Инвестиции: национальные vs. международные

Продолжаем отвечать на вопросы. Вот один из них:

Почему многие экономисты, особенно состоящие на госслужбе, так подозрительно относятся к иностранным компаниям и иностранным инвестициям? Откуда эта святая вера в то, что «национальный капитал» априори эффективнее? Почему инвестиции определяются типично чиновничьей формулой «Их надо всячески поощрять. Но в меру». Эти экономисты вечно пугают тем, что «транснациональный капитал скупит российскую экономику» — но ведь он же,купив что-то, не увезет в далекие края, все эти купленные предприятия останутся в России. Почему в Эстонии приватизация проходила с упором на продажу предприятий иностранным компаниям — и ничего, Эстония сейчас один из лидеров Восточной Европы и по экономическому росту, и по достигнутому уровню развития…

Есть сразу несколько причин, по которым экономисты и особенно в правительстве могут предпочитать национальные инвестиции. Некоторые из них вполне разумные, другие — просто выгодные в электоральном смысле. Основной аргумент в том, что если инвестиции внутренние, то и прибыли останутся в нашей стране. Соответственно в нашей стране с этих прибылей будут уплачены налоги. И значительная часть этих денег тоже будет потрачена внутри страны. В итоге появятся новые рабочие места, вырастет уровень жизни и так далее. Правительству безусловно это выгодно. Не говоря уж о том, что сама идея «оставлять прибыли внутри страны» безумна популярна среди избирателей. Поэтому при прочих равных неудивительно, что государство предпочтет своего инвестора. Кроме того, с таким инвестором всегда проще договориться о возникших проблемах.

Проблема в том, что «прочих равных» почти не бывает и иностранные инвесторы часто предлагают более выгодные условия, чем российские. Например, за приватизацию 90-х годов можно было бы наверняка выручить больше денег, если бы предприятия продавались иностранным компаниям, как это сделала Эстония. Да и использовать полученные активы иностранные компании возможно могут лучше. У них как правило есть передовые технологии, опыт и совсем другие финансовые возможности. Домашние инвесторы международного уровня если и достигнут, то совсем не так быстро. Увеличившийся размер инвестиций кстати тоже создает дополнительные, хоть и менее очевидные, доходы для государства и населения в целом. То есть, разрешая иностранные инвестиции, мы получаем в среднем более эффективную и большую по размерам индустрию. Конечно часть прибыли уйдет за рубеж, но у нас останутся технологии, рабочие места, улучшенный выбор и так далее. Кроме того, хотя некоторая часть из прибылей, полученных в нашей стране, и будет расходоваться внутри ее, сбережения будут делать там, где это выгоднее. Если мы говорим о России, то заметная часть доходов будет потом переведена в другие страны из банальных соображений выгодности. Если говорить об Европе или Америке (где разговоры о запрете иностранных инвестиций тоже совсем не редкость), то там этот эффект будет слабее.

Есть и стратегический аргумент. Некоторые считают, что отдавать свои индустрии иностранцам нельзя из-за возможности войны. В этом случае мы конечно можем отобрать важные для нас производства, но совсем не факт, что мы сможем ими управлять. В этом плане Россия сильно отличается от Эстонии. Большинство объектов для приватизации у нас именно стратегические: сырье, оборонная промышленность и так далее.

Это конечно упрощенный анализ. С одной стороны его можно углубить тем, что посмотреть более пристально на теорию инвестиций, когда они нужны и какие от них эффекты. С другой — можно поговорить о политике. Почему некоторые экономисты и чиновники говорят не всегда то, что думают. Многие из них наверняка понимают, что западные инвестиции не так вредны, как может показаться, но сказать об этом не решаются, потому что для медианного избирателя в большинстве стран это неприемлемо. На самом деле, во многих развивающихся и даже развитых странах наоборот ведется очень активная политика по привлечению иностранного капитала. Тут можно вспомнить Китай, Индию, Ирландию и многие другие. В России тоже иногда этим идея пытаются следовать, но на деле в «большие» индустрии иностранцев пускают очень и очень неохотно. Иногда государство можно понять; если оно хочет ценой временных потерь построить в стране собственную конкурентоспособную отрасль, то в этом нет ничего плохого. Но чаще защищают старые фактически бесперспективные отрасли, которые никогда не смогут конкурировать.

Всем, кому интересно более подробно ознакомиться с экономикой иностранных инвестиций, советую посмотреть статьи на эту тему в Google Scholar. Определение и разновидности можно найти в Википедии

Экономическая свобода и процветание

Многие скептически отнеслись к моему предположению о роли рыночных реформ Марта Лаара в процветании Эстонии. И в принципе мне не сложно понять почему. Во-первых, очень трудно признать, что маленький сосед оказался успешней тебя, а, во-вторых, вроде бы те же реформы в России такого результата не принесли. С каждой из этих причин достаточно трудно бороться, потому что сейчас практически невозможно оценить, могла ли Россия лучше преодолеть финансовый кризис конца 80х — начала 90х. Все-таки у нашей страны в то время были совсем другие проблемы, о чем можно почитать, например, в новой книге Егора Гайдара «Гибель Империи» (ее реклама висит в правой колонке нашего сайта).

В любом случае, меня больше разочаровывает, что люди не верят даже в возможность положительного эффекта от установления как можно большей экономической свободы. Пытаются придумать сотни причин, которые якобы гораздо важнее в развитии каждой страны (для той же Эстонии указывают на ворованный из России газ, поставляемых на Запад проституток, зарубежную экономическую помощь). И действительно экономисты не могут найти прямой зависимости между свободой и разнообразными экономическими показателями. Но тут все исследования достаточно условны, потому что нет двух одинаковых стран. В идеале надо было бы взять две такие страны и отправить их разными маршрутами, а потом посмотреть, что лучше. Так сделать нельзя. Даже близкие примеры (Северная и Южная Кореи) не совсем подходят и в любом случае их слишком мало. И поскольку у каждой страны своя история и свой набор ресурсов, институтов, традиций и прочих факторов развития, то эффект от конкретно свободного рынка просчитать очень сложно. А это всегда самое интересное. Мы знаем, что Швеция с ограничениями экономической свободы предоставляет весьма высокий уровень жизни, но мы не можем точно сказать происходит ли это благодаря или вопреки ограничениям.
Читать далее

Эстония: История успеха

Эстония - картинка с сайта wikipedia.orgПосле распада СССР Эстония оказалась одним из беднейших из появившихся на карте государств. И при этом одним из самых маленьких. Единственное в чем пожалуй у Эстонии было преимущество перед другими республиками Союза, это немного более свободный политический режим и гомогенное по национальному составу население. Тем неменее без ресурсов и с полным бардаком в торговых связях у эстонской экономики было немного шансов для быстрой модернизации. На этом фоне к власти в стране приходит бывший учитель истории Март Лаар 32-х лет, который за всю жизнь из книжек по экономике прочел только «Свободу выбирать» Милтона Фридмана. Сейчас Лаар сознается, что тогда логика книги показалась ему настолько очевидной, что он был уверен, что во всех развитых странах Запада экономика уже давно устроена именно так, как описывал Фридман. На самом деле, например, в Америке из радикальных предложений, изложенных в «Свободе выбирать» и в ее более подробной версии «Капитализм и свобода» только отмена обязательной службы в армии была реализована на практике. Не зная этого, Лаар без капли сомнений провел законы о плоской шкале подоходного налога, в одностороннем порядке отменил все импортные пошлины и приватизировал большую часть экономики.
Читать далее