Печальные новости

В пятницу нас покинул Клайв Грэнджер, знаменитейший ученый в области эконометрики. Как знают читатели, я не особо люблю эту науку, но заслуги Грэнджера перед ней и перед экономикой в целом конечно нельзя оспорить. Ознакомиться с ними можно в некрологе от EconBrowser, там есть много ссылок на аналогичные статьи в газетах.

Медаль Джона Бейтса Кларка 2009

В пятницу состоится вручение второй по важности премии в экономике. Ее вручают лучшему американскому экономисту до 40. С этого года приз стал ежегодным, а раньше его вручали только раз в два года, что делало награду еще более ценной. Многие из победителей потом получают Нобелевскую Премию. Блог WSJ Real Time Economics представил свою версию шорт-листа.

Самым вероятным кандидатом они считают Эстер Дуфло из MIT. Она регулярно занимает первые места в рейтингах молодых экономистов по важности работ. В основном она занимается разработкой програм для развивающихся стран с помощью больших рандомизированных (оказвается, есть такое слово) экспериментов. Это значит, что разные программы тестируются случайным образом в разных городах или странах, чтобы выбрать лучшую.

Второе место в списке занимает Сендхилл Муллаинатан (честно говоря, не знаю как правильно перевести эту фамилию) из Гарварда. Он работает в том, что называется поведенческой экономикой, хотя в том числе занимается и программами борьбы с бедностью вместе с Дуфло. Самая его известная статья экперементально подверждает предвзятость американских работодателей. Как-нибудь, напишу подробней.

Третью строчку занял Эммануэль Саез из Беркли. Он больше всего известен своими работами по исследованию неравенства.

Не знаю, есть ли среди экономистов до 40 еще достойные кадидаты, но из этих я пожалуй предпочитаю Малэйнатана.

Экономисты во власти: команда Обамы

Барак Обама еще не успел вступить в должность, но уже начал назначать людей в свою экономическую команду. В итоге в ней оказались Ларри Саммерс на посту президента Национального совета по экономике, Кристина Ромер на посту главы президентского совета по экономике, Аустан Гулсби на посту секретаря в еще одном новом совете, пока без названия. Так же заметную роль должен получить предвыборный советник Джейсон Фурман. К ним можно добавить остающегося на своем посту как минимум еще 2 года Бена Бернанке. Тимоти Гейтнер получивший пост министра финансов конечно не академик, но очень к ним близок.

Пока, я думаю, даже сам Обама не очень понимает, как будет работать эта комбинация очень похожих советов, но возможно он и не ждет от них реальной деятельности, а всего лишь дополнительного источника мнений по экономической политике. Интересно при этом, что в администрации пока не предвидится ни одного сравнимого по масштабам человека из бизнеса. Пол Волкер и Тимоти Гейтнер все-таки прославились больше работой на государство. Видимо, таким образом Обама, пытается отделить себя от виновников кризиса. Но меня в этой ситуации интересует другое.

Стоит ли правительству привлекать академических экономистов? С одной стороны, они очевидно много знают об очень важном для каждого президента предмете, с другой — их знания далеко не всегда можно применить на практике. Россия, как это не парадоксально, здесь даже опередила Америку. В 90-е годы в нашем правительстве было сразу несколько важных на то время ученых: Гайдар, Чубайс, Авен, Ясин и так далее. О результатах судить трудно (в конце концов, не факт, что тогда был хоть какой-то выбор), но от людей из бизнеса часто приходится слышать, что при всей благородности этих людей часто они не успевали реагировать на реальный мир. Академическая экономика показала, что она не способна обращаться с кризисами, поэтому не ясно смогут ли экономисты спасти страну.

На мой взгляд, Обаме не стоило так сильно перегружать свою команду пусть и первоклассным, но очень отдаленным от реального мира экономистами. Хотя бы потому, что это посылает четкий сигнал, что президент не доверяет бизнесу. Экономисты хороши в роли, которую им предписал Кейнс, идеологов и наставников политикам. Становиться политиками им, за редкими исключениями, не стоит.

Бонус: небольшая справка по экономистам в администрации Обамы.

Лоренц (Ларри) Саммерс. Один из самых ярких макроэкономистов последних лет. Лауреат премии Джона Бейтса Кларка (лучшему американскому экономисту до сорока). Очень часто цитируем. Занимал пост министра финансов в администрации Клинтона, где в частности занимался помощью российским реформаторам (его протеже Андрей Шляйфер даже попал всвязи с этим в неприятную историю). После этого занимал пост президента Гарварда, откуда «его ушли» после скандала с высказываниями о женщинах и науке. В администрации Обамы, видимо, будет главным из советников, координируя деятельность всех остальных экономистов администрации.

Кристина Ромер. Одна из самых известных женщин-экономистов. Специализируется на истории Великой Депрессии и макроэкономике. Жена макроэкономиста Дэвида Ромера (так что думаю он тоже приложит руку). В политике до этого замечена не была.

Аустан Гулсби и Джейсон Фурман. Два экономиста из поколения Обамы. Оба были его советниками в предвыборной кампании. Оба изучали налоги. Фурман так же занимался социальной политикой. Гулсби — интернетом и новой экономикой. Обоим в итоге не дали руководящих постов, но очевидно Обама их уже хорошо знает, а значит будет слушать.

Тимоти Гейтнер. Работает президентов федерального резервного банка в Нью Йорке (главное из подразделений ФРС), до этого работал в министерстве финансов у Саммерса, которого называет своим учителем.

Пол Волкер. Ветеран команды, нанятый скорей для имиджа. Занимал пост главы ФРС до Гринспэна, и начал эру новой монетарной политики.

Роберт Шиллер: звезда кризиса

Пока большинство экономистов в шоке наблюдают за насилием над их любимыми теориями, немногие могут чувствовать себя на коньке. Роберт Шиллер один из них. В 2000-м году на пике интернет-бума он написал культовую книгу Irrational Exuberance, в которой говорилось о возникшем на рынке пузыре и о возможном резком падении в недалеком будущем. Через несколько месяцев предсказания сбылись. Незадолго до начала этого кризиса Шиллер стал говорить о пузыре на рынке недвижимости, и снова цены через некоторое время резко упали, как по заказу. Шиллер быстро сориентировался и написал новую книжку про нынешний кризис, его причины и пути выхода. Вчера он выступал с лекцией на эту тему в Лондонской Школе Экономики.

Фото New York Times
Фото New York Times

Начал он с причин кризиса. Сегодня большинство, включая, например, лидеров G20, называют среди причин сложность финансовых инструментов, проблемы с рейтингами и так далее. Шиллер считает все это причинами второго порядка. Главная же причина именно в пузыре на рынке недвижимости. За несколько последних лет цены на жилье в США взлетели сильно выше исторических норм (естественно речь идет об одинаковом жилье с учетом инфляции). На это уже наслоились все сопуствующие проблемы из мира финансов, а когда цены, как им и положено, начали падать, рушиться начало все вокруг. С одной стороны, про завышенные цены на недвижимость даже до кризиса говорили многие, с другой — никто не взял это наблюдение на вооружение. В итоге граждане продолжили брать в долг под залог все дорожающих домов, надеясь, что их цены никогда не упадут. Именно в этой ситуации стали популярными суб-стандартные ипотеки, когда долг дается человеку с не очень хорошей кредитной историей. Когда цены все-таки начали падать, многие из заемщиков отказались выплачивать долги, что и породило сегодняшний кризис доверия.

Сами пузыри и последующие падения Шиллер объясняет психологией инвесторов и их недальновидностью. Людям обычно приятней вместе покупать всякую дрянь, чем в одиночку быть умным. К сожалению, тот же механизм сработал в рейтинговых агенствах и у финансовых аналитиков.

Впрочем, обсуждать причины сейчас не так важно как спасать экономику. Тут большинство правительств, как мы уже писали, взялись стимулировать спрос через фискальную политику по Кейнсу. Особенно хорошо выступило правительство Великобритании, которое открытым текстом сказало, что сегодняшний вброс денег будет финансироваться налогами через два года, что по идее должно было убить всякое желание тратить сэкономленные деньги. Эти меры вряд ли что-то сделают, а если и сделают, то не в долгосрочном периоде. Следующего кризиса мы так не предотвратим.

Выход Шиллер видит в совсем другой политике. Сейчас самое время создавать долгосрочные институты, которые помогут убрать те риски, что создали сегодняшний кризис. Например, это macroshares и continous workout mortgages. Первые представляют из себя новый финансовый инструмент с прозрачными рисками. Вторые — ипотека с рисками (и что делать в разных ситуациях) прописанными в контракте. И то, и другое повышает прозрачность и соответственно повышает стабильность. Не знаю, действительно ли таким образом можно совсем убрать невидимые риски, но как минимум можно сократить их количество. Кроме этого, Шиллер предлагает улучшить доступ рядовых инвесторов к информации и советам профессионалов. Плюс в некоторых областях нужны просто новые рынки, где, например, можно будет хеджировать риски по недвижимости.

Мне скорее нравятся рекомендации Шиллера, потому что он хотя бы не предлает типичного лобового решения проблемы (забросаем мир деньгами, что-то да получится), а предлагает серьезные реформы. С другой стороны, трудно отделаться от ощущения, что вот сейчас прямо нужно что-то более эффектное.

Update: Оказывается LSE выкладывает лекции в свободный доступ через iTunes. Скачать лекцию Шиллера можно здесь (ссылка откроется в itunes).

Внеклассное чтение:

  • Шиллер пишет колонки для Project Syndicate, и их переводят на русский. Вот, например, последняя.

Как инвестируют экономисты

Американская Экономическая Ассоциация включает в себя лучших экономистов планеты. Недавно эта организация решила спросить своих членов, как ей инвестировать накопленные деньги. В американских университетах (где тоже имеются огромные фонды) профессоров экономики и финансов предпочитают не спрашивать, а вот здесь мы получили чистый эксперимент. Несколько ведущих специалистов решали проблему и предложили следующий портфель:

Как легко заметить, здесь учтены все основные пожелания теории финансов: диверсификация за счет разного типа активов, включая компании разных размеров, зарубежные компании и облигации, вложение в индексы, а не в конкретные компании или паевые фонды. За прошлый год портфель заработал 10.2 процента, что не очень много, но достаточно для портфеля с вероятно небольшим риском.

via Greg Mankiw

Экономика сейчас

Вчера, общаясь с ко-блоггером Ильей мы в очередной раз спорили о судьбе любимой науки. Можно конечно сказать, что у нас слишком много свободного времени для таких пространных дискуссий особенно перед сессией, но в принципе вопрос все же важный. Мы сходимся во мнении, что в большинстве своем сегодня экономика представляет из себя весьма мрачное зрелище. Тысячи людей по всему миру вроде бы занимаются ей, получая PhD в университетах и публикуя статьи в журналах, тогда как, если посмотреть в перспективе, их труд имеет очень мало общего с тем, что делал Адам Смит. К сожалению, экономика стала жертвой собственного успеха. Когда ей занимается такое огромное количество людей, непонятно кто из них чего-то действительно стоит. В результате появилась достаточно смешная система, когда без PhD или публикаций тебя не будут считать экономистом. В итоге большинство из таких экономистов занимаются каким-то исследованием именно с целью публикации, а не что бы стать чуть ближе к истине. При этом даже если вы придумали что-то очень интересное, но не опубликовали в журнале, то этих экономистов вы не заинтересуете.

На этом консенсус у нас заканчивается. Илья считает, что эта культура убила экономику, и сейчас уже в ней не осталось ничего стоящего. Я наоборот утверждаю, что даже не смотря на все проблемы в экономике остаются люди, занимающиеся ею ради чего-то большего чем публикация в журнале и одобрение коллег. Речь идет о сравнительно молодых (не слишком молодых и наоборот) экономистах.

В качестве одного из примеров мне видится Дарон Асемоглу. Также можно вспомнить Эда Глейзера, прославившегося в первую очередь экономикой города. Оба они еще пока сравнительно молоды. Немного сложнее со Стивом Левиттом, который вроде бы занимается интересными вопросами, но с другой стороны в основном их испытанием на статистике. Еще под вопросом гарвардский экономист Роланд Фрайер. Может быть еще Абхиджит Банерджи (не уверен, что именно так пишется), хотя он, кажется, уже постарше. А кого вы можете предложить?

Для справки можно прочитать колонку Константина Сонина, где он выделяет перспективных экономистов, хотя некоторые его кандидаты для нашего вопроса очевидно не подходят. Зато там есть кратко про Левитта, Асемоглу, Фрайера и Глейзера.

Поздравляем

Работа гарвардского экономиста российского происхождения Марии Петровой, о которой мы уже писали, попала в блог Marginal Revolution. Вам может показаться, что попадание в какой-то там блог не должно волновать экономиста, но MR читают сотни тысяч человек. Больше чем среднее СМИ в России. Причем многие из них экономисты, в том числе солидные, поэтому сегодня это чуть ли не лучший способ донести свои идеи до общественности. Поэтому мы Марию с удовольствием поздравляем и желаем ей дальнейших профессиональных успехов!

В статье Мария пытается теоретически объяснить причину появления независимых СМИ. Оказывается (впрочем это и интуитивно логично) во всем виноваты рекламные доходы.

Кстати Мария ведет блог в Живом Журнале, где пишет редко, но очень интересно.