Свободный рубль

ЦБ России сегодня сделал очень важное заявление. Колебания курса рубля будут ограничены сверху ценой в 41 рубль за бивалютную корзину (примерно 36 рублей за доллар). Аналитики интерпретируют это как отпуск рубля в свободное плавание. Насколько я понимаю, консенсус, хорошо заметный по статье в Ведомостях, эксперты ожидают что рубль еще немного упадет, но более широкий корридор позволит ЦБ не терять так много резервов. Что ж, возможно так и будет.

Но, с другой стороны, равновесная цена рубля сегодня в основном завист от цен на ресурсы. Если они упадут, то рубль очень быстро достигнет верхней границы. Благодаря спекулянтам граница может быть достигнута даже раньше падения цен на нефть. И тогда у ЦБ встанет перед выбором. Либо он будет героически удерживать рубль, что означает тратить резервы, либо — он нарушит свое обещание. Первая стратегия не может быть успешной, если атака будет серьезной, об этом, например, может рассказать английское правительство, которое в 1992-м году не смогло удержать фунт после атак Джорджа Сороса и компании. К тому же российский центробанк не известен своей безупречной репутацией, да и сегодняшнее заявление нельзя интерпретировать как жесткую норму. Так что, как только появится необходимость, верхняя граница скорей всего будет пересмотрена.

Тогда вопрос, зачем вообще вводить границу, если вы вряд ли собираетесь ее выдерживать. Видимо, чтобы предотвратить панику, которой можно ждать при полном переходе на плавающий курс. То есть ЦБ как бы говорит, мы будем смотреть, чтобы рубль слишком сильно не прыгал без причины. Если спекулятивная атака будет основана на реальных трендах, то ЦБ скорей всего откажется от цифры в 41, но если это будет просто временное помешательство, то он поможет рынку сохранять спокойствие. В принципе, все логично.

Есть только одно большое но. Российский ЦБ надеется на доверие рынка, а на чем оно должно быть основано не очень понятно. Уже сейчас непонятно, откуда взяться этому доверию. Но если граница в 41 будет пересмотрена, а это может быть неизбежно, то доверие будет потеряно окончательно. Это серьезный риск. Мне кажется, надо было быть честнее, и сразу определить хотя бы несколько критериев, по которым граница в 41 может быть пересмотрена. Например, сказать, что «если цена на нефть упадет больше чем на X процентов от сегодняшней, то мы возможно пересмотрим границу».

Что делать с рублем?

Мне уже давно начало не хватать наших дискуссий о проблемах страны с точки зрения элементарной экономики уровня университета. Давайте вернемся к этой доброй традиции. Поводом послужит статья Сергея Гуриева и Олега Цывинского в Ведомостях о курсе рубля. Пост получился очень длинным, в принципе вы ничего не потеряете, если прочитаете только первую или только вторую часть.

ВЕДОМОСТИ
Ratio Economica: Что делать с рублем

В предыдущей колонке Ratio Economica («Свободу обменному курсу», 2.12.2008) наши коллеги Олег Замулин и Константин Сонин приводят научные аргументы о плюсах и минусах разных курсовых режимов. Далее

Эта статья в блогах [?]

econ-polit

I Теория

Сначала подведем простенькую теорию для понимания проблем, а потом уже пойдет моя попытка критиковать.

Итак, есть много типов обменных курсов, но для нас интересны два крайних: фиксированный и плавающий. При первом ЦБ страны подписывается под сохранением одного и того же курса национальной валюты к какой-либо другой (или к корзине других). При втором — ЦБ не вмешивается, а курс устанавливается как цена на любом другом рынке. Надо понимать, что обычно говоря о фиксированном курсе мы не имеем в виду какой-нибудь закон, где говорится, что нельзя продавать рубли дороже или дешевле Х. Мы всего лишь предполагаем, что ЦБ будет «помогать» рынку достигать установленной цены. То есть ЦБ будет либо покупать, либо продавать рубли. Очень грубо, ЦБ печатает рубли для покупки долларов (предложение рублей растет — цена падает). Или наоборот использует резервы для скупки рублей (тут цена наоборот растет).

Легко заметить, что в нашей модели, если вы подписались поддерживать фиксированный курс, то теряете возможность печатать деньги (в настоящей экономике — проводить монетарную политику) для других целей. Напечатали лишний миллион рублей для разгона экономики, тут же поднимется предложение рубля, прийдется срочно скупить тот же миллион на рынке. Эта связка не работает только, если вы вводите ограничения на движение валюты (как это делает в некоторой степени Китай). Этот результат в экономике называется невозможной троицей. Еще раз: без ограничений на движение валюты власти не могут одновременно проводить независимую монетарную политику и держать фиксированный курс. Что же происходит с деньгами? При фиксированном курсе страна становится зависимой от монетарной политики тех, к кому он фиксирован.

Фиксированный курс может быть полезен тем, что страна с историей плохой денежной политики (в нашем случае Россия после кризиса 1998-го года) может с его помощью как бы связать себе руки. Так больше шансов заставить игроков на рынке себе верить. К сожалению, эта стратегия часто не работает, потому что рынок недостаточно верит в способность правительства выдерживать курс. Например, для Великобритании в 1992-м году это закончилось очень большими проблемами.

Умный читатель на этом месте должен спросить: А почему в России такая большая инфляция, если она, как вы говорите, импортирует монетарную политику из Европы и США, где инфляция в разы меньше. Дело в том, что российский ЦБ фиксирует рубль не на правильном уровне. Это делается для поддержки экспортеров. В итоге на наш рынок попадает слишком много долларов, ЦБ приходится печатать слишком много рублей — вот вам и инфляция. Это конечно далеко не единственное объяснение, но одно из.

То есть можно сделать несколько первичных выводов. Оба режима имеют свои плюсы и минусы. В случае фиксированного курса ЦБ должен обладать значительным доверием рынка, плюс не должен фиксировать курс не на том уровне. Если что, надо не бояться курс снижать, но для этого нужно иметь еще больше доверия. В случае плавающего курса нужно доверие к способности ЦБ исполнять консервативную монетарную политику.

II Практика

Надеюсь до этого места все понятно, и можно перейти собственно к анализу колонки. Надо заметить, что там многое написано правильно. Главная идея колонки в следующем: поскольку российскому ЦБ никто особо не доверяет, провести четкую девальвацию он не может. Поддерживать текущий курс при низких ценах на нефть тоже нельзя. Поэтому стоит отпустить рубль в свободное плавание, даже если это вызовет инфляцию.

Не секрет, что в российской экономике огромную роль играет экспорт углеводородов и металлов. Сегодня цены на них падают, что означает серьезное сокращение спроса на рубль. Экспортерам в такой ситуации приходится очень сложно, потому что им надо платить прежнюю зарплату в рублях (на самом деле, не только и не столько зарплату), а за нефть они получают куда меньше долларов. Для их спасения курс должен упасть. Иначе пойдут массовые увольнения и сокращение инвестиций, чего в кризис допускать не стоит. Тут Гуриев с Цывинским правы. Но при резком введении плавающего курса и отсутствии развитого рынка, рубль не просто упадет, он вполне вероятно будет некоторое время достаточно сильно скакать, что создаст такие же проблемы для торговли. Г&Ц утверждают, что в кризис это не так уж важно, но я не очень понимаю оснований для этого. Нефтяные компании всегда хеджируют курс валюты и при резком переходе на новую систему стоимость страховки может очень сильно вырасти. Последствия конечно не такие плохие как при первом сценарии, но все же. Да, для смягчения можно использовать резервы, но, на мой скромный взгляд, эта реформа нуждается в намного большей координации (и соответственно доверии) чем обычная девальвация, с которой у нас все хорошо знакомы. Сомневаюсь, что сейчас найдется много охотников проводить масштабную спекулятивную атаку на рубль. Понижать курс надо, но делать это надо с умом.

Но еще более странным мне кажется предположение, что монетарная политика сейчас не так важна. Профессора предлагают инфляционное таргетирование (это такой механизм, который тоже в некотором роде связывает ЦБ руки), но я совсем не могу себе представить его в России. Если в Великобритании глава ЦБ боится за свою репутацию, то у нас этого нельзя даже представить. Более вероятным мне видится такой сценарий: поняв, что руки развязаны, власть начнет через ЦБ выдавать кредиты компаниям и банкам. Дело даже не в том, что будет инфляция. Просто как обычно российское правительство даст деньги не тем, исказит все стимулы в экономике какие можно, выкинет кучу денег в трубу. Реального эффекта не будет, а потом мы с этим еще долго будем мучаться.

Я не люблю давать советов, но в данной ситуации мой бы звучал так: не стоит делать резких движений. Курс можно оставить фиксированным, но хорошо бы дать понять как он работает, это значительно снизит риски. Девальвацию надо проводить смело и сразу до консервативно низкого уровня, потому что риски не симметричны. В перспективе плавающий курс может быть и полезным, но он требует некоторой подготовки рынка и ЦБ, поэтому спешить с ним не надо.

Как обычно полемика только приветствуется.

PS О теории обменных курсов мы еще поговорим, у нее много интересных применений.

Зачем повышать ставку процента?

Очередной вопрос от читателя, самым прямым образом связанный с темой прошлого поста:

Зачем центральные банки повышают ставки? Понятно, чтобы поднять стоимость денег. Но зачем это делается? Чтобы экономика не перегревалась, обычно следует ответ. Но что именно имеется в виду?

Действительно, последнее время денежная (или монетарная) политика большинства стран сводится к повышению или понижению ставки процента. Об этом часто можно прочитать в прессе, например когда говорят об обменных курсах. В Америке этим занимается Комиссия по открытым рынкам ФРС, в Великобритании Комитет по монетарной политике. Эти органы состоят из разнообразных экспертов в основном из среды центрального банка, но могут включать в себя и просто экономистов, бизнесменов и так далее. Естественно поднятие ставок не происходит просто по директиве. Центральный банк покупает или продает валюту или гособлигации для того что бы установить желаемую рыночную ставку. Причем под ставкой процента могут понимать разные понятия, но мы в такие детали вдаваться сейчас не будем. Что же делает повышение процентных ставок?

Эффект на экономику оказывается сразу по нескольким фронтам. С одной стороны люди начинают держать меньше денег (повышается их альтернативная стоимость), в том числе люди снижают свои расходы на потребление, потому что становится выгоднее сберегать. Плюс у многих растут платежи по кредитам, в первую очередь по ипотеке, занимающей солидную часть бюджета английской или американской семьи. Фирмы поступают аналогичным образом. При поднятии ставки процента они при прочих равных сокращают расходы в том числе на инвестиции. Происходит это потому, что доходность инвестиционных проектов в сравнении с процентом с банковского вклада падает. Это такая сильно упрощенная картина, которую не стоит воспринимать в деталях, но она показывает направление движения экономики. На самом деле у денежной политики есть еще несколько каналов воздействия на экономику. Поскольку инвестиции и потребление входят в ВВП, то рост экономики должен снизится, но цель конечно не в этом. Дело в том, что когда в экономике не достаточно «места для роста», то она без вмешательства может начать «греться», то есть начнут расти цены без увеличения реального производства. Это называется инфляцией, и в принципе считается нежелательным.

Прошлая неделя стала в какой-то мере сенсационной для монетарной экономики, потому что Банк Англии впервые за историю своей независимости не попал в рамки отведенные по закону(от 1% до 3% инфляции), в результате чего председатель Мервин Кинг (в прошлом, кстати, известный экономист) должен был написать письмо на имя министра финансов, объясняющее провал. Я бы хотел об этом событии написать отдельно, а здесь только замечу, что Кинг обвинил в инфляции как раз недостаток того самого «места для роста». Что это означает? Спрос на товары, услуги, рабочую силу и так далее растет, но в экономике ограничено число людей, ограничен капитал, ограничены ресурсы, соответственно что бы спрос не переходил в банальный рост цен, стране нужно увеличивать капитал, улучшать технологию его использования, повышать продуктивность. Ставки процента помогают росту спроса замедлиться. Опять же, не стоит воспринимать эту простую логику буквально, она лишь показывает направление, но не объясняет всего. Для объяснение нужны гораздо более сложные модели.

Надеюсь, что не запутал вас еще больше.

Ссылка по теме:
Небольшая статья Банка Англии про то, как денежная политика влияет на экономику

Update: Комментарии к записи отключены. Разберемся после перерыва, а пока бессмысленную дискуссию надо остановить.

Милтон Фридман (1912 — 2006)

В новостях передали, что умер Милтон Фридман. Не часто о смерти экономиста даже нобелевского лауреата сообщают практически все СМИ по всему миру, хотя последний такой случай и был не так уж давно, когда та же участь постигла Джона Кеннета Гелбрейта, одного из главных интеллектуальных оппонентов Фридмана. Но Фридман для экономики человек еще более уникальный. Многие называют его главным экономистом двадцатого века, а остальные отдают ему номер два после Кейнса.

Пожалуй, достижения Фридмана как раз легче всего представлять как атаки на Кейнсианство. Таких атак было очень много, я остановлюсь на трех главных. Самая важная, по мнению самого Фридмана, из его теорий изложена в книжке “Теория функции потребления”; она утверждает, что люди, выбирая сколько потреблять, смотрят не на текущий доход, как полагал Кейнс, а на «постоянный доход», осознавая, что тратить все сегодня может быть не лучшей стратегией, причем люди планируют не только за себя, но и за своих детей и внуков. В итоге, изменение дохода в данный момент может не привести к буму потребления, и политика государства окажется тщетной. Сам Фридман считал, что эта теория является всего лишь логическим продолжением его знаменитой статьи о методологии экономики. Там он утверждал то, что не хотят понимать многие наши комментаторы, а именно, что человек или фирма не обязаны знать экономику, чтобы действовать согласно ее законам. Фирма максимизирует прибыль не потому, что ее владелец выучил экономику, а благодаря своеобразному экономическому естественному отбору, в результате которого неэффективные предприниматели сами по себе уходят с рынка. В качестве метафоры Фридман использовал бильярдистов: они играют так, как будто бы знают физику и геометрию, что совсем необязательно. Точно так же люди не проедают все текущие доходы, просто потому что их этому учит инстинкт самосохранения.

Вторая битва касалась отношений между безработицей и инфляцией. Мы уже неоднократно писали о том, как Милтон Фридман и недавний лауреат Нобелевской премии Эдмунд Фелпс предсказали, что связь между инфляцией и безработицей разрушится, если государство попытается ее использовать. Эта теория особенно интересна потому, что она давала конкретные предсказания, ставшие историческими фактами в 1970-х. Кейнсианцы до сих пор пытаются объяснить, почему их изначальная модель была все-таки правильной, но правительства урок заучили и с инфляцией не играют.

Большинство знает Фридмана как родоначальника монетаризма, одного из течений в макроэкономике, утверждающего, что “инфляция это всегда и везде денежный феномен”. Действительно, предложение денег было одной из главных тем в его творчестве, включая монументальный труд “Денежная история США”, написанный в соавторстве с Анной Шварц и перевернувший представление о причинах Великой Депрессии (авторы считали, что ее вызвала в основном неумелая денежная политика ФРС) и и о роли денежной политики в управлении экономикой. Кейнс считал,что государство должно использовать для стабилизации только фискальную политику, но сейчас большинство властей развитых стран уже далеки от этого. Сам Фридмен до последнего придерживался мнения, что денежная политика должна быть не просто независимой от правительства, но и независимой от кого-либо еще: он предлагал просто увеличивать предложение денег на 3-4 процента в год. Такую радикальную позицию мейнстримовые экономисты сейчас уже не поддерживают, но все равно любой центральный банкир, включая Алана Гринспена и Бена Бернанке своим успехам обязаны во многом именно Фридменовской монетарной революцией. Сейчас правда трудно поверить, что когда-то эти идеи были настолько новы, что за них давали Нобелевские Премии, хотя министр Греф недавно предложил дать за то же самое премию Анатолию Чубайсу.

Мне кажется, что если бы Фридман изложил все свои идеи в одной грандиозной книге вроде “Общей теории” Кейнса, то его было бы легче признать лидером, но он этого не сделал, ограничившись книгой “Капитализм и свобода“, где в упрощенной форме представлены многие его экономические и политические идеи. Эта книга не пытается быть научной или объективной, наоборот, она только и делает, что показывает ненужность тех или иных государственных регулирований экономики. Более упрощенный ее вариант “Свобода выбирать” и очень популярное снятое по ней телешоу сделали очень много для популяризации идей “классических либералов” в обществе и в политических кругах. Не случайно, уже скоро к власти в Америке пришел Рональд Рейган, а в Англии — Маргарет Тэтчер. Оба они были в известной степени учениками Фридмена и его соратников. Но идеи пошли еще дальше: чилийское экономическое чудо, было сконструировано учениками Фридмана и его коллег по “Чикагской школе”, а про эстонского реформатора Марта Лаара мы уже писали. В Америке Фридман повлиял не только на экономику. Он был одним из ответственных за устранение армейского призыва.

Я бы написал про Фридмена еще больше, например, рассказал бы о его знаменитых учениках и учителях, об участии в уникальном сообществе Mont Pelerin, о его программе по образовательной реформе, о его легедарной находчивости, но место в блоге ограничено, а тем, кому действительно интересно, не составит труда пойти по ссылкам на более подробные биографии. Главное, что Фридман успел сделать все это за свою долгую жизнь.

Ссылки по теме:

  • Биография в Википедии (там кстати очень много ссылок), автобиография на сайте Нобелевского комитета и подробная биография на русском.
  • Биография в EconLib (там в том числе есть ссылки на очень интересные подкасты с Фридманом, его цитаты и так далее).