Ответ к детективу

Итак, давайте разберемся с проблемой из предыдущего поста. В комментариях там предложили много разных версий. К сожалению, большинство отвечавших невнимательно прочитали условия, но были и очень хорошие варианты. Например, транзакционные издержки вполне могут быть причиной описанного мной эффекта, но мой вариант был немного в другом. Честно признаюсь, немного подумав я уже не так уверен в его правильности (точнее в том, что он четко подходит к условиям), но на все равно выношу его на ваш суд.

Идея следует из статьи (PDF) того же Вэриэна об экономике создания компьютерных программ. В ней Вэриэн выделяет два типа издержек для пользователя: издержки на обучение и издержки на использование. Опытные пользователи знают, что часто программой сложно научиться пользоваться, но потом она может творить чудеса. Начинающих пользователей наоборот интересует не количество функций, а простота использования нескольких основных из них. Например, графический редактор Photoshop дает огромные возможности, но некоторые самые базовые вещи в нем все-таки делать сложнее чем например в бесплатной программе Picasa. Конечно профессионалу Пикаса в качестве редактора смешна, но среднему владельцу цифровой камеры она намного полезней. Надеюсь, первоначальная логика понятна.

А теперь собственно ответ. Представьте, что платная программа действительно экономит время, но для эффективного использования вам понадобится потратить некоторое время на обучение. Тогда ее привлекательность сразу падает, не правда ли? Возможно, эти новые издержки даже сделают всю покупку невыгодной. Как видите, мы не нарушаем теорию рационального выбора, что требовалось в условии.

Можно пойти немного дальше и подумать, почему именно платная программа скорей всего будет отдавать предпочтение простоте использования, а бесплатная — простоте обучения. Интуитивная модель конкурентного рынка видится такой: производитель бесплатной программы пытается просто увеличивать количество новых пользователей, делая ее проще в обучении, тогда как производитель платной программы пытается отнять и желательно надолго уже опытных пользователей, потому как за количество ему конкурировать бессмысленно (цена все равно выше).

Системный подход

Немного необычный вопрос пришел нам от читателя по имени Вадим:

Уважаемые специалисты, меня интересует такой вопрос: что такое экономическая система (экономика как система).
Дело в том, что я пишу очередную работу по системному анализу для студентов по прикладной информатике в экономике. Я не экономист: я специалист по информационным системам и системному анализу.
В течение года я нигде не могу найти ответы на мои вопросы. Меня интересует следующее. Если рассматривать техническую систему, то она состоит из физических элементов и является преобразователем энергии. Технологическая система состоит из совокупности операций и является преобразователем входящего в нее объекта, в частности сырья, (материальной, энергетической или информационной природы).
Теперь рассмотрим экономическую систему (система – упрощенно – совокупность взаимосвязанных элементов). Что в ней будет элементами, что – связями, что преобразует экономическая система (что на ее входе, а что на выходе)?
Буду признателен за помощь!

Сразу скажу, что никакого правильного ответа на этот вопрос я не знаю. Попробую погадать, что имел в виду автор, но призываю и читателей поучаствовать.

В экономики исходными элементами любой системы являются люди. Не фирмы или государства, а именно люди. Экономика в некотором смысле изучает взаимоотношения между людьми, за счет анализа их реакции на определенные стимулы. На входе в экономической системе мы имеем отдельных людей и ограниченные ресурсы. Экономика позволяет людям за счет взаимодействия друг с другом преобразовывать ресурсы в товары и услуги для потребления. Например, сама по себе нефть никому не нужна, но за две тысячи лет мы научились использовать ее для производства самых разных товаров и услуг от некоторых лекарств до доставки пиццы на дом. Это не произошло просто так. В течение сотен лет люди накапливали знания и технологии, эксперементировали и так далее, и все это происходило в поисках новых, более выгодных методов производства.

Ключевым связующим звеном в экономической системе я бы назвал сделку. Это может быть продажа товара, устройство на работу, дача взятки или женитьба. Не надо обвинять меня в цинизме. Под сделкой я понимаю любой добровольный обмен чем-либо. И в женитьбе кроме всего прочего обычно имеет место и обмен. Благодаря обмену люди могут вместе производить намного больше чем по отдельности из того же количества ресурсов. Почти ни один из окружающих нас сегодня повседневных товаром не может единолично произвести ни один человек на земле. Даже в производстве одного карандаша сегодня задействованы тысячи людей из разных частей света, что уж говорить о каком-нибудь компьютере. Впрочем, это я уже слишком далеко ушел от темы.

Итак, на мой взгляд, в предложенных терминах я бы охарактеризовал экономическую систему как связь людей через добровольный обмен товарами или услугами с целью получить как можно больше счастья от ограниченного количества имеющихся ресурсов. Последние включают в себя не только нефть, но и образование, и институты, и нормы, и многое другое.

А вы как бы ответили?

Напомню, что вопросы по экономике нам можно задавать здесь.

Если Россия хочет бороться с курением, нужны новые методы

Продолжим читать и естественно критиковать прессу. В Газете.Ру появился очень интересный комментарий про политику борьбы с курением в России за авторством Алексея Мельникова. К сожалению, статья представляет собой типичный пример «начал за здравие, закончил за упокой». Сначала автор очень хорошо обрисовывает проблему, сравнивая Россию с другими странами, а в конце вдруг взваливает всю вину на табачные компании. Пара цитат из хорошей части статьи:

Недавно проведённое совместное исследование университета британского города Бат, Лондонского университета, Лондонского института гигиены и тропической медицины показало, что с момента распада СССР число курящих женщин в России увеличилось более чем вдвое (с 7% до 15%). Число курящих мужчин также возросло с 57% до 63%. Эта тенденция расходится с тем, что наблюдается, например, в Великобритании, где количество курильщиков с 1974 года сократилось вдвое и составляет сейчас 25% населения.

[…]Возможно, по причине роста смертности от болезней, связанных с курением, в начале этого года правительство России решило присоединиться к конвенции ВОЗ по борьбе с табаком. В предыдущие годы в России были предприняты шаги для ограничения табачной рекламы, роста акцизных ставок на табачную продукцию. В обществе продолжается обсуждение вопроса о полном запрете курения в общественных местах, прекращения рекламы табака в метрополитене. Все это веяния, соответствующие европейским тенденциям.

А дальше выясняется, что для прекращения курения надо просто дать по носу зажравшимся табачным компаниям. Я сам не курю и далек от защиты производителей сигарет, но взваливать всю вину на них по-моему тоже глупо. Давайте попробуем подойти к делу с экономической точки зрения и найти реальную причину роста курения.

Для начала разберемся с предпосылками: будем считать, что курение с одной стороны людям нравится, но с другой все же снижает среднюю продолжительность жизни курящих.

Логику для наших рассуждений не так давно показала профессор Чикагского Университета Эмили Остер. Она правда говорит о борьбе со СПИДом в Африке, но суть такая же. Остер пытается разобраться в рациональном выборе людей. Риск смерти от курения известен каждому, но не для каждого он одинаков. Здесь в игру вступает так называемое дисконтирование. Насколько кайф сейчас важнее проблем через 20 лет. Кроме того роль в потреблении табака конечно играет его цена относительно доходов населения, и что важнее средняя продолжительности жизни без курения с учетом потенциальных зароботков.

То есть в функции курения будет 3 основных переменных: реальная цена сигарет, ставка дисконтирования (на сколько сегодня лучше завтра), продолжительность жизни без курения. Конечно, играют роль и социальные факторы и образованность и стоимость медицинских услуг, но их труднее выделить. Остер посчитала, что в Африке в странах где продолжительность жизни выше люди при прочих равных намного активнее борются со СПИДом. Мне кажется, с курением происходит все то же самое. В странах вроде западной Европы продолжительность жизни растет вместе с доходами. Люди начинают планировать намного дальше вперед, и курение становится невыгодным. В России продолжительность жизни только падает, при этом доходы очень быстро растут относительно цены сигарет, cтавка дисконтирования у нас очевидно выше, потому что намного меньше стабильности.

Итого, с одной стороны, конечно, можно продолжать бороться с курением только акцизами, но метод пряника здесь тоже не помешал бы. Людям надо создать стимул бросать курить ради своего здоровья. В противном случае они просто переключатся на спиртное или еще-что нибудь. А продолжительность жизни можно повысить за счет улучшения качества медицины, которая уже давным давно требует реформы.

"Философы от мира сего"

Некоторое время назад коллега обращал ваше внимание на запись в моем личном блоге (порочный круг какой-то получается), посвященную «Философам от мира сего» Роберта Хайлбронера и их грядущему и, я надеюсь (надежда, как известно, умирает последней), долгожданному появлению на русском языке (в моем переводе). К сожалению, появление все еще грядет и будет грясти еще какое-то время. В целях разжигания читательского аппетита мы решили, а издательство «КоЛибри» нам разрешило, предложить вашему вниманию отрывок, отличный от того, что многие видели на страницах «Форбс». Лично мне он нравится больше, поскольку именно с него книга и начинается, и он дает неплохое представление о ее общем настроении и идее. Приятного чтения!

 Эта книга посвящена горстке людей, слава которых – странного рода. С точки зрения школьных учебников истории, они были никем: не командовали армиями, не посылали людей на смерть, не правили империями и редко участвовали в принятии решений, влиявших на ход истории. Часть из них достигла определенной известности, но никто не стал национальным героем; некоторые подвергались открытым нападкам, но ни один не считался врагом государства.  И все же то, чем они занимались, зачастую оказывалось важнее для истории, чем деяния гревшихся в лучах славы государственных деятелей, потрясало мир сильнее, чем переходы огромных армий через границы, порождало больше благополучия и несчастья, чем королевские указы и законы.    

Читать далее

Супервторник

Сегодня в Америке один из решающих дней первичных выборов. Своих кандидатов выбирают сразу несколько штатов, включая Нью Йорк и Калифорнию. Посмотрим, что говорят рынки предсказаний:

mccain.png

У республиканцев лидирует Джон Маккейн, хотя вероятность его победы и упала за понедельник день с 92% до 87%. В любом случае этого должно хватить.

hillary.png

У демократов с небольшим перевесом лидирует Хиллари Клинтон. Причем небольшим этот перевес стал буквально за время понедельника. Не знаю уж почему, но вероятность упала аж на 5 процентов. У Барака Обамы дела наоборот пошли вверх:

obama.png

За четыре дня он вырос на почти 10%. Так что борьба будет тяжелой, а значит интересной.

Данные взяты с сайта InTrade.com.

2007-й в экономике: Налог на рост?

Это второй пост из нашей серии о новом в экономике за прошлый год.

Налоговая система почти всегда служит одним из главных поводов для споров в экономике. Причина в том, что вся имеющаяся у нас экономическая теория не дает четких ответов. Идеальной налоговой системы, видимо, не существует, но обычно экономисты указывают на несколько основных принципов налогообложения, заложенных в в том числе Нобелевскими Лауреатами Уильямом Викрей и Джеймсом Миррлисом. Логика основного принципа так называемого оптимального налогообложения примерно такая:

Налоги влияют на желание людей работать (меньше зарплаты). В идеале мы хотели бы как можно меньше снижать стимул работать, но в какой-то степени это делать приходится. Соответственно логично взимать больше налогов с тех людей, для которых стимулы падают не сильно. То есть, если мы можем как-то выделить характеристику людей, приносящую дополнительные доходы без дополнительных стараний, то мы должны ее обложить налогом. Например, по этой логике некоторые виды доходов облагаются отличными ставками. Да и стандартная прогрессивная шкала во многом основана на желании облагать людей согласно их уму или предпринимательским возможностям (то есть те самые характеристики).

Иногда что бы проверить теорию, как я уже писал, полезно попробовать довести ее до крайности и посмотреть останется ли от нее что-нибудь. Именно этим и занялись экономисты Грег Менкью и Мэттью Вайнзирл. Как мы уже писали, известно, что рост людей достаточно сильно коррелирует с доходами. При этом изменить свой рост почти невозможно. Согласно теории оптимального налогообложения, утверждают авторы, высокие люди должны платить больше.

Экономическая теория тут безупречна, но большинству из нормальных людей налог на рост кажется полным бредом. Авторы предлагают два выхода. Либо налог на рост действительно нужен и нам придется к нему привыкать, либо наоборот вся наша налоговая теория построена на ошибочных суждениях. Мне лично больше нравится второй вариант, хотя некоторые из радикальных экономистов и не против первого. Важно понимать, что в след за ростом можно написать такие же статьи про пол, вес, цвет кожи, возраст и так далее. А жить в обществе, где эти характеристики влияют на финансы почему-то не хочется, каким бы эффективным оно не было.

Когда нужно менять тренера в вашей футбольной команде

Хотя большинство из нас не обладает возможностью проводить кадровую политику в своей футбольной команде, порассуждать о ней любят все. В том числе, фанаты часто обсуждают, не нужно ли наконец уволить тренера. Например, в английском чемпионате, который сейчас по праву считается пожалуй самым интересным недавно сменили тренеров сразу две из больших команд. Роман Абрамович уволил из Челси Жозе Моуриньо, а из Тоттенхема был отставлен Мартин Йол. Правильны ли были эти решения? Вряд ли владельцы команд или их фанаты проконсультировались с экономистами. Но если бы они-таки пришли за советом, то возможно узнали кое-что новое.

Как и все другие решения увольнение тренера поддается экономическому анализу. Тем более, что в случае футбола результат легко поддается исчислению, если мы предполагаем, что главная цель тренера набирать очки (эта предпосылка немного хромает в случае Челси, где главной причиной, по-видимому, стал стиль игры при Моуриньо). Не удивительно, что необходимый анализ тоже пришел из Англии, а именно из бизнес школы Кембриджского университета, где известный специалист по глобальному потеплению Кристофер Хоуп написал статью на интересующую нас тему.

Каковы выводы Хоупа? Во-первых, в среднем от потери тренера команда английской лиги теряет 10 очков в турнирной таблице. Это вполне предсказуемый результат, объясняющийся нестабильностью в команде, привычками игроков и так далее. Потерянных очков может быть больше, если выплата компенсации уволенному тренеру заставляет команду экономить на игроках. Во-вторых, большинство команд как показывает статистика меняют тренеров реже чем нужно. Это тоже понятно, смена тренера это риск, а его владельцы команд как правило боятся. К тому же нет уверенности, что математическая модель полностью учитывает специфику рынка (ограниченное количество потенциальных тренеров, другие цели кроме набирания очков и тд).

На мой взгляд, больший интерес представляет практический вывод статьи. Хоуп предлагает конкретный алгоритм, по которому можно оценивать тренеров. Новому тренеру предлагается давать 8 игр без оценки (для адаптации), а потом достаточно следить, что бы средний результат был выше 0.74 очков за игру с увеличенным весом (до половины) последних пяти игр. В случае Тоттенхема, модель предсказывает, что Йола стоило увольнять (средний результат 0.7 очков за игру, 0.6 — в последних 5 играх). То же самое можно сказать и о некоторых других увольнениях за последние несколько лет, хотя предыдущий пример из того же Челси, когда был уволен Джанлука Виалли показывает, что модель может не учитывать много важных факторов, таких как Роман Абрамович. Более того, модель предсказывает, что в среднем по лиге командам, пользующимся приведенным алгоритмом придется менять 5 тренеров за сезон, а это уже кажется малореалистичным.

Возможно сейчас модель еще слишком сыра, и не обязательно должна быть известная акционерам каждого клуба, но когда-нибудь и в футболе статистика сможет поспорить с экспертами, как это произошло в бейсболе.

Пост написан по мотивам колонки Тима Харфорда Dear economist в FT.

Цена предпосылок

Один из стандартных аргументов в пользу государственного вмешательства в экономику нового поколения звучит примерно так: Из-за неидеальной работы нашего мозга мы часто выбираем не то, что для нас лучше. Соотвенно государство там, где это не ограничивает свободу должно «помогать» нам делать выбор. Такой точки зрения придерживаются последователи так называемого «либертарианского патернализма» Ричард Талер из Чикаго и Ричард Лэйард из LSE.

Несколько примеров такой политики: в кафе предлагается на более видные места класть более здоровую пищу, а шоколадки класть подальше. Автоматическое (по умолчанию) записывание людей в спортивные клубы или в доноры, ввод разрешений на курение. Список может продолжить каждый.

С одной стороны может показаться, что аргументировать против этой логики очень сложно. Ведь выбор человека нигде не ограничивается. Единственное, что меняется, это вариант по умолчанию. Тем не менее самые разные экономисты от гарвардца Эда Глейзера до еще одного профессора LSE Уильяма Байтера предупреждают об опасности даже такого мягкого патернализма. Я приведу сейчас всего лишь один, но по-моему показательный аргумент.

Недавно вся пресса была шокирована новым исследованием, напечатанным в престижном медицинском журнале в США. Группа ученых устверждает, что по их статистике, полные  люди живут чуть дольше чем худые. Желающие могут ознакомиться с выводами подробнее. Я не готов утверждать, что именно это исследование, а не тысячи других, утверждающих противоположное, правильное. Но оно может быть правильным. К чему это я? Все предложения построенные по принципу «либертарианского патернализма» легко могут базироваться на неточных данных. А вдруг выяснится, что курение не вредно? А вдруг, от поголовных занятий спортом есть и негативные эффекты. Строить любую политику только на имеющейся информации всегда опасно, потому что ваш вывод может быть ошибочным. И хотя он и не ограничивает свободы, он может понизить уровень жизни вашим гражданам.

Ссылки по теме:

Монополии: плохие и хорошие

Один из очень часто используемых аргументов в пользу государственного вмешательства в экономику звучит примерно так: «свободный рынок имеет тенденцию создавать на рынке монополии. Они повышают цены и создают неэффективность, ущемляя потребителей». Действительно с помощью весьма нехитрых графиков можно доказать, что рациональная монополия сделает цену выше чем фирма на конкурентном рынке. Точно так же можно показать, что монополия неэффективно расходует ресурсы.

В теории все понятно. Что же происходит на практике. Рассмотрим на примере одного из недавних случаев. Компанию Intel, контролирующую от 80 до 90 процентов рынка процессоров (куда уж ближе к монополии) обвиняют в нечестном поведении. Приведу цитату из одной из подобных статей в авторитетнейшей газете New York Times (перевод мой):

Они [разнообразные регуляторы — МД] говорят, что Intel неправильно защищает свою долю рынка микропроцессоров, предлагая большие скидки производителям компьютеров, которые минимизируют использование процессоров, изготовленных конкурирующей фирмой AMD.

Преступление Intel заключается, как мы видим, отнюдь не в завышении цен, а наоборот в их снижении. Ведь очевидно, что производитель компьютеров выбирает вариант, при котором ему будет дешевле произвести компьютер с заданными характеристиками. Intel, снижая цену, дает стимул выбирать себя. То есть потребитель получает компьютер дешевле, а не дороже. На самом деле, так происходит намного чаще чем мы привыкли думать. Американская сеть супермаркетов Wal-Mart живет именно за счет низких, а не высоких цен.

Регуляторы, конечно объяснят нам, что если мы будем поощрять исскуственное снижение цен, то конкуренты совсем пропадут с рынка, и вот тогда-то монополист даст себе волю. На практике этого никогда не происходит, потому что, если в отрасли нет специально созданных барьеров, то конкурент есть всегда. Даже если у вас 99 процентов рынка, вы не можете позволить себе расслабиться. Конкурент может появиться совсем на другом рынке, где его никто не ждет и уничтожить ваш бизнес. Та же Microsoft контролирует достаточную доля рынка, что бы вообще не волноваться. И хотя многие из нас хотели бы видеть больше движений с их стороны, нельзя не заметить, что компания двигается, предлагает новые продукты, смотрит на движения конкурентов.

Мне на ум приходит только один случай, когда монополии ведут себя именно так, как предсказывает примитивная экономическая логика. Это государственные монополии или компании работающие в искуственных условиях. Например, Газпром, Роснефть или РЖД. Эти компании действительно плохо работают. Они бы с удовольствием предлагали продукт по завышенной цене, но им не дает регулирование. В ответ они используют самые неэффективные из возможных методов производства, не заботясь об инвестициях, исследованиях и конкурентоспособности. Пародоксальным образом, если призадуматься, эти компании были созданы с целью избежать рынка с монополиями первого типа. Трудно представить себе человека, который всерьез будет утверждать, что Газпром лучше даже Microsoft.

Экономика развода

Давно известно, в том числе из экономических исследований, что развод в среднем плохо влияет на детей. Например, дети в таких семьях обычно хуже учатся. Проблема с такими результатами, как и с более серьезной экономической статистикой в том, что непонятно, что же действительно влияет на что.

Интуитивно может показаться, что в этом случае все понятно, но ведь возможно, что и проблемы в школе и развод вызваны каким-то третьим фактором. Точно так же как длинное образование часто коррелирует с высокими доходами, хотя, на самом деле, и то, и другое во  многом результат высокого врожденного интеллекта.

Оказывается, точно тоже самое происходит и с разводами. Экономист Ширли Лью с помощью хитрых эконометрических (так в экономике называют извращения со статистикой) приемов показала, что развод и плохие оценки в школе являются следствием каких-то других невидимых для нас проблем. Более того, если эти факторы уже есть в семье, то развод только помогает.

Если призадуматься, логикак в этом есть. Если родители не ладят, то ребенку все равно будет плохо, даже если они останутся женаты. Видимо сам факт развода на ребенка влияет уже не так сильно. Особенно если учесть, что по другим экономическим данным, люди после развода становятся счастливее.

Идея поста почти полностью позаимствована у Тима Харфорда. Еще раз настоятельно советую включить его блог в свои РСС-ленты.