Асемоглу о кризисе

Дарон Асемоглу на сегодняшний день является наверное самым «модным» экономистом, если это слово вообще можно использовать в отношении нашей профессии. Он уже получил медаль Джона Бейтса Кларка, уже однозначно наработал на несколько Нобелевских Премий и вообще читать его статьи как правило очень интересно. Как и следовало ожидать, он не прошел стороной самое важное событие в экономике. Вот вам несколько ссылок, пока без комментариев.

На своем сайте Асемоглу разместил эссе на тему уроков из кризиса для экономистов. Краткое содержание можно прочитать здесь. В дополнение ко всему Асемоглу поучаствовал в подкасте EconTalk на ту же тему. Я еще не слушал, но должно быть интересно. Все это только на английском, но для наших читателей это проблемой не будет.

Экономика сегодня

Самой главной дискуссией в экономике за последние недели стал план администрации президента Обамы по фискальному стимулированию экономики США. Думаю и нам не стоит оставаться в стороне, хотя бы потому что результат этой политики будет иметь важнейшие последствия для экономической науки. В этом посте я хочу собрать в одном месте все ссылки, а в одном из следующих попробую сформулировать собственное мнение.

Итак, мы уже немного говорили на эту тему. Тогда я напомнил читателям, что фискальная политика как иструмент сглаживания цикла уже давно была отброшена экономистами. В том числе, Кристина Ромер, когда-то писала (PDF), что использовать монетарную политику намного правильней. Сегодня аргументация сторонников массовых расходных программ несколько изменилась. В частности, Пол Кругман и компания возрождают идею «ловушки ликвидности». По их мнению, монетарная политика сегодня перестала быть эффективной, потому что уперлась в нулевую ставку процента. Грубо говоря, это означает, что Центральный Банк (в случае Америки — ФРС) не может еще больше стимулировать кредит.

С идеями Кругмана на эту тему можно ознакомиться в его блоге, например в этом посте, а также здесь. В защиту стимулирования выступили и другие блоггеры, например, Брэд ДеЛонг. К сожалению, серьезного анализа за их идеями практически нет. Идея ловушки ликвидности до сих пор остается спорной. Экономические советники Обамы подготовили подробное обоснование (PDF), но и там много построено на догадках, а не серьезных оценках. Справедливости ради, трудно было бы ожидать чего-либо другого, потому что с такими ситуациями экономика сталкивается слишком редко. К тому же, если Кругман прав, то нельзя откладывать действия до подготовки прочного научного фундамента.

Тем не менее, когда вице-президент Джо Байден говорит, что все экономисты поддерживают план администрации, то он либо грубо ошибается, либо банально врет. Против стимулирования с разным успехом высказались сразу несколько известнейших экономистов. Среди них нобелевские лауреаты Роберт Лукас и Гэри Беккер, а также такие известные люди как Роберт Барро, Юджин Фама, Джон Тейлор, Грег Менкью и Альберто Алесина. Ссылки на их аргументы собраны в очень удобном посте в блоге самого Менкью. Кстати в блоге Менкью постоянно дает ссылки на участников дискуссии с собеих сторон. Мне также показались интересными выступления блоггеров из Marginal Revolution (там трудно привести одну важную ссылку, но в блоге много интересного по теме).

Из основных аргументов против я бы выделил следующие: стимулирование не будет эффективным, потому что в основном будет потрачено на уже занятые в экономике ресурсы, большие программы не умеют работать быстро, государство очень плохо умеет выбирать действительно правильные программы. Лучше снижать налоговую нагрузку. Мы еще не использовали всю имеющуюся монетарную политику. И так далее. Некоторые из этих аргументов я рассмотрю отдельно в следующей серии, а пока просто предлагаю вам ознакомиться с позициями участников спора и составить свое мнение, которое можно донести до нас через комментарии.

Экономисты во власти: команда Обамы

Барак Обама еще не успел вступить в должность, но уже начал назначать людей в свою экономическую команду. В итоге в ней оказались Ларри Саммерс на посту президента Национального совета по экономике, Кристина Ромер на посту главы президентского совета по экономике, Аустан Гулсби на посту секретаря в еще одном новом совете, пока без названия. Так же заметную роль должен получить предвыборный советник Джейсон Фурман. К ним можно добавить остающегося на своем посту как минимум еще 2 года Бена Бернанке. Тимоти Гейтнер получивший пост министра финансов конечно не академик, но очень к ним близок.

Пока, я думаю, даже сам Обама не очень понимает, как будет работать эта комбинация очень похожих советов, но возможно он и не ждет от них реальной деятельности, а всего лишь дополнительного источника мнений по экономической политике. Интересно при этом, что в администрации пока не предвидится ни одного сравнимого по масштабам человека из бизнеса. Пол Волкер и Тимоти Гейтнер все-таки прославились больше работой на государство. Видимо, таким образом Обама, пытается отделить себя от виновников кризиса. Но меня в этой ситуации интересует другое.

Стоит ли правительству привлекать академических экономистов? С одной стороны, они очевидно много знают об очень важном для каждого президента предмете, с другой — их знания далеко не всегда можно применить на практике. Россия, как это не парадоксально, здесь даже опередила Америку. В 90-е годы в нашем правительстве было сразу несколько важных на то время ученых: Гайдар, Чубайс, Авен, Ясин и так далее. О результатах судить трудно (в конце концов, не факт, что тогда был хоть какой-то выбор), но от людей из бизнеса часто приходится слышать, что при всей благородности этих людей часто они не успевали реагировать на реальный мир. Академическая экономика показала, что она не способна обращаться с кризисами, поэтому не ясно смогут ли экономисты спасти страну.

На мой взгляд, Обаме не стоило так сильно перегружать свою команду пусть и первоклассным, но очень отдаленным от реального мира экономистами. Хотя бы потому, что это посылает четкий сигнал, что президент не доверяет бизнесу. Экономисты хороши в роли, которую им предписал Кейнс, идеологов и наставников политикам. Становиться политиками им, за редкими исключениями, не стоит.

Бонус: небольшая справка по экономистам в администрации Обамы.

Лоренц (Ларри) Саммерс. Один из самых ярких макроэкономистов последних лет. Лауреат премии Джона Бейтса Кларка (лучшему американскому экономисту до сорока). Очень часто цитируем. Занимал пост министра финансов в администрации Клинтона, где в частности занимался помощью российским реформаторам (его протеже Андрей Шляйфер даже попал всвязи с этим в неприятную историю). После этого занимал пост президента Гарварда, откуда «его ушли» после скандала с высказываниями о женщинах и науке. В администрации Обамы, видимо, будет главным из советников, координируя деятельность всех остальных экономистов администрации.

Кристина Ромер. Одна из самых известных женщин-экономистов. Специализируется на истории Великой Депрессии и макроэкономике. Жена макроэкономиста Дэвида Ромера (так что думаю он тоже приложит руку). В политике до этого замечена не была.

Аустан Гулсби и Джейсон Фурман. Два экономиста из поколения Обамы. Оба были его советниками в предвыборной кампании. Оба изучали налоги. Фурман так же занимался социальной политикой. Гулсби — интернетом и новой экономикой. Обоим в итоге не дали руководящих постов, но очевидно Обама их уже хорошо знает, а значит будет слушать.

Тимоти Гейтнер. Работает президентов федерального резервного банка в Нью Йорке (главное из подразделений ФРС), до этого работал в министерстве финансов у Саммерса, которого называет своим учителем.

Пол Волкер. Ветеран команды, нанятый скорей для имиджа. Занимал пост главы ФРС до Гринспэна, и начал эру новой монетарной политики.

Роберт Шиллер: звезда кризиса

Пока большинство экономистов в шоке наблюдают за насилием над их любимыми теориями, немногие могут чувствовать себя на коньке. Роберт Шиллер один из них. В 2000-м году на пике интернет-бума он написал культовую книгу Irrational Exuberance, в которой говорилось о возникшем на рынке пузыре и о возможном резком падении в недалеком будущем. Через несколько месяцев предсказания сбылись. Незадолго до начала этого кризиса Шиллер стал говорить о пузыре на рынке недвижимости, и снова цены через некоторое время резко упали, как по заказу. Шиллер быстро сориентировался и написал новую книжку про нынешний кризис, его причины и пути выхода. Вчера он выступал с лекцией на эту тему в Лондонской Школе Экономики.

Фото New York Times
Фото New York Times

Начал он с причин кризиса. Сегодня большинство, включая, например, лидеров G20, называют среди причин сложность финансовых инструментов, проблемы с рейтингами и так далее. Шиллер считает все это причинами второго порядка. Главная же причина именно в пузыре на рынке недвижимости. За несколько последних лет цены на жилье в США взлетели сильно выше исторических норм (естественно речь идет об одинаковом жилье с учетом инфляции). На это уже наслоились все сопуствующие проблемы из мира финансов, а когда цены, как им и положено, начали падать, рушиться начало все вокруг. С одной стороны, про завышенные цены на недвижимость даже до кризиса говорили многие, с другой — никто не взял это наблюдение на вооружение. В итоге граждане продолжили брать в долг под залог все дорожающих домов, надеясь, что их цены никогда не упадут. Именно в этой ситуации стали популярными суб-стандартные ипотеки, когда долг дается человеку с не очень хорошей кредитной историей. Когда цены все-таки начали падать, многие из заемщиков отказались выплачивать долги, что и породило сегодняшний кризис доверия.

Сами пузыри и последующие падения Шиллер объясняет психологией инвесторов и их недальновидностью. Людям обычно приятней вместе покупать всякую дрянь, чем в одиночку быть умным. К сожалению, тот же механизм сработал в рейтинговых агенствах и у финансовых аналитиков.

Впрочем, обсуждать причины сейчас не так важно как спасать экономику. Тут большинство правительств, как мы уже писали, взялись стимулировать спрос через фискальную политику по Кейнсу. Особенно хорошо выступило правительство Великобритании, которое открытым текстом сказало, что сегодняшний вброс денег будет финансироваться налогами через два года, что по идее должно было убить всякое желание тратить сэкономленные деньги. Эти меры вряд ли что-то сделают, а если и сделают, то не в долгосрочном периоде. Следующего кризиса мы так не предотвратим.

Выход Шиллер видит в совсем другой политике. Сейчас самое время создавать долгосрочные институты, которые помогут убрать те риски, что создали сегодняшний кризис. Например, это macroshares и continous workout mortgages. Первые представляют из себя новый финансовый инструмент с прозрачными рисками. Вторые — ипотека с рисками (и что делать в разных ситуациях) прописанными в контракте. И то, и другое повышает прозрачность и соответственно повышает стабильность. Не знаю, действительно ли таким образом можно совсем убрать невидимые риски, но как минимум можно сократить их количество. Кроме этого, Шиллер предлагает улучшить доступ рядовых инвесторов к информации и советам профессионалов. Плюс в некоторых областях нужны просто новые рынки, где, например, можно будет хеджировать риски по недвижимости.

Мне скорее нравятся рекомендации Шиллера, потому что он хотя бы не предлает типичного лобового решения проблемы (забросаем мир деньгами, что-то да получится), а предлагает серьезные реформы. С другой стороны, трудно отделаться от ощущения, что вот сейчас прямо нужно что-то более эффектное.

Update: Оказывается LSE выкладывает лекции в свободный доступ через iTunes. Скачать лекцию Шиллера можно здесь (ссылка откроется в itunes).

Внеклассное чтение:

  • Шиллер пишет колонки для Project Syndicate, и их переводят на русский. Вот, например, последняя.

Холодный душ

В этом посте я позволю себе немного отойти от наших стандартов и поговорить о темах важных, но в которых я не очень хорошо разбираюсь. Кроме того, в отличие от большинства постов этот даже не будет претендовать на объективность, наоборот я постараюсь изложить очень односторонний взгляд на происходящее, основанный не столько на фактах и науке, сколько на убеждениях. Думаю, это будет полезно, и приглашаю читателей поспорить.

Сейчас, пожалуй, уже все наблюдают те или иные стороны финансового кризиса. Где-то увольняют людей, где-то лопаются банки, кому-то не платят зарплату и так далее. Этот кризис, хотя еще не до конца сказался на важных экономических данных (например, пока не падает ВВП США), уже вышел далеко за пределы инвестбанков. Соответственно и мнение о кризисе теперь имеет каждый. Большинство при этом не заставляет себя разобраться в причинах кризиса (что скорей всего невозможно), а выносит интуитивный приговор на основе внутренних убеждений. Чаще всего такое мнение звучит так: «Свободные рынки в очередной раз подвели нас, все потому, что не было хорошего регулирования, теперь настало время все исправлять». В крайних случаях комментатор заходит дальше: «Капитализм показал свою несостоятельность, необходимо срочно перейти к модели с гораздо большим государственным сектором, с жестким регулированием и так далее». Я не хочу сейчас копаться в ошибках этих вердиктов, хотя уже сам факт, что кризис начался с полугосударственных компаний Fannie Mae и Freddie Mac, а также попытки Алана Гринспэна регулировать рынок, должен говорить о многом. Вместо этого поговорим о более глубоких вещах.

Капитализм и свободные рынки, почти не существующие в современном мире в чистом виде, по своей природе должны время от времени вызывать кризисы. Иногда они проходят незаметно, иногда несколько лет мир пребывает в шоке. Самый серьезный из таких кризисов произошел в Америке в 1929-м году, его называют Великой Депрессией. Именно во время того кризиса один очень необычный экономист сказал, что это всего лиш холодный душ для капиталистической экономики. Его звали Йозеф Шумпетер, подробнее о нем можно прочитать в замечательной книге «Философы от мира сего«. Идея состоит в том, что прогресс капиталистической экономики состоит из постоянной конкуренции, в ходе которой слабые фирмы отмирают, а новые захватывают подиум. Если посмотреть на список 100 крупнейших фирм в США, то почти ни одна из них не входила в этот список 50 или даже меньше лет назад. Обычно отмирание слабых фирм происходит медленно и без особых проблем, но иногда получается, что фирму что-то или кто-то искусственно поддерживает, не дает ей развалиться. Обычно в таком случае количество ошибок только множится, потому что стимул быть эффективным становится еще меньше.

В нашем случае таких фирм оказалась не одна и не две. За счет дешевого кредита и очень извращенных внутренних стимулов ошибки распределились буквально между всеми игроками рынка. Это не значит, что мир вот-вот закончится. Для выздоровления совсем слабые фирмы должны будут умереть, а в сильных сменится начальство и идеология. Какое-то время нам прийдется от этого страдать. Это тот самый холодный душ, наказывающий нас за глупость предыдущих лет. Но потом экономика отстроится и снова начнет расти, как это случалось в ста из ста процентов предыдущих случаев. Регулирование и вливание денег наоборот не дают слабым фирмам ощутить эффект своих ошибок, не дают стимулов работать над улучшениями. Такие меры, как правило, удлиняют кризис, за счет отсутствия необходимости к резким переменам.

Люди всегда боялись поверить в внутреннюю силу капитализма, в его способность к очищению и прогрессу. Очень трудно поверить, что миллионы неспланированных решений помогут экономике выйти из кризиса, гораздо проще кажется доверить все Бернанке или Кудрину, но раз за разом оказывается, что не бывает магический решений, избавляющих мир от необходимости платить за ошибки. Очень хочется надеяться, что хотя бы читатели Рукономикс не будут жертвами этого заблуждения.

П.С. Надо сказать, что сам Шумпетер предсказал, что капитализм к определенному моменту станет жертвой собственного успеха. Созданный, благодаря прогрессу, интеллектуальный класс отнимет у людей свободу и право собственности, что сделает дальнейший прогресс невозможным. Не хочется быть пессимистом, но что-то это напоминает.

Добавка: пара ссылок о Шумпетере

Адам Смит vs Генри Полсон

В новом и очень неплохом экономическом блоге газеты NY Times цитируют бывшего председателя ФРС Пола Волкера (предшественника Алана Гринспэна), который в свою очередь вспоминает Адама Смита.

В своей главной книге Богатство Народов Смит пишет, что большое количество маленьких банков, на самом деле, лучше для экономики, чем мало крупных, потому что с большими банками каждый кризис превращается в гигантскую проблему. Напомню, во времена Смита и вплоть до Великой Депрессии банки лопались намного чаще чем это происходит сейчас, но последствия были как правило не такими серьезными.

В этом свете забавно, что основные методы выхода из кризиса, предлагаемые правительствами США, Великобритании и России приведут как раз к укрупнению финансовых институтов. Большие банки поглатят маленькие, а большие могут быть поглащены правительствами. В итоге система может и устоит, но к следующему кризису подойдет еще менее устойчивой.

Там же один из бывших сотрудников ФРС защищает Алана Гринспэна и его низкие ставки процента после 11 сентября. Аргумент заключается в том, что если бы не Гринспэн, то США могла бы постигнуть судьба Японии с ее дефляцией и очень длинным спадом. Меня он не убедил, но возможно кому-то будет интересно.

PS Кстати, интересно, что если в Америки уже почти у каждой серьезной газеты есть свой экономический блог, а то и несколько блогов (см. NY Times, WSJ, FT, Portfolio и тд), то в России пока никто этим средством не пользуется.

Нобелевская премия по экономике 2008

Фото с сайта nobelprize.org
Фото с сайта nobelprize.org
Только что было объявлено, что самую престижную награду в экономике в этом году получил Пол Кругман. Подробнее о нем мы еще напишем, а пока несколько быстрых ссылок и фактов.

Кругман получил научную известность исследованиями торговли и так называемой новой экономической географии. Подробнее об этих теориях будет в большом посте, но знающие английский могут прочитать подготовленные нобелевским комитетом документ для публики и научное обоснование.

Кругман стал одним из самых знаменитых живущих экономистов сначала благодаря его популярным книжкам, таким как Pop Internationalism, Accidental Theorist и так далее. Кругмана, на мой взгляд, нельзя назвать популяризатором науки, но он очень доступно описывал события вокруг с точки зрения экономиста. К сожалению, в последнее время он еще больше снизил стандарты, начав писать регулярные колонки в газету New York Times. В них Кругман занял заведомо левую позицию, критикуя все действия президента Буша и республиканской партии, часто в ущерб объективности и здравому смыслу. В частности поэтому (и из-за относительной молодости) его не считали основным претендентом на премию в этом году, особенно перед выборами в Америке. Но шведские академики, видимо, решили сделать политически четкое заявление в поддержку Барака Обамы. Это немножко обидно, потому что Кругман заслужил премию и без этих игр.

В рамках ежегодных гаданий о нобелевских премиях было немного странно видеть Кругмана единственным лауреатом, без его предшественников Джагдиша Багвати и Авинаша Диксита.

В любом случае, поздравляем Пола Кругмана!

Мы уже писали про Кругмана здесь. Еще мы рассказывали о его теории про невкусность английской кухни.

Еще ссылки:

Пост возможно будет пополняться ссылками, так что заходите еще.

Как инвестируют экономисты

Американская Экономическая Ассоциация включает в себя лучших экономистов планеты. Недавно эта организация решила спросить своих членов, как ей инвестировать накопленные деньги. В американских университетах (где тоже имеются огромные фонды) профессоров экономики и финансов предпочитают не спрашивать, а вот здесь мы получили чистый эксперимент. Несколько ведущих специалистов решали проблему и предложили следующий портфель:

Как легко заметить, здесь учтены все основные пожелания теории финансов: диверсификация за счет разного типа активов, включая компании разных размеров, зарубежные компании и облигации, вложение в индексы, а не в конкретные компании или паевые фонды. За прошлый год портфель заработал 10.2 процента, что не очень много, но достаточно для портфеля с вероятно небольшим риском.

via Greg Mankiw

Экономика сейчас

Вчера, общаясь с ко-блоггером Ильей мы в очередной раз спорили о судьбе любимой науки. Можно конечно сказать, что у нас слишком много свободного времени для таких пространных дискуссий особенно перед сессией, но в принципе вопрос все же важный. Мы сходимся во мнении, что в большинстве своем сегодня экономика представляет из себя весьма мрачное зрелище. Тысячи людей по всему миру вроде бы занимаются ей, получая PhD в университетах и публикуя статьи в журналах, тогда как, если посмотреть в перспективе, их труд имеет очень мало общего с тем, что делал Адам Смит. К сожалению, экономика стала жертвой собственного успеха. Когда ей занимается такое огромное количество людей, непонятно кто из них чего-то действительно стоит. В результате появилась достаточно смешная система, когда без PhD или публикаций тебя не будут считать экономистом. В итоге большинство из таких экономистов занимаются каким-то исследованием именно с целью публикации, а не что бы стать чуть ближе к истине. При этом даже если вы придумали что-то очень интересное, но не опубликовали в журнале, то этих экономистов вы не заинтересуете.

На этом консенсус у нас заканчивается. Илья считает, что эта культура убила экономику, и сейчас уже в ней не осталось ничего стоящего. Я наоборот утверждаю, что даже не смотря на все проблемы в экономике остаются люди, занимающиеся ею ради чего-то большего чем публикация в журнале и одобрение коллег. Речь идет о сравнительно молодых (не слишком молодых и наоборот) экономистах.

В качестве одного из примеров мне видится Дарон Асемоглу. Также можно вспомнить Эда Глейзера, прославившегося в первую очередь экономикой города. Оба они еще пока сравнительно молоды. Немного сложнее со Стивом Левиттом, который вроде бы занимается интересными вопросами, но с другой стороны в основном их испытанием на статистике. Еще под вопросом гарвардский экономист Роланд Фрайер. Может быть еще Абхиджит Банерджи (не уверен, что именно так пишется), хотя он, кажется, уже постарше. А кого вы можете предложить?

Для справки можно прочитать колонку Константина Сонина, где он выделяет перспективных экономистов, хотя некоторые его кандидаты для нашего вопроса очевидно не подходят. Зато там есть кратко про Левитта, Асемоглу, Фрайера и Глейзера.

Книга — источник знаний

Абсолютно обязательно к прочтению!

Книга есть!

Добавить особенно нечего. Наверное, в регионы, как это водится, проникнет она не сразу, но рано или поздно — но уже сейчас ее можно заказать, например, на «Озоне».

Попробую придумать какие-нибудь веселые вопросы и разыграть несколько книг среди верных читателей, а пока буду рад слышать комментарии от тех, кто (вдруг) успеет (купить и) прочитать и без помощи нашего блога.