Бросить все и уехать в Чехию

Продолжу отвечать на вопросы. Вот такой прислал читатель по имени Дмитрий:

Здравствуйте,
хотелось бы услышать ваш комментарий по поводу негативного высказывания президента Чехии Вацлава Клауса об интервенции американского правительства в экономику в виде вливания в 700 млрд долларов.

Комментарий у меня такой: завидую Чехии, которой так повезло с правителями после распада Чехославакии. Вацлав Клаус не побоялся пойти против политического консенсуса. Критиковать меры американского и других правительств можно и даже нужно, потому что многие из них не продуманы, не обоснованы, и принимаются по неправильным причинам. К сожалению, обычно политики не сомневаются, если есть шанс потратить много чужих денег. Про проблемы плана Полсона (и не лучших планов российских, британских и европейских властей) я уже писал.

Лично я согласен с Клаусом. Многие — нет, но это не значит, что в обществе не должно быть серьезной дискуссии по принятию таких мер. В Америке несколько сенаторов постарались сопротивляться, но и их быстро купили дополнительными налоговыми льготами для их спонсоров. В России спора невозможен даже в теории. В Англии обе патии сегодня чуть ли не единогласно проголосовали за план Гордона Брауна без каких-либо вопросов. В Европе, где в политике в основном социалисты и умеренные социалисты, о разговоре и думать нечего. Впрочем, было бы странно ожидать чего-либо другого, особенно в странах, где политикам приходится отвечать перед избирателями.

Справедливости ради стоит сказать, что смелость Клауса может быть обоснована сравнительно спокойной ситуации в экономике его страны. Но хочется надеяться, что Чехия все-таки составляет исключение.

Мюнхаузен фонд

Константин Сонин у себя в живом журнале подвергает критике идею тратить Стабфонд для спасения российского фондового рынка, хотя с его аргументацией можно (и нужно, как это делают комментаторы) споить. На мой взгляд, проблема с этой идеей не столько в искажении сигналов, сколько в нарушении стимулов. Напомню, изначально Стабфонд создавался с целью обеспечить экономику ликвидным капиталам в тяжелые времена. Если посмотреть на график РТС за последние пару месяцев, то можно сделать вывод, что время пришло. Действительно, ситуация сейчас не самая простая. Цена на нефть падает, инфляция и не думает останавливаться, даже не смотря на падение рубля, не говоря уж о том, что по разным причинам зарубежные инвесторы опасаются вкладывать свои деньги даже в подешевший российский рынок.

Тем не менее, вливание сейчас может только помешать. Думаю, даже пессимисты согласястся, что при всех проблемах российская экономика все еще достаточно далека от настоящего финансового кризиса уровня того, что произошел в 1998м году. Большинству российских крупных игроков не грозит банкротство. Даже банки не испытывают достаточно серьезных проблем, что бы им была необходимы деньги от государства. В то же время выдача денег без серьезного основания искажает стимулы для компаний и инвесторов. Вместо сокращения рисковых вложений и приведения дел в порядок, компании продолжат делать то, что и привело их к падению. Многие экономисты даже в кризисной ситуации не считают вливания денег на фондовый рынок обоснованным.

Более того, проблемы на российском рынке безусловно вызваны не только, а может и не столько проблемами зарубежом. Помогает и отношение к экономике собственного правительства. Сначала, премьер берет на себя  должность прокурора и без доказательств обвиняет крупную компанию в нарушении законов. Потом власть намеренно накаляет отношения с торговыми партнерами на почве очередной войны на Кавказе. Можно вспомнить и другие истории. Получается, одной рукой мы сами топим свой рынок, а другой пытаемся его же вытащить. Вместо траты нелегко заработанных денег, надо в первую очередь научиться уважать бизнес, который так или иначе связан с благосостоянием большинства граждан.

Третья причина, по которой, вброс денег на рынок не сработает, связана с тем, как работают финансовые рынки. Допустим сейчас на рынок оценивается в 100 условных единиц. На него приходит государство и повышает цену до 120. Наверняка сразу найдутся спекулянты, которые снова опустят цену до справедливых 100. Конечно в российском Стабфонде очень много денег, но так ими рисковать все равно кажется неуместным.

Если же у властей есть реальное желание помочь рынку, а не всего лишь сделать вид, то решение имеется. Достаточно снизиить налоги, а лучше сделать мирный жест в сторону Запада. Перестать играть на обострение. Перестать разрушать бизнесы. Наладить законы. Список можно продолжать. Причем уверен, что даже средненькая по реальному эффекту реформа оказала бы огромное влияние, но власть отказывается идти даже на маленькие уступки здравому смыслу. В общем, как это часто бывает к месту приходится знаменитая цитата Рональда Рейгана.

Про Мечел и рынки

Читатели просят прокомментировать историю с компанией Мечел. Напомню, некоторое время назад премьер Путин ни с того ни с сего вдруг отчитал одну из крупнейших металлургических компаний в использовании схемы ухода от налогов через продажу сырья по разным ценам на внутреннем и внешнем рынке. Резкая критика премьера стоила компании несколько миллиардов долларов капитализации, а за Мечелом упал и весь фондовый рынок. Разбираться, справедлива ли критика Путина я не стану, тут нужно обладать большей информацией о компании, критиковать сам метод решения проблемы (через ничем не обоснованное заявление чиновника, а не целенаправленное разбирательство антимонопольных органов) тоже слишком просто. Предлагаю посмотреть на эту проблему скорей с точки зрения теории эффективных рынков.

Итак, хотя сегодня уже общепринято, что рынок иногда бывает подвержен нерациональным паникам, трудно отнести 5 миллиардов к результатам только лишь всеобщего помешательства. Вероятно цены на акции Мечела упали не просто так. То есть рынок посчитал, что есть какие-то основания для переоценки компании. В нормальной ситуации это бы было сигналом того, что рынок согласен с оценкой премьера по поводу нелегальных операций. Так, например, было после часто теперь цитируемого оглашение о проблемах в компании Энрон (справедливости ради, там это делалось по прописанной в законе процедуре). Но тогда непонятно, почему о проблемах знает Путин, но не знают другие участники рынка, соответствующие органы и вообще никто. 

Мне кажется более реалистичным другое объяснение произошедшего. Рынок вполне рационально отреагировал на новости, но тревогу в игроков вселили не конкретные детали обвинения Путина, а сам факт «наезда», тогда как сами налоговые махинации (если они имели место) никого особо не волновали пока на них обратил внимание премьер. Конечно не стоит быть слишком наивным и предполагать, что рынок заботится о честности бизнесменов, но возможность законного разбирательства  была бы веским доводом против вложений в компанию вроде Мечела. В нашем же случае ситуация выглядит ровно наоборот: даже если бы Путин начал обвинять в махинациях абсолютно легальную компанию, ее акции все равно бы с большой вероятностью обрушились. Просто потому что российские власти уже доказали, что умеют создавать очень серьезные проблемы компаниям без единого формального довода. Реакция на заявление Путина, таким образом, не так уж сильно связана с деятельностью самого Мечела, а всего лишь показывает, что инвесторы помнят, насколько подвержен рискам российский рынок.

Выявленные предпочтения

В экономике есть такой термин выявленные предпочтения (от английского revealed preference). Грубо говоря, он означает, что по совершенному выбору можно вычислить истинные предпочтения людей, тогда как если их просто спросить заранее, то честного ответа можно и не получить. Так, например, все на словах пытаются казаться очень большими «патриотами», что у нас последнее время, к сожалению, начало означать нелюбовь ко всему чужому. Так очень модно не любить Америку, НАТО и связанные с ними страны. Что же происходит, когда человеку действительно приходится выбирать:

NewsRu.Com: Некоторые граждане Печорского района Псковской области, имеющие двойное эстонско-российское гражданство, предпочитают проходить службу в армии Эстонии, а не в российской. Таким образом, граждане России оказываются военнослужащими войск НАТО.

Конечно, это не репрезентативная выборка российских граждан, и наверняка даже там далеко не все решаются на такой отчаянный шаг, но история по-моему очень показательная.

Также интересно, как на это реагирует представитель власти. Некто господин Бобряшов считает, что во всем виновата Эстония, которая не запрещает российским парням служить в своей армии. А то, что Россия не может сделать собственную армию достаточно комфортной, что бы призывники не бежали в армию чужой страны, проблемой для него видимо не является. Не нравится ему и то, что граждане с двойным гражданством могут слишком уж свободно путешествовать, а виновата опять же Эстония. Политик замечает только те стимулы, которые можно изменить с выгодой для него, ведь введение каких-либо ограничений сразу создаст возможность для сбора ренты.

Что-то здесь не так

Газета Ведомости подсчитала, сколько получают главы так называемых госкорпораций. Вот, что получилось:

Таблица из газеты Ведомости

Легко заметить, что хотя эти менеджеры вряд ли жалуются на жизнь, получают они по меркам частного рынка не так уж много. Даже менеджер весьма среднего звена может получать такие же деньги в гораздо меньшей частной корпорации. При этом по задумке госкорпорации должны именно что заменять частные (а значит быть более эффективными). Может показаться, что платить работникам меньшую зарплату эффективно, но на самом деле так не бывает. Если человек соглашается занять должность в госкорпорации за заведомо низкую зарплату, значит либо он намного хуже соответствующих частных менеджеров, либо (что мне кажется более вероятным) надеется заработать на стороне.

Для политиков это обычное дело. Они соглашаются на работу с маленькой зарплатой, надеясь заработать либо воровством либо наоборот репутацией после выборов. Видимо с госкорпорациями в России происходит то же самое. На мой взгляд, это четкий сигнал того, что свою реальную функцию замены частного рынка корпорации не выполняют. Вместо этого они создают еще один шанс для чиновников поконтролировать экономику.

Запретный плод

В свое время мы уже писали об интересных исследованиях последствий высоких цен на нефть. Тогда я рассказывал о статье Гуриева, Сонина и Егорова о влиянии высоких цен на нефть на свободу слова. Сегодня поговорим о национализации, а поводом для разговора будет очередная статья Сергея Гуриева и Константина Сонина в этот раз в соавторстве с Антоном Колотилином, о которой я прочитал в их колонке на замечательном сайте VoxEU.

В новой статье авторы исследуют известный феномен национализации нефтяных компаний в период высоких цен. Собственно сам этот тренд ни для кого не секрет, и к нему часто прибавляют другие ухудшения в поведении правительства. Интуиция тут достаточно простая: когда денег очень много пирог становится слишком сладким, чтобы думать об эффективности, честности и репутации. Однако понятно, что в долгосрочном периоде от национализации и страна, и правительство (которое отказывается от более высоких налогов) проигрывают. Почему же национализации все-таки происходят?

Я, на самом деле, не большой поклонник эмпирических исследований подобного рода, потому что мне не кажется, что статистика тут может дать ответ, но тем не менее результаты интересные, хотя и вполне предсказуемые. Правительство проводит национализацию, если в период высоких цен у него нет интереса получать выгоду и в следующем периоде. Второй важый фактор заключается в контроле над властью. Когда контроль отсутствует правительству становится труднее строить репутацию, потому что никто ему не верит. У вас нет выборов? Тогда откуда я знаю, что вы не отнимите мою компанию? Такое правительство, как я понимаю, теряет возможность изначально привлечь эффективную частную фирму.

В России за последние несколько лет в той или иной форме произошло достаточно много национализаций. Причем и эффективные свои и даже западные компании были очень даже готовы работать с нашей нефтью. Но им не дали. Вероятно, объяснение все-таки в первой причине: нашему правительству плевать на то, что произойдет через несколько лет. Хотя возможно авторы не учли, что члены правящей коалиции могут быть лично заинтересованы в национализации даже самой ужасной, если под общий шум им это может сойти с рук.

P.S. Интерпретация статьи здесь моя, не факт что авторы делают такие же выводы. Возможно они даже сами прокомментируют.

Что делать с коррупцией?

Во вчерашнем посте я спрашивал, как надо бороться с коррупцией, и получил в ответ сразу несколько интересных мнений, с частью из которых я полностью согласен. Советую прочитать комментарии, в том числе там есть ссылка на очень познавательные мемуары легендарного сингапурского лидера Ли Куан Ю. Но мне кажется будет полезно еще раз попробовать систематизировать наше совместное творчество. Итак, попытаюсь составить небольшой список из самых эффективных методов борьбы со взяточничеством. Я специально воздерживаюсь от привычных штрафов-премий и наказаний, потому что с ними и так все ясно. Но их никогда не будет достаточно. Что же нужно еще?

  1. Законодательство. Законы страны должны позволять минимальную гибкость. В идеале для каждого случая у чиновника бы имелась четкая инструкция, а пункты вроде «на усмотрение» и «по решению» из законов бы исчезли. Чиновник не должен иметь возможности искажать закон своим личным мнением. Об этом кстати пишет и Ли Куан Ю. Сегодня в российском законотворчестве мы видим ровно обратную тенденцию
  2. Судебная система. Первый пункт будет действовать только, если появится честный независимый суд, где не выполняющего закон чиновника можно будет легко осудить. Опять же сегодня обычный гражданин или мелкий предприниматель и не подумает о возможности засудить чиновника
  3. Конкурентные (свободные) СМИ. Это самый важный компонент системы. Без гласности и открытости взяточничество не победить, потому что законы можно нарушать, пока об этом никому не известно. У независимых СМИ будут стимулы выискивать такие истории и делать их достоянием избирателей. Соответственно правительство перестанет покрывать взяточников, боясь проиграть выборы. Сюда же можно добавить, что необходимо открыть для публики как можно больше информации о деятельности чиновников. Пусть все их действия сможет проверить любой из нас, зайдя на соответствующий сайт. О текущем состоянии дел в этой области и говорить смешно.

Кроме того, хотя в плохой системе берут почти все, вообще люди неодинаково склонны к взяточничеству. Мне кажется, было бы полезно назначать на государственные посты людей с хорошими возможностями альтернативного заработка (или посторонними источниками дохода) при условии, что они не смогут использовать должность для решения личных проблем. Например, назначать на должности министров не людей с профессией «политик», а состоявшихся уже юристов, менеджеров, предпринимателей и людей других профессий (врачей, ученых, педагогов…). Но это уже из немного другого разряда метод.

А что будет на самом деле никому не важно

Читаю в Газете.Ру:

Жизнь чиновников, систематически нарушающих закон, хотят сделать тяжелее. Депутаты Госдумы в среду почти единогласно проголосовали во втором чтении за поправки в Уголовный Кодекс, ужестояающие наказание за служебный подлог и халатность. Теперь сумма штрафа за подобные проступки будет варьироваться от 100 до 500 тысяч рублей вместо нынешних 80 тысяч рублей. А при особо вопиющих нарушения можно попасть в тюрьму – минимум на 4 года.

На первый взгляд, такая мера выглядит вполне логичной. Но потом начинаешь задумываться, а как отреагируют на нее чиновники. Мне кажется, что будет два эффекта. Во-первых, сократится число взяток. Тут все понятно. Но, во-вторых, увеличится средняя взятка, так как взяточничество станет «дороже». Трудно сказать сходу какой из двух эффектов преобладает, и какой из них важнее для общества (что лучше много мелких коррупционеров или мало больших?). Но почему-то не верится, что депутаты вообще задумывались над вторым эффектом.

Предлагаю обсудить, какие же меры необходимы для реальной борьбы с коррупцией. То есть как создать правильные стимулы для чиновников. Опыт России и СССР показывает, что одними наказаниями, какими бы страшными они не были, не отделаешься. У меня есть свой вариант, но сначала хотелось бы услышать ваши.

Причины инфляции

Обычно на интересные материалы я всего лишь даю ссылки, но в этот раз хочется процитировать, потому что мнение, на мой взгляд, очень интересное и заслуживает обсуждения. Это отрывок из выступления шефа российского бюро журнала Economist Аркадия Островского на Эхе Москвы. Там много всего интересного, но мне показался самым важным отрывок про причины инфляции:

А.ОСТРОВСКИЙ: Инфляция это как любая болезнь – можно сбивать температуру и снимать симптомы, но если ходить с гриппом — будут осложнения. Точно так же с инфляцией. Если заниматься удерживанием цен, то можно, конечно, на время сбить температуру, но потом могут быть такие осложнения, что это действительно может все плохо кончиться. Что такое инфляция? Это температура. Когда экономика перегревается, инфляция начинает повышаться. Это столбик термометра – вот что такое инфляция. Инфляция — это некий показатель того, что экономика не справляется, у нее, как у мотора, начинается перегрев, действительно, отчасти то, что происходит в России – это общий глобальный феномен повышения цен на продукты. Это действительно так. Но при этом в других странах инфляция не растет в двузначных цифрах, 12-13% — она растет на 3-4% — это много для Европы. И конечно, чем выше благосостояние страны, тем меньше процент дохода тратится только на продукты, и поэтому тем менее заметно это на благосостоянии семьи. В России, кроме того, что есть глобальные факторы, и мы их оставим за скобками, потому что с ними мы действительно ничего сделать не можем – они есть, — но есть другие, уже совершенно свои, родные, российские проблемы с инфляцией. А именно то, что российская экономика не справляется и перегревается от огромного потока денег, которые идут в эту страну – в основном от нефти и газа, или опосредовано.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Слишком много денег?

А.ОСТРОВСКИЙ: Да. Потому что, с одной стороны, растут цены на нефть, приходит больше долларов, это значит, что Центральный банк покупает эти доллары у экспортеров нефти, а вместо них выпускает рубли. И вот эта масса людей выливается на рынок – ликвидность называется. Вот эти рубли поступают в обращение. Денег очень много, и цены начинают расти. Это с одной стороны. С другой стороны есть приток капитала – займов, и так далее. Неважно, откуда идут деньги, вопрос в том, что когда деньги идут из внешних источников, связанных не с продуктивностью труда, не с тем, как мы с вами работаем, а просто вот такая халява, грубо говоря, то, что должна делать экономика? Она должна брать эти деньги и пускать их в оборот — что-то начинать делать, открывать булочные, магазины, маленькие фабрики – поскольку деньги есть, можно на эти деньги что-то делать. Что происходит в России? В России реальные свои доходы, которые люди тратят в магазинах — расходы растут в два раза быстрее, чем экономика, и уж тем более гораздо быстрее, чем производительность труда. То есть, вместо того, чтобы пойти и открыть свое дело, купить квартиру, люди идут и что делают? Они покупают и квартиры, но в основном идут в магазины и их тратят, машины покупают.

К.БАСИЛАШВИЛИ: То есть, виноваты опять мы?

А.ОСТРОВСКИЙ: нет, виноваты не мы, виновата система, при которой людям легче пойти и потратить деньиг, чем начать вкладывать их в бизнес.

К.БАСИЛАШВИЛИ: Значит, дело в системе?

А.ОСТРОВСКИЙ: дело в том, что есть ограничения конкуренции, свободной конкуренции в этой стране. Если убрать монополию «Газпрома», если сделать так, чтобы были нормальные дороги, а не направления, если уволить две трети чиновников, чтобы милиция ходила, а не побиралась у бизнеса, чтобы налоговики не ходили — вот если все это убрать, я думаю, что экономический рост в России будет не 8%, а все 16 , если не больше.

Тут самым интересным мне видится последние строчки. Если кратко, то: инфляция в России могла бы быть намного меньше, а рост больше, если бы были созданы условия для пускания денег в оборот, в частности для создания бизнеса. То есть в инфляции действительно в какой-то степени виновата власть, но не ее экономический блок, а совсем другие органы. Предлагаю обсудить эту точку зрения.

Еще Аркадий там говорит, что не нужно быть экономистом, что бы понять, что контроль цен ведет к дефициту и черному рынку, что к сожалению не так. Последние опросы говорят о том, что россияне только и думают, что о контроле цен. Видимо, хоть немножко экономического образования нужно.

Один раз увидеть

Иногда картинка намного полезней длительной дискуссии с любыми аргументами. Недавно всвязи с отставкой Фиделя Кастро пошли разговоры про то, какой он молодец. Экономисты над этим конечно смеются, чего стоит один график ВВП Кубы за последние 30 лет, но простым обывателям все равно хочется верить, что уж старик Фидель не мог подвести. Так вот, известный блоггер Рустем Адагамов опубликовал серию фотографий из Гаваны. На них он просто изобразил город, не преследую определенной цели. Тем не менее даже на этих снимках видна чудовищная бедность кубинцев, разруха и отсталость. И это в стране, которая могла бы быть очень богатой.