"Красное Изобилие" Фрэнсиса Спаффорда

В Рукономикс мы по разным, не очень уважительным, причинам уже давно не писали. А за хостинг платить все же приходится. Так что не обижайтесь тому, что здесь до сих пор висит реклама, а в конце этого поста будет еще одна. Чтобы совсем не наглеть расскажу все-таки о чем-нибудь интересном. А именно об одной очень необычной книжке.

К сожалению, пока эта книжка не вышла на русском, но может быть этот пост заставит издателей задуматься об этом. Называется она Red Plenty («Красное Изобилие» если буквально). Описывать ее довольно сложно, потому что я по крайней мере таких книг раньше не читал.

Во-первых, трудно себе представить художественную книгу, которая начинается описанием мерзнущего в трамвае Леонида Канторовича, единственного советского лаурата Нобелевской Премии по экономике.  Еще труднее дальше прочитать довольно детальное и довольно точное описание главной его теории о способах оптимизаиции производства. Оказывается придумал ее Канторович решая «халтурную» задачку для линолеумного завода. Канторович сразу видит, что его методику можно применить не только к конкретному заводу (который от его идей в итоге, как я помню, отказывается), но и к стране в целом. Отсюда рождается мечта. Советский Союз отличался от основных своих конкурентов, кроме прочего, полной централизацией производства. В традиционной экономике это считалось скорее минусом, потому что в подобной системе отсутствует эффективная передача информации (в западном мире об этом писал вряд ли известный Канторовичу Хайек). Для Канторовича централизация (кстати тоже очень детально описанная в книге) была наоборот плюсом. С помощью системы уравнений (так называемого линейного программирования) ГосПлан мог в теории добиться оптимально производства, которое бы в свою очередь привело к росту, недостижимому капиталистическими странами.

Как раз в это же время происходила революция в кибернетике, дававшая возможность в теории решать уравнения даже в рамках огромной страны в реальном времени. Не случайно с Канторовичем работали родоначальники советского копьютеоростроения, включае Сергея Лебедева (тоже героя книги). Люди участвовавшие в этом процессе действительно верили, что совсем скоро они добьются именно того, ради чего советский народ так долго страдал. Что совсем скоро он станет богатым с точки зрения гражданина. И до последних глав книги не хочется верить, что все это не сбылось. Причем не просто не сбылось, а сбылось ровно наоборот.

Спаффорд рисует эту историю через много небольших зарисовок с позиций очень разных реальных исторических (Канторовича, Хрущева, академика Аганбегяна, Александра Галича и так далее) и выдуманных, но очень типичных, персонажей. Автор, не говорящий по-русски, проделал титаническую работу с источниками. Такую, что почти к каждой фразе и цифре приводится ссылка в конце главы. Даже ради этих ссылок книгу стоило бы купить любому, кто интересуется нашей историей. Но еще важнее, что эти ссылки заставляют воспринимать эту прозу (а это все-таки не совсем документальная книга) по-другому. Кто-то конечно наверняка найдет к чем придраться, но сравнивать, особенно на нашем языке, эту книгу почти не с чем. Кроме всего прочего она очень хорошо читается. В общем я всем вам рекомендую прочесть эту книгу на английском (можно купить ее на Киндл здесь). А если вы издатель, то — купить права и найти хорошего переводчика.

UPDATE: В комментарии пришел (если верить нику) сам автор и рассказал, что книга уже переведена и скоро выйдет в дружественном нам издательстве Corpus (где до этого выходили Философы Мира Сего и Восхождение Денег в переводе моего соавтора). Хорошие новости! К выходу книги я постараюсь написать еще что-нибудь о ней или разместить отрывок.

Что-то из ничего

Я сейчас читаю совершенно невероятную книгу Анатолия Кузнецова «Бабий Яр» (ее недавно переиздали). Она конечно совсем не про то, про что я буду писать в этом посте, и ее всем обязательно стоит прочесть за ее основную тему. Но у нас все же блог про экономику, поэтому хочу привести несколько отрывков из этой книги, где автор между делом очень хорошо показывает, как на пустом месте формируется рынок, как он один спасает жизни в полном отсутствие каких-либо институтов и так далее. Дело происходит в захваченном немцами Киеве:

И вот наступило странное положение. Магазины стояли разбитые, ничто нигде не продавалось, кро­ме как на базаре, но если бы даже и магазины от­крылись, то на что покупать?

До войны хлеб стоил в магазине 90 копеек кило­грамм. Теперь на базаре иногда продавали самодель­ный хлеб по 90 рублей за килограмм.

Столько денег раньше мать получала чуть ли не за целый месяц работы. А сейчас у нас денег не осталось вообще.[…]

Здесь интересно, что рубли продолжают ходить даже после исчезновения ответственной за них советской власти. То есть рубли перестают быть привычной нам валютой, его стоимость ни к чему не прикреплена, но как средство обмена он продолжает работать. Естественно такая система может работать только, если все верят, что рубль и дальше будут принимать. На самом деле, никаких причин на тот момент нет. Эта история хорошо показывает, что деньги вовсе не обязательно должны быть привязаны к государству. Продолжу цитировать:

[…]У меня купили коробок спичек, я получил хрустя­щий червонец — и я пропал. У меня были деньги. Деньги! Настоящие деньги, на которые я уже мог купить сахарину на целых четыре стакана чаю. Шурка мерз, кис, а во мне поднялся жар, я страст­но ждал, чтобы еще покупали, еще. За следующую коробку мне дали немецкую марку, и вот, наконец, мы смогли рассмотреть немецкие деньги. Деньги хо­дили так: одна немецкая марка — десять советских рублей. Марка была желто-коричневая, с орлами и свастиками, маленькая бумажка, вдвое меньше на­шего желто-коричневого же рубля, на котором уже странно было видеть звезды, серп и молот.

До темноты мы успели продать все спички, и у нас были деньги. Мы стучали зубами от возбужде­ния, алчно смотрели на картошку кучками по три штуки, на муку стаканами. Мы купили по кило­грамму хлеба и по пакетику сахарина.

Вечером у нас дома был праздник: все пили чай с кристалликами сахарина и ели хлеб. Я просто ло­пался от скромной гордости. Я уже знал, что буду делать на следующий день: продавать орехи.

Откуда взялась цена на спички опять же непонятно, но автор уверяет, что она к тому времени уже была всем известна. То же самое с обменным курсом рублей на марки. Обе валюты по идее  на тот момент не имеют под собой почти ничего и все-таки люди предпочитают ими пользоваться для облегчения обмена. Без этого средства обмена они бы скорее всего умерли от голода. В самый тяжелый момент всем приходится становиться бизнесменами. Без них ничего не работает.

Там даже есть немного про экономику печатной прессы:

[…]А газеты, понимаете, такое дело: на них не зара­ботаешь ни пфеннига, пока не продашь все и именно сегодня: товар, так сказать, скоропортящийся. По­этому — бегай, деньги сами не придут, их надо в

ы­рывать.

А эта цитата даже в комментариях не нуждается:

Цены на рынке осенью 1942 г.:

1 килограмм хлеба — 250 рублей.

1 стакан соли — 200 рублей.

1 килограмм масла — 6000 рублей.

l килограмм сала — 7000 рублей.

Зарплата рабочих и служащих в это время 300-500 рублей в месяц.

То ли рубли в какой-то момент все же теряют стоимость, то ли (скорее всего) цены вырастают из-за отсутствия товаров. Что интересно, инфляция все же не такая как в Зимбабве, то есть деньги продолжают кое-как, но работать.

Все это очень хорошо сочетается с нашим давним конкурсом про экономику лагеря военнопленных (здесь вопрос, здесь ответ). В качестве бонуса дочитавшим до этого места расскажу, что книга легко доступна в интернете на сайте библиотеки Мошкова, если вам жалко отдать за нее 361 рубль.

Еще немного саморекламы

В Слоне продолжает выходить мой блог. Например, сегодня вышел пост о спасении науки:

СЛОН Как спасать российскую науку

Трудно представить, чтобы американские и европейские профессора почему-то не любили конкретно русских ученых.

Читать материал

Читайте, подписывайтесь, комментируйте!

Предложения Медведева

Вчера в интернете появился официальный документ с предложениями президента Медведева к встрече G20. Хотя в сети на него в основном отреагировали негативно, по-моему, стоит посмотреть на него чуть внимательней, потому что там среди абсолютно бессмысленных, но приятных слов есть пара мыслей. Начнем с самых неоднозначных предложений:

В настоящее время странами «двадцатки» принимаются меры по стимулированию внутреннего спроса в национальных экономиках. Признавая необходимость этих антикризисных мер, считаем необходимым так обеспечить их реализацию, чтобы они не вступали в противоречие с задачами обеспечения средне- и долгосрочной макроэкономической устойчивости, выраженной в низкой инфляции, приемлемом бюджетном дефиците и уровне государственного долга.

Читатели Рукономикса могут вспомнить, что я не поддерживанию планы по стимулированию экономики (как это делает, например, Обама в Америке), поэтому был приятно удивлен такой позицией Медведева, хотя высказать ее можно было и более агрессивно. Даже в такой формулировке она очень напоминает один из выводов Дарона Асемоглу. Кстати оппозиционный политик и бывший российский чиновник Владимир Милов у себя в блоге очень странно отреагировал именно на эту часть документа. Почему-то он считает, что график падения производства в России однозначно доказывает, что надо стимулировать экономику. Хотя уж он-то должен знать, что даже в Америке и Европе стимулирование пока даже не началось, и деньги вряд ли дойдут до экономики раньше 2010-го года, так что график за последние месяцы уж никак не может служить аргументом в этом споре. Не говоря уж о том, что на промышленность в России влияет еще тысяча разных факторов, и в основном это совсем другие вещи.

Правда и российский президент тут не обошелся без лицемерия. При инфляции в стране в двузначных числах и одними из самых недружелюбных к бизнесу нормах в развитом мире стыдно должно быть говорить о «долгосрочной макроэкономической устойчивости, выраженной в низкой инфляции». Понятное дело, что такой документ не предназначен для признания ошибок, но это не значит что можно предлагать другим то, что ты сам не хочешь выполнять.

– Расширение (диверсификация) перечня валют, используемых в качестве резервных, на основе принятия согласованных мер по стимулированию развития крупных региональных финансовых центров. В этом контексте следует проработать вопрос о создании специфических региональных систем, способствующих снижению волатильности обменных курсов таких резервных валют.

А вот здесь согласиться с президентом трудно. Налицо непонимание самой идеи резервной валюты (там оно еще несколько раз очень наглядно показано в документе). Резервной валюта становится не по чьему-то указанию, она может появиться только естественным путем. Страны с фиксированными обменными курсами сами выбирают, по отношению к кому им отсчитывать свою валюту, и резервы автоматически нужно хранить именно в этой валюте. Иначе не очень понятно, зачем такие резервы нужны. Обычно в роли резервной валюты выступает доллар, что почему-то не нравится России. Но все проблемы России с рублем и других стран с их валютами идут от своей политики, а не из Америки. Там пока все нормально, никаких причин к краху не вино, так что проблема тут только в отказе брать на себя ответственность. К тому же, для большинства стран это вообще не особо актуально на сегодняшний день.

– Создание наднациональной резервной валюты, эмиссия которой будет осуществляться международными финансовыми институтами. Представляется целесообразным рассмотреть роль МВФ в этом процессе, а также определить возможность и необходимость принятия мер, которые позволят СДР стать признанной всем мировым сообществом «суперрезервной» валютой.

Совершенно непонятно, как это все будет работать. Возможно президент имеет в виду некий аналог золотого стандарта, но мне почему-то кажется, что он просто начитался глупых предложений, которые с неизбежностью появляются в момент кризиса. При этом глупость оказалась смешана с потенциально интересной идей начать использовать СДР.

Кроме этих, в документе есть несколько умных (повышение финансовой грамотности) и несколько очень общих пустых предложений. В документе вроде бы есть несколько оригинальных идей, но не похоже, что президент Медведев собирается делать хоть что-то конкретное сам, ведь в России многие из описываемых проблем намного актуальней.

Update

Реакция Сергея Алексашенко:

У меня нет никаких сомнений в том, что на саммите мало кто из мировых лидеров захочет всерьез обсуждать эти предложения (к большому для России сожалению там не будет верного Чавеса или хитрого Ахмадинеджада), лидеры будут искать точки согласия и, если вдруг такое случится, и им удастся сделать прорыв в каком-то вопросе, то российский вклад в это будет минимальным.

Не поспоришь.

Не приватизация

BFM.RU
2 февраля 2009 года // Недвижимость, Транспорт, Mirax Group, РЖД, Москва, Россия, Кризис, Кризис в России
Курский вокзал отдали Mirax Group
Здание Курского вокзала. Фото: PhotoXPress«РЖД» передало имущество Курского вокзала Москвы в доверительное управление ООО «БФМ — Курский вокзал», входящий в группу компаний Mirax Group, сроком на 5 лет. Это ООО, как надеется РЖД, «увеличит доход компании и расширит уровень услуг»
Продолжение статьи

Интересная идея. Кажется, что-то подобное придумали ис аэропортом Шереметьево. Вообще есть четыре основных способа (с подпунктами в каждом) разбираться с такого рода собственностью: полная национализация, аутсорсинг, приватизация с жестким регулированием и полная приватизация. Первый способ очевидно доказал свою несостоятельность, и руководство госмонополии решило перейти ко второму.

Вокзалы, в отличие от всей железнодорожный системы вполне могут управляться чисто коммерчески. Достаточно прописать в договоре, что частный владелец обязуется исполнять такие-то обязанности (поддерживать уровень безопасности, брать деньги за билеты и тп). Работают же частные аэропорты и те же вокзалы. То есть нет никакого смысла держать вокзал в государственной собственности, если на него есть частный покупатель. Но тогда непонятно, зачем отдавать вокзал в пользование, а не просто продавать его с молотка. Мне кажется, что ответ тут не самый приятный.

Через эту красивую схему деньги РЖД (государственной компании) и деньги частных покупателей услуг вокзала (в данном случае разнообразных лотков) уходят вместо государственного кармана в частный. Это вроде бы не так страшно, но важно, что прибыли эти Миракс получит не в результате конкуренции, инновации и прочего, а просто по решению сверху. Почему не был проведен открытый тендер на управление вокзалом? Возникает опасение, что преференцию Миракс получил, пообещав делиться доходами от вокзала с кем-то из принимающих решение о найме управляющего. То есть вроде бы правильная идея отхода от национализации (хотя и плохого отхода) проделывается очень некрасивым путем.

Свободный рубль

ЦБ России сегодня сделал очень важное заявление. Колебания курса рубля будут ограничены сверху ценой в 41 рубль за бивалютную корзину (примерно 36 рублей за доллар). Аналитики интерпретируют это как отпуск рубля в свободное плавание. Насколько я понимаю, консенсус, хорошо заметный по статье в Ведомостях, эксперты ожидают что рубль еще немного упадет, но более широкий корридор позволит ЦБ не терять так много резервов. Что ж, возможно так и будет.

Но, с другой стороны, равновесная цена рубля сегодня в основном завист от цен на ресурсы. Если они упадут, то рубль очень быстро достигнет верхней границы. Благодаря спекулянтам граница может быть достигнута даже раньше падения цен на нефть. И тогда у ЦБ встанет перед выбором. Либо он будет героически удерживать рубль, что означает тратить резервы, либо — он нарушит свое обещание. Первая стратегия не может быть успешной, если атака будет серьезной, об этом, например, может рассказать английское правительство, которое в 1992-м году не смогло удержать фунт после атак Джорджа Сороса и компании. К тому же российский центробанк не известен своей безупречной репутацией, да и сегодняшнее заявление нельзя интерпретировать как жесткую норму. Так что, как только появится необходимость, верхняя граница скорей всего будет пересмотрена.

Тогда вопрос, зачем вообще вводить границу, если вы вряд ли собираетесь ее выдерживать. Видимо, чтобы предотвратить панику, которой можно ждать при полном переходе на плавающий курс. То есть ЦБ как бы говорит, мы будем смотреть, чтобы рубль слишком сильно не прыгал без причины. Если спекулятивная атака будет основана на реальных трендах, то ЦБ скорей всего откажется от цифры в 41, но если это будет просто временное помешательство, то он поможет рынку сохранять спокойствие. В принципе, все логично.

Есть только одно большое но. Российский ЦБ надеется на доверие рынка, а на чем оно должно быть основано не очень понятно. Уже сейчас непонятно, откуда взяться этому доверию. Но если граница в 41 будет пересмотрена, а это может быть неизбежно, то доверие будет потеряно окончательно. Это серьезный риск. Мне кажется, надо было быть честнее, и сразу определить хотя бы несколько критериев, по которым граница в 41 может быть пересмотрена. Например, сказать, что «если цена на нефть упадет больше чем на X процентов от сегодняшней, то мы возможно пересмотрим границу».

О гибкости цен

Давайте поговорим о ценах. Пару дней назад я прочитал в блоге известного дизайнера Артемия Лебедева о том, что в России цены не падают. Лебедев часто бывает за границей и знает, что это ненормально. О том же говорят многие из моих друзей. Если, например, в Великобритании цены очень гибко отреагировали на кризис, то по России этого не видно. Это заметно по ценам на самые разные продукты: еду, книги, бензин, газ. Достаточно сравнить сайт Amazon c российским аналогом Ozon. На одном сплошные скидки, на другом — ничего особенного. British Gas опускает цены на газ, Газпром — даже и не думает. И это притом, что многие цены в России и так выше. Мне это кажется немного парадоксальным, ведь Россия тоже очень сильно страдает от кризиса, да и вообще население в среднем беднее. Давайте попробуем разобраться. Я предложу несколько возможных причин, а вы в комментариях скажите, какая вам кажется более актуальной. Сражу скажу, что объяснения из разряда «все просто дураки» или «в России экономика не работает» у нас блоге не принимаются, давайте искать реальную причину.

1. Отсутствие конкуренции. По разным причинам на большинстве российских рынков не наблюдается того нормального уровня конкуренции. Это связано в первую очередь с огромными издержками регулирования, коррупции и тд. Но некоторую роль играют и объективные причины. Все-таки наш рынок еще сравнительно молод, и было бы странно ждать сотни компаний в каждой отрасли. Без конкуренции у компаний отсутствует стимул снижать цену. То есть им конечно приходится что-то делать из-за спроса, но сильно волноваться не обязательно. Уходить все равно не к кому. Это было одной из причин огромной инфляции до кризиса, а теперь это мешает экономике перестроиться за счет снижения цен.

2. Низкая эластичность. Этим термином в экономике называют ситуацию, когда покупатели не сильно реагируют на смену цены. Например, спрос на сигареты и алкоголь обычно очень стабилен, даже если цены растут. А вот на товары вроде йогуртов спрос должен быть очень эластичным. Естественно производителю выгодно снижать цены, только если он знает, что это приведет к значительному росту спроса (или если оставит цены, то спрос сильно упадет). Возможно, по какой-то причине российские покупатели меньше реагируют на смену цен. Я это точно могу сказать про некоторых знакомых, но такие наблюдения нельзя экстраполировать на всю страну. Замечали ли вы что-нибудь подобное?

3. Другая причина. Возможно, владельцы просто не умеют грамотно снижать цены. Обычно просто так снизить цену достаточно сложно, поэтому чаще это делают через скидки. Скидки требуют некоторого вложения времени и таланта, чтобы от низ была польза. Может быть, это как-то связано с налогами. А может, обыватели просто не замечают падения реальных цен из-за инфляции.

Поделитесь своим опытом. Замечали ли вы эту не-гибкость цен? Какие у этого причины? Если вы работаете в бизнесе, то почему не снижаете свои цены? Или снижаете?