прикладной экономики это антимонопольное законодательство. На самом деле, анти-монопольное не совсем правильный перевод слова anti-trust, что означает скорей анти-заговор. Цель этих законов состоит в том, что бы сохранить как можно большую конкуренцию на рынках, снижая цены для потребителей и повышая общую эффективность. Примером заговора является, например, организация ОПЕК: страны, в нее входящие, часто договариваются искуственно поддерживать высокие цены на нефть. Можно ли сказать, что законодательный запрет полигамии (то есть, когда один мужчина может жениться сразу на нескольких женщинах) в демократических странах пример такого же сговора?

Сначала может показаться, что полигамия вредит женщинам. Это не так, если оговориться, что все решения о вступлении в брак принимаются исключительно добровольно. Поскольку в большинстве стран количество женщин и мужчин приблизительно одинаковое, то получается, что если один мужчина женат сразу на троих женщинах, то еще двое мужчин не будут женаты ни на одной. Риск остаться без женщины сильно снизит возможности мужчин, им придется поступиться частью своих привелегий. Кроме того, если в обычной моногамной системе ваша женщина может уйти в большинстве случаев только к свободному мужчине, а в полигамной — к каждому. В такой ситуации мужчины уже не могут много требовать от перспективных жен. Можно предположить, что женщины будут меньше времени уделять всяким домашним заботам, готовке и так далее. Зачем стараться, если кандидатов и так очень много? Конечно, не стоит ожидать, что все женщины вдруг перестанут готовить или уйдут в гаремы. Многие скорей всего продолжат предпочитать не делить своих мужчин, но уже сама возможность сравнительно легкой смены партнера немножко изменит отношения в некоторых семьях.

От разрешения полигамии некоторые мужчины безусловно выиграют, но многие проиграют, причем большинство готово терпеть моногамию (предполагается, что в целом мужчины больше склонны к полигамии), что бы снизить возможные риски. В обычной ситуации банальный сговор бы не помог. Слишком выгодно было бы его нарушать. Так нефтепроизводящие страны временами выходят за рамки своих квот. Эту проблему сильно упрощает возможность ввести общее законодательство, что и сделано во многих странах. Даже с законодательством мы периодически встречаем нарушителей «договора», что и предсказывает экономическая теория.

Одна из самых известных цитат по этому поводу принадлежит самому Адаму Смиту:

Люди одной профессии редко собираются вместе даже для развлечения, но их встречи заканчиваются заговором против общества или планом увеличить цены.

Против кого направлен «заговор» мужчин? Выбор тут небольшой. Очевидно, что против женщин. Причем сами женщины часто считают, что законодательный запрет полигамии защищает их права (хотя по логике никак не может защищать права то, что ограничивает твой выбор), как и мы иногда можем поверить, призывники дешевле добровольцев, что запрет на импорт алкоголя несет геополитические выгоды и во многие другие мифы.

*Идея этого поста взята из этой книги, а изначальные исследования полигамии проводил неоднократно упомянавшийся у нас в блоге Гэри Беккер.

Несколько интересных ссылок

  1. Интервью новое интервью Милтона Фридмена. Фридмен один из самых великих экономистов всех времен, и это интервью очень интересно сделано, так что рекомендую всем, кто владеет английским.
  2. Подкасты с Гэри Беккером и Робертом Барро. Про Беккера мы уже писали, а Барро (Гарвард) — один из главных кандидатов на следующую нобелевскую премию. Один из самых цитируемых экономистов. К сожалению тут тоже необходим английский.
  3. Лекция Нобелевского Лауреата Вернона Смита про пользу глобализации (MP3)

Если вы тоже нашли что-то интересное на экономическую тему в сети, делитесь ссылками в комментариях

Демографическая политика

Все наверное слышали о том, что Владимир Путин предложил выплачивать по 250000 рублей семьям, родившим второго ребенка, а также набор других стимулов (больший оплачиваемый отпуск женщинам и тд). Так правительство пытается прекратить сокращение российского населения. Зачем это нужно, в принципе понятно. Хотя у маленького населения есть свои плюсы, если оно вызвано повышением смертности, а не понижением рождаемости (в России в основном именно так), страна обычно предпочитает иметь растущее население, тем более когда территория и ресурсы позволяют. По теориям экономического роста, при прочих равных небольшой рост населения может положительно сказаться на ВВП страны и соответственно на ее конкурентоспособности. Не стоит забывать и о геополитических причинах, которые в условиях стремительной глобализации играют не последнюю роль. Поэтому само желание развернуть тренд практически без споров поддерживается всеми. Не даром и партия «Яблоко», и «Родина» заявили, что Президент использовал их идеи. Куда интереснее вопрос, помогут ли эти меры.
Читать далее

Как бороться с проституцией?

Я уже рассказывал об интересных новых теориях в экономики. Экономисты сегодня пытаются объяснить вещи сильно за гранью традиционных методов производства. Вот, например, материал ABC News рассказывает об экономическом подходе к сексу. Экономисты начали исследовать отношения между людьми и в частности секс уже достаточно давно. Начало этому положил все тот же Гэри Беккер, про которого я тоже уже неоднократно писал. Он же кстати сейчас ведет очень интересное исследование по наркотикам. А тем временем, экономисты пытаются объяснить как лучше всего бороться с проституцией.

В большинстве стран она как известно запрещена и борются с ней через полицию. С точки зрения экономиста любой такой внешний запрет создает неэффективность всегда ведет к негативным внешним эффектам. Например, известно, что Сухой Закон сыграл важнейшую роль в становлении мафии (можно, например, вспомнить фильм Однажды в Америке и как они там горевали, когда сухой закон отменили). То же самое с проституцией. То что она нелегальна ведет к преступности, причем не только к сутенерству. Другой негативный эффект — небезопасность. От нелегальной проститутки трудно требовать какого-то «контроля качества» и наоборот она редко может пожаловаться на клиента. Поэтому экономистам всегда хочется придумать какой-нибудь альтернативный способ решения проблемы, который бы устранял саму причину ее появления. То есть задача — сделать такую систему стимулов, при которой женщинам будет не выгодно выбирать древнейшую профессию. Читать далее