Регулирование как оно есть

В прошлом посте я писал про то, что регулирование часто появляется вовсе не из хороших побуждений «исправить рынок», а для защиты чьих-то интересов. Обычно за счет потребителей. Этот феномен первым объяснил Манкур Олсон. По его теории, изложенной в книге Logic of Collective Action, в политическом процессе часто побеждают не самые удачные решения, потому что тем, кто от них выигрывает они важнее, чем тем, кто проигрывает. Например, пошлины на рис жизненно необходимо для его производителей внутри страны, но повышают цены на сахар для населения. Каждый потребитель теряет копейки и не станет отстаивать свои интересы через демократические институты. Производителю наоборот пошлины очень нужны, и он будет спонсировать партии и продвигать законы. Пример с сахаром не случаен, именно сахарные короли очень активно спонсируют американских политиков, чтобы сохранить квоты.

Иногда все это принимает совсем маразматичные формы. Блог TechCrunch рассказывает историю канадского стартапа PickUpPal, созданного для упрощения общения между людьми, добирающимися на работу на машине. Для экономии денег они могут находить попутчиков, которые будут платить часть стоимости бензина. Казалось бы отличная идея, не только для потребителей, но и для окружаещей среды и пробок на дорогах. Но не тут-то было. Автобусные компании испугались конкуренции, подали в суд и выиграли дело, потому что по закону (регулирование) можно быть попутчиком только на работу и назад, только с одним водителем и платить можно только понедельно. Видимо, закон был принят для пресечения незаконных такси-бизнесов, но использован был для совсем других целей. В итоге страдают все, кроме автобусных компаний.

Кстати, еще один урок из этой истории состоит в том, что даже вроде бы разумное регулирование очень быстро устаревает с прогрессом, и в какой-то момент начинает создавать трудности, а порой и опасности.

Что корейцу хорошо..

Если вы забыли, то у нас все еще идет конкурс с призами в виде книжек по экономике и смежным предметам. Для победы нужно прислать самый интересный вопрос. Пока на почту пришло шесть вопросов, сегодня я хочу ответить на самый интересный из них. Прислал его читатель Максим Иванов, который пишет, что не хочет книгу, но я все равно хотел бы ее ему послать, так что, Максим, присылайте нам на почту свой адрес для приза. Собственно вопрос:

Добрый день!
Я пишу дипломную, но на несколько другую тему, поэтому мой вопрос скорее побочный продукт моей работы.
Изучая послевоенное развитие стран ЮВА, становится отчётливо ясно, что экономики этих стран не гнушались государственным регулированием и применением нерынончных методов ведения хозяйства. Однако эксперемент оказался более чем успешным.
Безусловно, несовсем корректно рассматривать переход от традиционной к рыночной экономике с переходом от административно-плановой к рыночной, но два вопроса звучат так:
1) Каковы на ваш взгляд причины отказа от опыта ЮВА стран правительством РФ в начале 90-х?
2) Синтезируя негативный опыт России, неодназначный опыт ФРГ и позитивный опыт тигров, какие действия должна будет принять обьеденённая Корея для преодоления экономической катастрофы при обьеденении?

Я бы хотел уделить больше внимания первому вопросу, тем более что эта проблема сейчас актуальна как никогда. Что касается объединения Корей (а я тоже полагаю, что в недалеком будущем это случится), то тут я вряд ли смогу сказать хоть что-нибудь оригинальное, так что рекомендую обращаться к экспертам, например, Андрею Ланькову.

Действительно, некоторые азиатские страны такие как Япония, Южная Корея, Сингапур, Гонконг и Тайвань достигли в 20-м веке небывалых темпов развития. Причем многие из них, в особенности Япония и Корея, активно использовали разного рода государственные вмешательства в экономику. В частности автомобильные индустрии обеих стран некоторое время охранялись очень серьезными торговыми барьерами. Некоторые экономисты считают, что именно грамотная политика властей помогла отсталым странам выбиться в лидеры. Действительно стране может быть трудно с нуля создать автомобильную отрасль при наличии очень развитых конкурентов на Западе. Автомобили, как мы знаем, требуют очень массового производства для использования экономии от масштабов, поэтому нужно иметь гигантский спрос для эффективной конкуренции. Так по крайней мере звучит аргументация протекционистов.

Более того, все знакомые с историей торговли люди знают, что все западные страны тоже на определенной стадии своего развития активно использовали протекционизм, регулирование и так далее. Все это так. Но сам успех тех или иных стран еще не является доказательством правильности конкретного метода. Например, Ирландия очень неплохо развилась как раз с помощью торговли. Не сильно влезал в экономику и Гонконг. Давайте посмотрим подробнее на азиатских тигров. В большинстве из них очень отличается культура бюрократии. После распада СССР Россия не могла не только похвастаться грамотными чиновниками, в ней не было почти никого, кто имел бы представление о функционировании капиталистической экономики за пределами работ Маркса. Про Виктора Черномырдина говорят, что он получил самое дорогое экономическое образование в мире, обучаясь на службе.

Далее, немного странно представлять себе Россию после развала СССР как рай либерализма. Да, она стала намного свободнее, но думаю по степени регулированности легко дала бы фору любому из азиатских тигров. Дело не столько в вопросе регулировать или нет, сколько в качестве регулирования. Иногда стране везет и ее политикам удается создать чудо. Естественно чудо возникает не на пустом месте: сегодня очевидно, что Япония имела сравнительное преимущество в производстве автомобилей, просто никто об этом не знал, и вполне вероятно, что Тойота могла появится и без регулирования и субсидий. К сожалению, такое везение очень редкое. Чаще регулирование оканчивается другим полюсом — автомобильной отраслью СССР, десятилетиями производящей в огромных количествах плохой товар и выживающей только за счет пошлин. Обычно регулирование и протекционизм появляются совсем не из желания отладить «провалы» свободного рынка, а для защиты чьих-либо корпоративных интересов. И очень трудно предсказать, какое вмешательство будет «хорошим». Для него, видимо, нужны какие-то факторы, не поддающиеся экономической логике.

Так что, я лично очень сомневаюсь, что правительство РФ могло даже если бы хотело поставить на вооружение опыт стран ЮВА, как сегодня у правительства не очень получается использовать опыт Китая и Индии. Как минимум не хватило бы человеческого капитала среди лидеров. Я бы правда больше жалел не об отсутствии «умного регулирования», а о других достоинствах тигров, а именно: сильном и относительно честном правосудии, легкости ведения бизнеса и так далее. Если страны ЮВА и развились благодаря индустриальной политике, то сегодня они процветают совсем по другим причинам.

Еще раз спасибо Максиму за вопрос. Присылайте и вы свой!

Холодный душ

В этом посте я позволю себе немного отойти от наших стандартов и поговорить о темах важных, но в которых я не очень хорошо разбираюсь. Кроме того, в отличие от большинства постов этот даже не будет претендовать на объективность, наоборот я постараюсь изложить очень односторонний взгляд на происходящее, основанный не столько на фактах и науке, сколько на убеждениях. Думаю, это будет полезно, и приглашаю читателей поспорить.

Сейчас, пожалуй, уже все наблюдают те или иные стороны финансового кризиса. Где-то увольняют людей, где-то лопаются банки, кому-то не платят зарплату и так далее. Этот кризис, хотя еще не до конца сказался на важных экономических данных (например, пока не падает ВВП США), уже вышел далеко за пределы инвестбанков. Соответственно и мнение о кризисе теперь имеет каждый. Большинство при этом не заставляет себя разобраться в причинах кризиса (что скорей всего невозможно), а выносит интуитивный приговор на основе внутренних убеждений. Чаще всего такое мнение звучит так: «Свободные рынки в очередной раз подвели нас, все потому, что не было хорошего регулирования, теперь настало время все исправлять». В крайних случаях комментатор заходит дальше: «Капитализм показал свою несостоятельность, необходимо срочно перейти к модели с гораздо большим государственным сектором, с жестким регулированием и так далее». Я не хочу сейчас копаться в ошибках этих вердиктов, хотя уже сам факт, что кризис начался с полугосударственных компаний Fannie Mae и Freddie Mac, а также попытки Алана Гринспэна регулировать рынок, должен говорить о многом. Вместо этого поговорим о более глубоких вещах.

Капитализм и свободные рынки, почти не существующие в современном мире в чистом виде, по своей природе должны время от времени вызывать кризисы. Иногда они проходят незаметно, иногда несколько лет мир пребывает в шоке. Самый серьезный из таких кризисов произошел в Америке в 1929-м году, его называют Великой Депрессией. Именно во время того кризиса один очень необычный экономист сказал, что это всего лиш холодный душ для капиталистической экономики. Его звали Йозеф Шумпетер, подробнее о нем можно прочитать в замечательной книге «Философы от мира сего«. Идея состоит в том, что прогресс капиталистической экономики состоит из постоянной конкуренции, в ходе которой слабые фирмы отмирают, а новые захватывают подиум. Если посмотреть на список 100 крупнейших фирм в США, то почти ни одна из них не входила в этот список 50 или даже меньше лет назад. Обычно отмирание слабых фирм происходит медленно и без особых проблем, но иногда получается, что фирму что-то или кто-то искусственно поддерживает, не дает ей развалиться. Обычно в таком случае количество ошибок только множится, потому что стимул быть эффективным становится еще меньше.

В нашем случае таких фирм оказалась не одна и не две. За счет дешевого кредита и очень извращенных внутренних стимулов ошибки распределились буквально между всеми игроками рынка. Это не значит, что мир вот-вот закончится. Для выздоровления совсем слабые фирмы должны будут умереть, а в сильных сменится начальство и идеология. Какое-то время нам прийдется от этого страдать. Это тот самый холодный душ, наказывающий нас за глупость предыдущих лет. Но потом экономика отстроится и снова начнет расти, как это случалось в ста из ста процентов предыдущих случаев. Регулирование и вливание денег наоборот не дают слабым фирмам ощутить эффект своих ошибок, не дают стимулов работать над улучшениями. Такие меры, как правило, удлиняют кризис, за счет отсутствия необходимости к резким переменам.

Люди всегда боялись поверить в внутреннюю силу капитализма, в его способность к очищению и прогрессу. Очень трудно поверить, что миллионы неспланированных решений помогут экономике выйти из кризиса, гораздо проще кажется доверить все Бернанке или Кудрину, но раз за разом оказывается, что не бывает магический решений, избавляющих мир от необходимости платить за ошибки. Очень хочется надеяться, что хотя бы читатели Рукономикс не будут жертвами этого заблуждения.

П.С. Надо сказать, что сам Шумпетер предсказал, что капитализм к определенному моменту станет жертвой собственного успеха. Созданный, благодаря прогрессу, интеллектуальный класс отнимет у людей свободу и право собственности, что сделает дальнейший прогресс невозможным. Не хочется быть пессимистом, но что-то это напоминает.

Добавка: пара ссылок о Шумпетере

Бросить все и уехать в Чехию

Продолжу отвечать на вопросы. Вот такой прислал читатель по имени Дмитрий:

Здравствуйте,
хотелось бы услышать ваш комментарий по поводу негативного высказывания президента Чехии Вацлава Клауса об интервенции американского правительства в экономику в виде вливания в 700 млрд долларов.

Комментарий у меня такой: завидую Чехии, которой так повезло с правителями после распада Чехославакии. Вацлав Клаус не побоялся пойти против политического консенсуса. Критиковать меры американского и других правительств можно и даже нужно, потому что многие из них не продуманы, не обоснованы, и принимаются по неправильным причинам. К сожалению, обычно политики не сомневаются, если есть шанс потратить много чужих денег. Про проблемы плана Полсона (и не лучших планов российских, британских и европейских властей) я уже писал.

Лично я согласен с Клаусом. Многие — нет, но это не значит, что в обществе не должно быть серьезной дискуссии по принятию таких мер. В Америке несколько сенаторов постарались сопротивляться, но и их быстро купили дополнительными налоговыми льготами для их спонсоров. В России спора невозможен даже в теории. В Англии обе патии сегодня чуть ли не единогласно проголосовали за план Гордона Брауна без каких-либо вопросов. В Европе, где в политике в основном социалисты и умеренные социалисты, о разговоре и думать нечего. Впрочем, было бы странно ожидать чего-либо другого, особенно в странах, где политикам приходится отвечать перед избирателями.

Справедливости ради стоит сказать, что смелость Клауса может быть обоснована сравнительно спокойной ситуации в экономике его страны. Но хочется надеяться, что Чехия все-таки составляет исключение.

Мюнхаузен фонд

Константин Сонин у себя в живом журнале подвергает критике идею тратить Стабфонд для спасения российского фондового рынка, хотя с его аргументацией можно (и нужно, как это делают комментаторы) споить. На мой взгляд, проблема с этой идеей не столько в искажении сигналов, сколько в нарушении стимулов. Напомню, изначально Стабфонд создавался с целью обеспечить экономику ликвидным капиталам в тяжелые времена. Если посмотреть на график РТС за последние пару месяцев, то можно сделать вывод, что время пришло. Действительно, ситуация сейчас не самая простая. Цена на нефть падает, инфляция и не думает останавливаться, даже не смотря на падение рубля, не говоря уж о том, что по разным причинам зарубежные инвесторы опасаются вкладывать свои деньги даже в подешевший российский рынок.

Тем не менее, вливание сейчас может только помешать. Думаю, даже пессимисты согласястся, что при всех проблемах российская экономика все еще достаточно далека от настоящего финансового кризиса уровня того, что произошел в 1998м году. Большинству российских крупных игроков не грозит банкротство. Даже банки не испытывают достаточно серьезных проблем, что бы им была необходимы деньги от государства. В то же время выдача денег без серьезного основания искажает стимулы для компаний и инвесторов. Вместо сокращения рисковых вложений и приведения дел в порядок, компании продолжат делать то, что и привело их к падению. Многие экономисты даже в кризисной ситуации не считают вливания денег на фондовый рынок обоснованным.

Более того, проблемы на российском рынке безусловно вызваны не только, а может и не столько проблемами зарубежом. Помогает и отношение к экономике собственного правительства. Сначала, премьер берет на себя  должность прокурора и без доказательств обвиняет крупную компанию в нарушении законов. Потом власть намеренно накаляет отношения с торговыми партнерами на почве очередной войны на Кавказе. Можно вспомнить и другие истории. Получается, одной рукой мы сами топим свой рынок, а другой пытаемся его же вытащить. Вместо траты нелегко заработанных денег, надо в первую очередь научиться уважать бизнес, который так или иначе связан с благосостоянием большинства граждан.

Третья причина, по которой, вброс денег на рынок не сработает, связана с тем, как работают финансовые рынки. Допустим сейчас на рынок оценивается в 100 условных единиц. На него приходит государство и повышает цену до 120. Наверняка сразу найдутся спекулянты, которые снова опустят цену до справедливых 100. Конечно в российском Стабфонде очень много денег, но так ими рисковать все равно кажется неуместным.

Если же у властей есть реальное желание помочь рынку, а не всего лишь сделать вид, то решение имеется. Достаточно снизиить налоги, а лучше сделать мирный жест в сторону Запада. Перестать играть на обострение. Перестать разрушать бизнесы. Наладить законы. Список можно продолжать. Причем уверен, что даже средненькая по реальному эффекту реформа оказала бы огромное влияние, но власть отказывается идти даже на маленькие уступки здравому смыслу. В общем, как это часто бывает к месту приходится знаменитая цитата Рональда Рейгана.

Про Мечел и рынки

Читатели просят прокомментировать историю с компанией Мечел. Напомню, некоторое время назад премьер Путин ни с того ни с сего вдруг отчитал одну из крупнейших металлургических компаний в использовании схемы ухода от налогов через продажу сырья по разным ценам на внутреннем и внешнем рынке. Резкая критика премьера стоила компании несколько миллиардов долларов капитализации, а за Мечелом упал и весь фондовый рынок. Разбираться, справедлива ли критика Путина я не стану, тут нужно обладать большей информацией о компании, критиковать сам метод решения проблемы (через ничем не обоснованное заявление чиновника, а не целенаправленное разбирательство антимонопольных органов) тоже слишком просто. Предлагаю посмотреть на эту проблему скорей с точки зрения теории эффективных рынков.

Итак, хотя сегодня уже общепринято, что рынок иногда бывает подвержен нерациональным паникам, трудно отнести 5 миллиардов к результатам только лишь всеобщего помешательства. Вероятно цены на акции Мечела упали не просто так. То есть рынок посчитал, что есть какие-то основания для переоценки компании. В нормальной ситуации это бы было сигналом того, что рынок согласен с оценкой премьера по поводу нелегальных операций. Так, например, было после часто теперь цитируемого оглашение о проблемах в компании Энрон (справедливости ради, там это делалось по прописанной в законе процедуре). Но тогда непонятно, почему о проблемах знает Путин, но не знают другие участники рынка, соответствующие органы и вообще никто. 

Мне кажется более реалистичным другое объяснение произошедшего. Рынок вполне рационально отреагировал на новости, но тревогу в игроков вселили не конкретные детали обвинения Путина, а сам факт «наезда», тогда как сами налоговые махинации (если они имели место) никого особо не волновали пока на них обратил внимание премьер. Конечно не стоит быть слишком наивным и предполагать, что рынок заботится о честности бизнесменов, но возможность законного разбирательства  была бы веским доводом против вложений в компанию вроде Мечела. В нашем же случае ситуация выглядит ровно наоборот: даже если бы Путин начал обвинять в махинациях абсолютно легальную компанию, ее акции все равно бы с большой вероятностью обрушились. Просто потому что российские власти уже доказали, что умеют создавать очень серьезные проблемы компаниям без единого формального довода. Реакция на заявление Путина, таким образом, не так уж сильно связана с деятельностью самого Мечела, а всего лишь показывает, что инвесторы помнят, насколько подвержен рискам российский рынок.

Выявленные предпочтения

В экономике есть такой термин выявленные предпочтения (от английского revealed preference). Грубо говоря, он означает, что по совершенному выбору можно вычислить истинные предпочтения людей, тогда как если их просто спросить заранее, то честного ответа можно и не получить. Так, например, все на словах пытаются казаться очень большими «патриотами», что у нас последнее время, к сожалению, начало означать нелюбовь ко всему чужому. Так очень модно не любить Америку, НАТО и связанные с ними страны. Что же происходит, когда человеку действительно приходится выбирать:

NewsRu.Com: Некоторые граждане Печорского района Псковской области, имеющие двойное эстонско-российское гражданство, предпочитают проходить службу в армии Эстонии, а не в российской. Таким образом, граждане России оказываются военнослужащими войск НАТО.

Конечно, это не репрезентативная выборка российских граждан, и наверняка даже там далеко не все решаются на такой отчаянный шаг, но история по-моему очень показательная.

Также интересно, как на это реагирует представитель власти. Некто господин Бобряшов считает, что во всем виновата Эстония, которая не запрещает российским парням служить в своей армии. А то, что Россия не может сделать собственную армию достаточно комфортной, что бы призывники не бежали в армию чужой страны, проблемой для него видимо не является. Не нравится ему и то, что граждане с двойным гражданством могут слишком уж свободно путешествовать, а виновата опять же Эстония. Политик замечает только те стимулы, которые можно изменить с выгодой для него, ведь введение каких-либо ограничений сразу создаст возможность для сбора ренты.