Познаем в сравнении

Одно из самых частых обвинений в адрес покойного Бориса Ельцина и его правительства в экономической сфере заключается в том, что они плохо провели приватизацию советской экономики. Сама приватизация была абсолютно неизбежной, но многие даже либеральные люди утверждают, что на залоговых аукционах государство могло заработать намного больше, а компании могли бы быть проданы более эффективным собственникам. Наверняка, какая-то правда в этих словах есть. Но давайте посмотрим на вещи реалистично. Сейчас в России объективно намного больше денег. Но при этом давайте сравним как теперь проводятся аукционы. За последние годы тоже было продано много всего. Заведомо надувательские аукционы имущества ЮКОС обсуждать не будем, там даже самый наивный человек не ждал, что прибыль бюджета будет кого-то волновать. Но есть и примеры, когда казазалось бы ничего не мешает провести аукцион по науке и наконец заработать денег. В первую оченредь я говорю о недавнем конкурсе лицензий на связь третьего поколения, но можно и вспомнить не совсем государственный аукцион по продажи прав на трансляцию российского футбола.

Аукционы по связи 3g стали в последние годы для экономистов самым интересным экспериментом по тестированию теории аукционов. Ясно, что лицензии можно продать по просто установленной цене, но экономика предсказывает, что аукционы дают больше заработать, а покупателями становятся именно те, кому лицензии нужны больше всех. В разных странах аукционы прошли с переменным успехом. Больше всех на 3g заработала Великобритания, где одним из теоретиков аукциона был Пол Клемперер, о котором я недавно писал. В итоге, благодаря очень хитрой схеме, британцы заработали во много раз больше чем рассчитывали: примерно 34 миллиарда долларов, что составило около 2-х % от ВВП. Я думаю, что имеет смысл сравниваться именно с британским аукционом. Итак, несколько ключевых моментов:

  • Всего было выдано 5 лицензий
  • 4 из них достались существующим операторам (Vodafone, Orange, T-Mobile, O2)
  • 5-ю купила совершенно новая фирма из Гонконга — Three
  • Такая гигантская сумма была заработана именно за счет пятой лицензии. Она изначально торговалась отдельно только для новых компаний. Соответственно несколько новых компаний торговались между собой, а когда их цена становилась выше чем в одном из 4-х других аукционов они переходили туда. За счет этого и старые и новые компании вынуждены были постоянно повышать ставки. Никто не сомневался, что все 4 существующих оператора получат лицензию, вопрос был только сколько она будет стоить.

Теперь как это делается в России. На недавнем конкурсе было выдано только три лицензии. Их естественно получили МТС, Билайн и Мегафон. При этом нигде в прессе не сказано, что они хоть что-то за эти лицензии заплатили. Фактически самое настоящее национальное богатство было просто напросто роздано. Ничего не напоминает? Радио спектр в России не может0 быть устроен не так как в Англии, значит можно было выдать 5 лицензий. За нулевую стоимость уж точно кто-нибудь согласился бы купить себе лицензию. Учитывая, что сейчас российский рынок связи далек от конкурентного, для потребителей новые игроки на рынке очень выгодны, но правительство почему-то так не думает, хотя для него на бумаге совершенно бессмысленно удерживать лицензии. А ведь и у нас экономисты предлагали схемы продажи 3g лицензий с прибылью. Вот, что написал Константин Сонин:

Недавно Государственная комиссия по радиочастотам объявила, что частоты для мобильной связи третьего поколения будут распределяться в России на “конкурсах красоты”. В переводе на русский язык — в кулуарном режиме и в отсутствие конкуренции. Комиссия сама будет решать, кому из заявителей давать частоты и сколько игроков будет на рынке. На самом деле никаких причин, независимо от технологических характеристик частот и вышек, не проводить аукцион на 3G-лицензии, как это делалось во всем мире, от Британии до Тринидада и Тобаго, нет. Во всяком случае, экономических.

Опять же, нет ничего удивительно, что «большая тройка» получает лицензии, но ведь согласитесь, что хотя бы по 100 рублей они бы за них заплатить были готовы, даже если лицензий всего три. А скорей всего и по несколько миллионов долларов бы были готовы. А значит государство просто потеряло деньги.

Справедливости ради надо отметить, что далеко не очевидно, что зарабатывание денег должно быть целью продажи лицензий. Наоборот, сейчас идут разговоры, что британские компании заплатили слишком много и теперь вынуждены устанавливать высокие цены для потребителей, но все это точно так же верно для любой приватизации. Если вы считаете, что зарабатывание денег не забота государства, то и обвинять аукционы 90-х становится бессмысленно.

Ссылка по теме:
Научная статья Клемперера и Кена Бинмора про британский аукцион. Очень рекомендую, там скорей всего есть ответы на все ваши вопросы.

Когда нужны аукционы

Вчера у нас выступал знаменитый оксфордский профессор Пол Клемперер. Этот человек известен прежде всего тем, что был одним из создателей британского аукциона 3g лицензий, на котором правительство заработало на порядок больше чем рассчитывалось. Нам Клемперер рассказывал о своей следующей научной работе, исследующей когда лучше применять аукционы, а когда — наоборот.

Сама статья (ее пока нет в сети) очень техническая, с многоэтажной математикой, но выводы вполне понятные даже для неспециалистов. Клемперер с соавтором Джереми Балоу сравнивают аукционы и то, что они называют «последовательным переговорами». Таким методом, например, часто продают компании. По очереди продавец связывается с покупателями и те делают ему свои предложения. Иногда так же продают и антиквариат. Экономически получается, что практически всегда обычный открытый аукцион приносит продавцу намного больше выгоды. Единственное исключение может быть, когда вы продаете что-то дорогое и при этом очень хорошо знаете все про своих потенциальных покупателей и даже в этом случае недостаточно просто знать, а нужно, что бы стоимость товара для покупателя принимала определенные значения. На практике это бывает редко.

Так почему же тогда не все используют аукционы. Например, модные сейчас в IT-секторе поглощения (MySpace и NewsCorp, YouTube и Google…) как правило происходят тайным образом. Также продаются и многие IPO. Клемперер считает, и, как он говорит, его опыт общения с бизнесменами из того же Гугла это подтверждает, что аукционы не используются именно потому, что они настолько выгодны для продавца. В сделках, где сила на стороне покупателя, аукционов не будет. Ясно, что для YouTube сделка с Гуглом намного важнее чем для Гугла, так что и играть будут по правилам Гугла, то есть никаких аукционов. Наоборот, когда Гугл продавал свои IPO, то они использовали аукцион, потому что знали, что покупатели на их акции найдутся.

Соответственно крупные игроки на рынке, такие как General Electric или BP, которые часто что-то покупают стараются специально не участвовать в аукционах, что бы создать репутацию. Даже если сейчас они потеряют выгодную покупку, то в следующий раз тот, кто хочет быть ими купленным не будет мудрить, а пойдет к ним договариваться.