Инфляция

Что такое инфляция?

Пожалуй, инфляция — это одно из тех редких экономических понятий, которое очень близко каждому человеку. Действительно, мы редко ощущаем — а еще реже отдаем себе в этом отчет — последствия безработицы (если увольняют не нас), экономического роста (выгоды от него распределяются крайне неравномерно) или улучшения платежного баланса страны (ну а это вообще имеет мало отношения к отдельным людям). А я вот, не знаю как вы, никогда не забуду, как в 1998 году жевательная резинка «Дирол» в переходе наутро стоила в два раза дороже, чем прошлым вечером. Не обладая глубокими познаниями в экономике, я сразу понял: что-то не так.

Так что же не так? Вообще говоря, инфляция — это устойчивый рост цен в масштабах всей экономики. Не стоит слишком увлекаться отточенностью формулировок, вот что важно: когда мы говорим об инфляции, то имеем в виду не удорожание жевательной резинки или барреля нефти, а рост некоего среднего уровня цен. Этим словосочетанием испещрены страницы всех учебников по экономике, да и просто деловой прессы, так что неплохо представлять себе, что же это такое — «уровень цен». Откуда мы знаем, что сегодня «уровень цен» на 9 процентов выше, чем в прошлом году?

Как измерить инфляцию?

Укусить себя за локоть несравнимо проще, чем собрать информацию о ценах всех произведенных в экономике товаров и сравнить данные с прошлогодними. У меня нет ни точных цифр, ни примерного ощущения, но кажется, что разных товаров в экономике — миллионы. Хотя это происходит далеко не всегда, здесь экономисты показывают себя реалистами. Прежде всего, они обрисовывают потребительскую корзину среднего гражданина страны, насчитывающую несколько сотен товаров и услуг — тоже много, но терпимо — ну а затем и правда смотрят на их цены в прошлый период, учитывают удельные веса товаров в нашем потреблении (рост цены мяса, скорее всего, будет учитываться сильнее роста цены спичек), и на выходе возникает агрегированный показатель — так называемый индекс потребительских цен (ИПЦ).

ИПЦ дает нам неплохое представление о росте цен, но и у него свои проблемы. Допустим, что абстрактный «автомобиль» сегодня стоит в 40 раз больше, чем двадцать лет назад — получается, инфляция была очень и очень ощутимой. На самом деле, мы знаем, что качество товара здорово изменилось — а вот ИПЦ об этом забывает. Да, сегодняшние машины сильно дороже, но двадцать лет назад набор качеств, присущий средней машине, выпущенной в 2007 году, нельзя было купить ни за какие деньги. Это один из каналов, посредством которых ИПЦ завышает инфляцию.

Кроме того, упомянутая потребительская корзина пересматривается довольно редко — слишком трудоемкое это занятие. В результате, ИПЦ упускает из поля своего зрения и изменения в структуре нашего потребления: если мы едим яблоки и груши, и вполне можем заменять одни другими, а цены на последние вдруг взлетают, было бы абсурдно предполагать, что мы не переключимся на яблоки. Тем не менее, ИПЦ поступает именно так, приписывая нам потребление тех товары, которые мы уже давно не покупаем. Опять-таки, показатель инфляции оказывается завышен.

Почему возникает инфляция?

В принципе, этот раздел мог бы целиком состоять из одной-единственной строчки: «Инфляция всегда и везде является исключительно денежным феноменом».

Эта знаменитая фраза принадлежит недавно скончавшемуся Милтону Фридмену. Понятно, что неподготовленному человеку она мало о чем говорит, но вникнуть в ее смысл не так сложно, а оно того стоит. Для начала одно нехитрое соображение: если взять все обращающиеся в экономике деньги, и умножить эту денежную массу на скорость обращения денег (в переводе на русский язык — «сколько раз в год, в среднем, каждая банкнота переходит из рук в руки»), то этого как раз должно хватить на покупку физического выпуска всей экономики, выраженного в текущих ценах. Получаетсяследующее — не менее знаменитое — уравнение:

M х V=P х Y,

или

денежная масса х скорость = уровень цен х реальный выпуск.

Не стоит пугаться — это почти банальность. Тем не менее, Фридмен (вслед за многими сторонниками количественной теории денег, вроде Давида Юма, Альфреда Маршалла и Ирвинга Фишера) вооружился этой банальностью и сказал примерно следующее: если считать скорость обращения денег — V — постоянной (это спорно), то увеличение денежной массы — M — неизбежно приведет к росту выпуска в текущих ценах — PY. Последний логический шажок: если принять во внимание, что реальный выпуск экономики (Y) определяется на рынке труда и не зависит от номинальных величин вроде денежной массы, то при увеличении последней он не изменится. Но если скорость и выпуск не меняются, остается лишь один подозреваемый: уровень цен, P! Поэтому, любая попытка со стороны государства увеличить количество денег в экономике неизбежно приведет к росту цен, и, обратно, причины изменения цен стоит искать в колебаниях количества денег  в экономике — как и завещал Фридмен. Эта простая в своей гениальности теория опиралась на довольно хлипкую предпосылку о стабильности скорости обращения денег, и поэтому, несмотря на свою риторическую мощь и привлекательность, не может быть признана абсолютно верной.

Для простоты восприятия инфляцию разделяют на инфляцию спроса и инфляцию издержек. Такие названия вполне оправданы: инфляция спроса возникает в том случае, когда желание приобрести товары в экономике растет быстрее выпуска самих товаров. Как и на любом отдельно взятом рынке, неспособность предложения угнаться за спросом ведет к повышению цен. Когда же фирмы поднимают цены вследствие удорожания ресурсов, мы говорим об инфляции издержек. Например, производи американский завод автомобили с использованием китайских запчастей, внезапный скачок цен в Китае привел бы к росту издержек для американцев, а как следствие — к поднятию цен на собственную продукцию. Когда подобное увеличение издержек производства происходит в масштабах экономики, впору говорить об инфляции.

Издержки инфляции: башмаки и меню

Последствия инфляции весьма многогранны, и загнать их в компактную таблицу довольно сложно, если не невозможно, но попытаться надо. Итак, почему инфляция вредит нам?

  • Прежде всего на ум приходит следующее соображение: инфляция снижает ценность денег, их покупательную способность. Примеров много не бывает: если в кулаке у меня зажата сторублевая бумажка, а за ночь цены возросли вдвое, то, проснувшись, я смогу купить лишь половину своей «корзины». Разумеется, придумал это не я и не сегодня вечером, и люди более-менее научились с этим бороться. Пенсии и заработная плата могут индексироваться: если ожидается инфляция 5% в год, то выплаты будут увеличены ровно на столько же, чтобы компенсировать рост цен. Увы, ключевое слово здесь — «ожидаемая»; на практике предсказать уровень инфляции не так просто, а это мешает как следует защититься от нее. Об этом будет рассказано подробнее.
  • Рост цен приводит к нестабильности. Потенциальные инвесторы могут посчитать, что неопределенность относительно будущего перевешивает выгоды от вложения средств. Экономика с высокой и нестабильной инфляцией — а чем выше она, тем, как правило, нестабильнее — вряд ли будет пользоваться популярностью среди людей, ищущих, куда бы вложить свободные средства. Иными словами, страна с высокой инфляцией сдаст свои позиции в борьбе с другими странами за привлечение инвестиций в свою экономику, в том числе иностранных.
  • Если мыслить глобально, более высокий рост цен в России в сравнении с другими странами приведет к тому, что наши товары станут относительно дороже — иными словами, ухудшатся условия торговли: российские товары станут менее конкурентоспособными в масштабах мировой экономики. По сути, это означает, что иностранцы будут покупать меньше российских товаров, а россияне же, напротив, переключатся на товары зарубежного производства — экспорт упадет, импорт возрастет, и наша экономика не будет этому особенно рада.
  • Инфляция облегчает выплату долгов и портит жизнь кредиторам. Если я должен вам сто рублей, и к моменту платы по счетам цены выросли в несколько раз, полученные вами назад деньги будут в состоянии купить жалкую часть того, что приобрел на них я, взяв взаймы. Разумеется, именно поэтому в долг дают под проценты, а когда эти проценты кажутся кому-либо слишком высокими, то можно получить по голове, бывает, что и топором. Если быть немного серьезнее, проблема здесь примерно такая же, как и в случае с падающей покупательной способностью: да, застраховаться можно, но лишь частично, поскольку наши знания и предсказательные способности по природе своей не могут быть идеальными.
  • Следует отдать дань уважения учебникам по экономической теории и упомянуть еще пару негативных последствий инфляции. К таковым причисляют, например, возникновение издержек «меню». Название говорит само за себя: если цены растут, то всем предприятиям, так или иначе связанным с прейскурантами, придется эти прейскуранты пересмотреть, а значит — потратить бумагу и чернила на производство новых. Смехотворно? Не совсем. Можно взглянуть на ситуацию с другой стороны: если популярное кафе не изменит свое меню в ответ на рост цен, посчитав, что овчинка не стоит выделки, то его норма прибыли, очевидно, упадет. Вывод неутешителен: кто-то обязательно окажется проигравшим, а будет это потребитель или производитель — не так важно, и то и другое не очень хорошо. Еще одно архаичное обвинение в адрес инфляции заключается в том, что с ней связаны издержки «стоптанных башмаков». Лет этак триста назад это словосочетание стоило воспринимать буквально: в период роста цен людям приходилось осуществлять многочисленные прогулки в банк с тем, чтобы оптимально распределять имеющиеся у них средства между наличностью и вкладами, и их башмаки не выдерживали подобных нагрузок. Сегодня и башмаки делают лучше, и контролировать свое богатство можно по телефону или с помощью интернета, но проблема осталась: если цены постоянно и не очень предсказуемо растут, вам придется провести некоторое время в раздумьях над тем, куда вложить деньги. Этот процесс отнимет ваше время, более или менее драгоценное, но точно не бесплатное.
  • Наконец, вы можете даже успеть проиндексировать свой доход, но вот в чем беда: скорее всего, государство не будет индексировать налоговую шкалу. Для России с ее плоской шкалой подоходного налога это не так актуально, как для многих западных стран, где ставка налога возрастает с увеличением дохода. Так, если инфляция составит 20%, ваш доход не спасет даже соответствующая индексация — теперь часть его будет облагаться по новой, более высокой ставке. Таким образом, инфляция является своего рода дополнительным налогом, перераспределяющим средства от частного сектора к государству.

Неожиданная инфляция — дополнительные неприятности

К сожалению, это еще не все. Как уже упоминалось выше, негативные последствия инфляции можно предотвратить или по крайней мере ограничить, если представлять себе ее грядущий уровень. Действительно, если вы и ваш работодатель придете к консенсусному мнению, что в следующем году инфляция составит, скажем, 10%, и впишете соответствующее увеличение в ваш контракт, то, несомненно, застрахуетесь от неприятных последствий. В предыдущем предложение пропущено слово «если» — если вы с начальником в состоянии мало-мальски угадать темпы инфляции. А вот если реальная инфляция превысит ожидаемую, начнутся настоящие проблемы.

Если вы, равно как и все остальные работники, ожидали инфляцию в 10% годовых, а на самом деле она достигла 15% (возможно, государство решило стимулировать экономику любым из известных ему способов), то фирмы быстро поймут, что в реальном выражении рабочая сила стала дешевле и захотят нанять большее количество работников. Работники на какое-то время окажутся под властью «денежной иллюзии» — так экономисты называют неспособность людей разглядеть в номинальном увеличении зарплаты ее реальное сокращение — и согласятся выйти на работу. Хотя здесь не стоит вдаваться в макроэкономические подробности происходящего, важно уяснить одно: да, людей можно обмануть кажущимся ростом зарплаты, но такое положение вещей не может преобладать вечно. В конце концов, работники осознают, что их благосостояние ухудшилось, пересмотрят свои инфляционные ожидания, и фирмам придется поднять уровень зарплат еще выше. Поставьте себя на место фирмы — если вы вынужденно подняли зарплаты, то издержки производства возрасли, и, чтобы сохранить прибыли, необходимо поднять цены — то есть снова подстегнуть инфляцию (коварство инфляции издержек в том и состоит, что она в состоянии самовоспроизводиться). Этот процесс будет длиться до тех пор, пока инфляционные ожидания работников — методом проб и ошибок — не станут соответствовать существующей инфляции. Что же мы получим в итоге? Безработица и уровень выпуска вернутся на свои изначальные уровни, а инфляция поднимется! Ну а если мы согласны, что перечисленные выше издержки инфляции вполне осязаемы, то ситуация, очевидно, ухудшится.

В принципе, все не так плохо — ключ к победе над инфляцией лежит в обуздании инфляционных ожиданий. Это не так сложно сделать, если правительство пользуется доверием граждан. Например, оно может заявить, что инфляция в грядущем году составит столько-то плюс-минус 1%, так что в экономике воцарятся так необходимые ей стабильность и уверенность в завтрашнем дне. Проблема лишь в том, что такие обещания надо выполнять — в противном случае они лишатся какого бы то ни было смысла. Так, в 1997 году новый министр финансов Англии Гордон Браун объявил о том, что отныне Банк Англии (центральный банк страны) обретет независимость от правящей партии. По идее, подобный шаг должен был повысить доверие к деятельности банкиров. С тех пор английская инфляция сохраняла невысокий темп и была вполне предсказуемой, но исследования не позволяют утверждать, что независимость БА играла в этом хотя бы минимальную роль.

Стоит ли стремиться к нулевой инфляции?

Действительно, вопрос закономерен. Если высокая и особенно растущая порождает такое количество вполне осязаемых проблем, неужели нам не стоит всеми силами стараться выйти на нулевой рост цен? Здесь самое время вспомнить об одном из основополагающих принципов экономики: делать что-либо нужно лишь в том случае, если дополнительные выгоды превысят издержки, связанные с выполнением задачи. Каковы дополнительные выгоды снижения инфляции, скажем, с 3% в год до нуля? Они крайне невелики: низкая инфляция обычно довольно стабильна, да и издержки меню в данном случае почти сводятся на нет. Если люди верят, что инфляция составит эти 3%, а правительство настроено поддерживать ее на таком уровне, ничье благосостояние не пострадает.

А вот издержки у такого решения есть. В принципе, держать инфляцию на абсолютном нуле почти невозможно — слишком уж тонко надо управлять экономикой — и существует вероятность превращения ее в дефляцию, то есть снижение уровня цен, «инфляцию наоборот». Как убедительно показал опыт Японии, дефляция может привести к параличу одной из ведущих мировых экономик, и тогда не помогут никакие шаги правительства, сколь угодно благородные и разумные. И правда, если цены вдруг начинают падать, то людям становится выгодно отложить потребление на завтра, ведь завтра будет дешевле. В результате спрос на продукцию фирм падает, они увольняют работников, те потребляют еще меньше, и дефляционная спираль предстает перед нами во всей красе.

Вы вполне в состоянии подытожить этот рассказ самостоятельно. Оптимальным вариантом для успешного развития экономики является невысокая и стабильная инфляция.

Инфляция: Один комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s