Когда подделки помогают

Очень часто успешные торговые марки становятся жертвами своего собственного успеха. На рынке появляются дешевые подделки, которые естественно уступают по качеству, но иногда неотлечимы для непрофессионала. Пожалуй чаще всего от этого страдают часы Ролекс, сумки Луи Виттон и одежда Дольче Габбана. Их логотипы можно встретить в метро и на лотках по всему миру. Казалось бы как Майкрософт и голливудские кинокомпании эти фирмы должны всеми силами бороться с подделками, отбирающими у них рынок. В реальности владельцы брендов иногда оказываются умнее.

Феликс Салмон, например, рассказывает, что D&G известна своим чуть ли не агрессивным отказом от сотрудничества с властями в борьбе с подделками. Вполне возможно, что им просто не хочется заниматься бесполезными делами, но более вероятно, что они понимают, что подделки на самом деле помогают. В самом первом посте в этом блоге я рассказывал про так называемые сетевые товары. Их ценность увеличивается с количеством пользователей. Хотя часы, сумки и одежда работают не совсем так (вы не хотите, что бы у всех были такие же как у вас), для развития бренда очень важна его популярность, которую и улучшают подделки. При этом издержки для компаний не так уж высоки, поскольку люди редко покупают подделку, если могут позволить себе оригинал.

Что же Майкрософт? С одной стороны в его случае подделки тоже увеличивают стоимость товара. С другой — пиратский Виндоуз слишком хорошо (фактически идеально) заменяет лицензионный. В этом случае за подделками имеет смысл следить, хотя может и не так серьезно. Получается, что вред (польза) от подделки определяется соотношением заменимости и выигрыша от широты распростанения.

Принципы экономики против идиотизма

В очередной раз демонстрируя себе, городу и миру чудеса эффективного тайм-менеджмента, недавно я зашел, среди прочих, на главную страницу Высшей Школы Экономики. В числе других новостей на ней обнаружился отчет о дискуссии под звучным названием «Копирайт против интеллектуального пиратства». Полбеды, что участвовавшие в ней люди выдавали аргументы вроде «в современном цифровом обществе не может быть собственности на информацию», а некоторые и вовсе убеждали присутствовавших в том, что «главными музыкальными пиратами являются сами звукозаписывающие компании». В семье не без урода, в общем-то.

Гораздо печальнее другое. В конце заметочки, где по идее должно находиться главному выводу из всей, с позволения сказать, дискуссии, я обнаружил вот что:

С этим утверждением согласились все участники дебатов. Вариант решения проблемы распространения пиратской продукции все же был предложен — следует незамедлительно снизить цены на лицензионные диски.

И дело даже не в том, что Советский Союз уже давно помер, и словосочетание «незамедлительно снизить цены» — полный привет со всех точек зрения, ведь цены в рыночной экономике не определяются взмахом волшебной плановой палочки. Не хочется разочаровывать участников симпозиума, но базовые экономические законы, какими бы тривиальными они ни казались, еще никто не отменял. Например, если сейчас на рынке лицензионной мусзыкальной продукции наблюдается равновесие, то есть спрос равен предложению, то любая попытка директивно снизить цену на продукцию будет иметь два недвусмысленных эффекта: во-первых, производители лишатся части стимулов к предоставлению своей продукции, во-вторых, более скромные цены привлекут тех покупателей, что раньше не могли позволить себе «родные» диски. Предложение упадет, спрос вырастет — на рынке немедленно (ну или медленно, какая разница) возникнет дефицит. Что это значит? Это значит, для начала, что совершенно не все наименования можно будет достать — ассортименты будут пополняться куда реже, чем в нормальных условиях, когда никто не запускает руки в работу ценового механизма. С другой стороны, часть продукции, совершенно очевидно, уйдет на черный рынок. В конце концов, диск Филиппа Киркорова, with all due respect, не заменит мне нового альбома моей любимой группы «The Divine Comedy», а значит, у дистрибьютора последнего будет дополнительный рычаг для воздействия на меня как покупателя. Поскольку деваться мне некуда, я заплачу столько, сколько попросят — мое положение как потребителя только ухудшится.

Более того, совершенно не факт, что люди моментально переключатся на «лицензию». «Понизить» цены настоящей продукции до пиратских не представляется возможным, а отечественный покупатель, в массе своей, наверняка воспринимает пиратские и лицензионные диски как совершенные заменители и приобретает те, что дешевле. Правда, что среди нас есть вещисты — типа меня — которые купят лицензию только затем, чтобы получить в нагрузку буклетик со словами к песням, но таких не очень много.

Подобных аргументов слишком много, и не я их изобрел. Вопрос вот в чем: почему это я так разоряюсь на группу весьма сомнительных деятелей, которые встретились и поговорили о наболевшемм? Я же не читаю нотации котам, которые по ночам воют под моим окном? Нет не читаю, но есть одно «но». Коты, упражняющиеся в ночном пении, проделывают это вне стен одного из ведущих университетов России. Вне всяких сомнений, любой уважающий себя университет должен быть площадкой для споров и дискуссий — как и в любой сфере нашей деятельности, а может быть тем более в сфере интеллектуальной конкуренция выигрышна. Но крайне странно и неприятно видеть на расстоянии одного клика до домашней страницы ВШЭ призывы «снизить цены», лишенные каких-бы то ни было экономических обоснований. Это больше смахивает на Высшую Школу Плановой Экономики.