Тревожный оптимизм Пола Кругмана

Пол КругманПо правде сказать, репортаж о лекции знаменитого современного экономиста я собирался сделать еще давно, около месяца назад. Шутка ли — выступал Джордж Акерлоф, тот самый, который про лимоны и про что только не. Выступал профессор Акерлоф с темой своих текущих исследований, как сейчас помню, лекция называлась «Economics and Identity» («Экономика и…личность?»…не знаю). Набился полный зал народу, молодого и не очень, словом — американского гостя принимали с распростертыми обьятиями. И быть бы чудному репортажу…не усни я примерно через 15 минут после начала лекции. Писать о том, насколько ужасен Акерлоф-оратор было бы как-то странно, поэтому я не написал ничего. Но без репортажа о живой суперзвезде экономики мы с вами не останемя. В прошлый четверг с лекцией выступал Пол Кругман.

Как сказал представлявший его профессор Лондонской Школы Экономики, «Пол — один из самых, а наверное и самый известный из живущих ныне экономистов». Передергивал ли он, желая сделать приятно гостю? Может быть, но не сильно. Кругман принадлежит к той действительно редкой породе экономистов (и, судя по всему, ученых как таковых), представители которой способны излагать свои мысли пусть и в несколько разбавленной, но доступной для широких (но интересующихся экономикой) масс форме. Уже почти тридцать лет назад Кругман сделал серьезную заявку на нобелевку, опубликовав свои работы по международной торговле; он также приложил руку к сфере исследований под названием «новая экономическая география» и отметился статьями о валютных кризисах. Почти любому студенту-экономисту Кругман известен своим знаменитым учебником по международной экономике, почти любому американцу — антибушевскими выступлениями на страницах «Нью-Йорк Таймс», почти любому желающему разобраться в макроэкономике не прибегая к услугам учебника — серией блистательных книг, по существу — сборников статей, среди которых «Возвращение депрессии» (The Return of the Depression Economics) об азиатском экономическом кризисе конца 1990-ых и «Теоретик поневоле» (The Accidental Theorist)- обо всем понемножку.

Начало не сулило ничего хорошего. Войдя, по непонятной причине, через задний ход, Кругман удивленно посмотрел на оргомный экран на сцене. На нем крупно горела надпись «How does the European Union get out of this hole?» Вопрос не из простых, но Кругману сегодня надо было думать не об этом. Тема его лекции была заявлена заранее: Globalization and Welfare. Я бы и перевел, но если с первым словом все ясно, то второе вызывает определенные проблемы. В русский язык уже почти вошло чудное слово «велфэр», но корежить «язык Толстого и Достоевского» как-то не хочется. Иногда это еще называют «благосостоянием» — тоже как-то не очень, но на этом и остановимся. Стоит сказать, что лекция это была не простая: сто лет назад родился, а тридцать лет назад получил ту самую нобелевку некто Джеймс Мид. К сожалению, до столетнего юбилея он не дожил, зато теперь его память приезжает почтить Кругман. Тоже неплохо.

Видимо, чувствуя некоторую неловкость, Кругман решил акцентировать внимание публики на том, что лекция эта имени Мида и пустился в, к счастью, не слишком продолжительный рассказ о творчестве последнего. По Миду, международная торговля была абсолютным благом, поскольку позволяла всем-всем ценам уравновешиваться, протекционизм же был, как вы уже догадались, воплощением зла, ведь он вызывал сбой в работе ценового механизма, а значит, неэффективность. А неэффективность экономисты не любят. Сразу оговорившись, что он является сторонником глобализации, Кругман не стал тянуть и озвучил три вопроса-направления своей лекции:

1. Является ли либерализация торговли ключом к гармоничному экономическому развитию?

2. Можем ли мы игнорировать влияние глобализации на уровень неравенства среди населения развитых стран?

3. Наконец, и в-главных, вызывает ли либерализация торговли усиления неравнества в странах третьего мира?

Вопросы эти трудно назвать провокационными, но и обычными — тоже сложно. Потому что в нашем экономическом детстве нас учили, что открытая экономика — это хорошо, что свободная торговля — это здорово, а тарифы и квоты губительны. Учили? Учили. Даже Сергей Гуриев в своей книге о «Мифах экономики» утверждает, что безусловно выгодна даже односторонняя либерализация торговли. А тут как бы получается, что и с двухсторонней не все ясно. В общем, есть о чем поговорить.

Думаю, пересказывать цифрово-графическое содержание лекции Кругмана вряд ли стоит. Я надеюсь, вы мне поверите: цифры и факты он приводил, грешил ли при этом избирательным цитированием — не знаю, сказать не могу. Из цифр вытекало, как это всегда и бывает, что правильного ответа почти ни на какой вопрос нет. Так, во время первой волны глобализации, прерванной первой мировой войной наблюдалась прямая статистическая зависимость между степенью протекционизма в экономической политике государства и темпами роста экономики. Если же брать совсем недавнее прошлое, то снижение Мексикой ввозных пошлин, в среднем, с 27 до 3 процентов если к чему и привело, так это к небольшому падению ее ВВП на душу населения по отношению к американскому: до реформы мексиканский показатель был ниже в три с небольшим раза, после — в четыре. Примеров, разумеется, масса, но одними примерами сыт не будешь. С другой стороны, Кругман пытается скорее атаковать (одновременно защищая ее) каноническую теорию, а не создавать свою собственную на глазах у изумленной публики, так что мы вполне можем простить его. Он также заметил, что в то время как средняя зарплата американца в самом расцвете трудовых лет за последние тридцать лет заметно возрасла, медианная зарплата упала! В переводе на русский это означает, что если бы в 1973 году мы выстроили всех дядей Сэмов по убыванию дохода и взяли среднего, он получал бы 45,785 долларов, тогда как к 2005 году этот показатель опустился до 40,964. О чем это говорит? По Кругману, все очевидно: Америку пожирает неравенство, и игнорировать это труднее с каждым днем. (Ладно, он не говорил «пожирает», этот тут для нагнетания напряжения). Тут я смешал в кучу два первых вопроса; примеры с мексикой и глобализацией до 1913 были призваны проиллюстрировать актуальность первого вопроса, пример со средним дядей Сэмом — второго.

Что касается самого тонкого и волнующего всех вопроса о судьбах бедных стран, Кругман был довольно сдержан. Он сказал, например, что не видел бы примеров дурного влияния глобализации на третий мир. При этом профессор отметил, что коэффициент Джини, измеряющий неравенство в распределении доходов, за последние сколько-то там лет в Китае вырос с 31 до 45% (было бы куда удивительнее, если бы он не вырос, по-моему). Заметно погрустнев, Кругман сообщил залу, что и сам верил не далее как в 1990-м году, что освобождение торговли от бремени тарифов и квот приведет к снижению неранвества в развивающихся странах. Реальность же утвердительного свидетельства этому предоставить не может.

Наконец, подошло время советов и предостережений. Этого все и ждали, по-моему. По Кругману, нет никаких предпосылок для полномасштабного возврата к протекционизму, при этом он подчеркнул, что систему свободной торговли следует ценить, поскольку она положительно влияет на благосостояние самых бедных из нас. Помимо этого, как сказал сам экономист, «в таких условиях у нас есть шанс увидеть новые Южные Кореи». Ну, без новых Корей мы как-нибудь обойдемся, но отсылка ясна: именно эта страна, пожалуй, продемонстрировала миру второй половины двадцатого века самую выдающуюся динамику роста и превращения из бедной и несчастной страны в страну богатую и счастливую (чего не скажешь о ее соседке; таких нам больше не надо. Это не Кругман сказал, а я — И.Ф.). В конечном итоге, и тут не согласиться трудно, наши дела будут зависеть от нашей политической воли. Если б только нашей

В самом конце Кругман дал три списка. Во-первых, утверждал он, нам следует привыкнуть вести себя так, а не иначе. Так — это

  • Не преувеличивать добродетели либерализации торговли, иными словами не обещать слишком много, чтобы потом не было мучительно больно
  • Не отмахиваться от критики и проблем в силу их кажущейся незначительности
  • Предлагать страдающим от глобализации своего рода компенсацию.

Конкретнее? Пожалуйста. По Кругману, нам вряд ли поможет введение контроля стандартов труда (вроде «никто не должен работать более 10 часов в сутки») или помощи при потере работы. Почему? Помощь на время потери работы по определению временная, в то время как саму проблему «временной» язык назвать не поворачивается.

Самое интересное: что делать? Гарантий никто не дает, но можно попробовать прибегнуть к услугам прогрессивного налогообложения, в результате чего плоды глобализации хоть немного, но перетекли бы из богатых в бедные руки (задав самому себе вопрос о том, почему он вспомнил о прогрессивных налогах только в свете подобных неприятностей, Кругман удовлетворительного ответа на нашел). Еще один вариант — предоставление бедным семьям более льготной схемы уплаты налогов. Подобная система существует в США (Earned Income Tax Credit). Как считает Кругман, на данный момент о ней вряд ли можно гвоорить всерьез, поскольку эффект исчезает, вот тут не точно, кажется, при доходе в 30,000 долларов, тогда как — помните — доход медианного Сэма все же превышает сорок тысяч. Он ваших льгот не ощущает.

Вот и все. Что добавить от себя? Кругман мне нравился до этого, понравилась и его лекция. Ему действительно это все дико интересно, и я не могу понять, как это может быть вообще кому-либо неинтересно. Он довольно откровенен и похож на человека, который действительно переживает за судьбы людей, а я считаю это необходимой, ну или очень желательной чертой любого нормального экономиста, иначе, как говорится — вон из профессии. Я о своем походе точно не пожалел. Надеюсь, не пожалели о потраченном времени и те, кто дочитал мою стенограмму до конца.

Джон Нэш : Игры разума вопреки всему

Как назло, позавчера вечером мой интернет настигло временное помутнение разума, вследствие чего мне не удалось повесить одну важную вещь. Но, как известно, поздравлять нельзя до, зато можно после. А значит…

С днем рождения, Джон Нэш!

(На всякий случай, речь идет о 13 июня. Конкретнее — 1928-ого года)

Больше пятидесяти лет назад он был блистательным молодым математиком, в одиночку совершившим абсолютно революционные прорывы в тогда еще молодой теории игр. Вскоре после этого он начала писать письма Мао и Хрущеву и вознамерился сформировать мировое правительство. Двадцать-тридцать лет назад многие думали, что этот человек либо умер, либо лежит в какой-нибудь безвестной больнице, и умрет там. По всей видимости, он действительно болел неизлечимой болезнью, а значит, его внезапное выздоровление, случившееся в начале 1990-ых, можно считать самым настоящим чудом.

На самом деле, писать что-либо о нем я считаю занятием довольно бессмысленным, потому что перед нами редкий гениальный ученый, чей жизненный путь освещен очень полно, и, что важно, с любовью. Ну кто не смотрел «Игры разума» («A Beautiful Mind») с Расселом Кроу — про «этого сумасшедшего математика»? (По всей видимости, и об этом говорит сам Нэш, фильм нельзя считать истиной в последней инстанции). А кто не читал одноименную книгу Сильвии Назар, по которой, собственно, и был снят фильм? (А вот ее считать истиной, похоже, вполне можно). Много кто, а жаль…Надеюсь, что рано или поздно ее переведут на наш язык.

Признаться, мне как-то недосуг доказывать себе и другим, что Нэш — экономист, или, наоборот, математик; мне лично гораздо важнее, что он по-настоящему интересный человек. Поэтому я решил дать возможность всем желающим в этом убедиться. Все желающие, конечно, могли бы сами посидеть тридцать секунд в Гугле и получить такие же результаты, но я предпочел сделать это за вас. Итак, сегодня в меню:

  • Автобиография Нэша, написанная им по случаю получения Нобелевской премии в 1994 г.
  • Видео интервью с Нэшем (2004 г.)
  • Сайт, посвященный документальному фильму о Нэше, с кучей всяких интересных ссылок
  • Аскетичная страничка Нэша на сайте Принстонского университета, где под фразой «texts and graphics» находятся разные фотографии, писанные рукой Нэша уравнения и прочие маленькие радости
  • Пара статей Сильвии Назар (для тех, кто не читал книгу, но хочет иметь представление о ее начинке) — классный журнализм

На одном из сайтов было написано, что сейчас Назар работает над книгой об экономистах двадцатого столетия. Звучит очень интересно…

Книги: о пользе интуиции в экономике.

Вот что, среди прочего, пришло нам на почту во время вынужденного перерыва:

Привет.
Я — Виталик, студент.

Существует ли список книг, который можно описать как «эти книги должен
прочитать каждый экономист»?
Какие книги вы считаете ценными и актуальными для будущего специалиста?
Какие книги признаны классикой, источником общеэкономических
фундаментальных знаний?

Спасибо!

Вопрос очень хороший и богатый, выгодно или невыгодно отличающийся тем, что правильного ответа на него не существует. Конечно, можно было бы привести полный список «классических» учебников, а также обрушить на голову Виталика и других интересующихся, а их, я надеюсь, тут немало, список наиболее заметных произведений классиков экономической науки от … и до …, ну хотя бы от Смита до Фридмена. Стоит ли это делать? Не думаю. Спору нет, лучше читать много хороших книг, чем мало плохих, но вряд ли такого совета от меня ждут. Не является большой тайной тот факт, что я сам только учусь, и пока остерегаюсь на вопрос «Ты кто?» гордо отвечать «Экономист». С другой стороны, учусь я уже довольно и имею опыт обучения в разных условиях, встречал в своей карьере студента-экономиста много учебников, как великолепных, так и отвратительных, и даже читал некоторых (немногих) из пресловутых классиков. Я также успел прийти к выводу, что нет никакого смысла рекомендовать то, что считается «блистательным» и «эпохальным» трудом, если я его не читал и не пропустил через себя. Так что — будем отталкиваться от личного опыта.
Читать далее

Микро и макро

Займемся обратной связью. Вот что пишет нам один из читателей:

Не могу найти ответ на вопрос: когда и почему преподавание основ экономики разделилось на микро и макро? Разумеется экономики главного течения, неоклассической. Очевидно, что это произошло когда-то после Кейнса, но при каких обстоятельствах и кто первый это придумал?

Вопрос очень интересный и увлекательный, хотя сразу оговорюсь, что правильного ответа на него я не знаю.

Что касается терминологии, то тут вопросов особенных нет — я не знаю, за это ли он получил первую в историю нобелевку по экономике (шутка), но еще в 1933-м году — «во время» Кейнса — норвежец Рагнар Фриш озвучил разделение науки на «микроэкономику» и «макроэкономику». Первый в жизни студента курс экономики как раз и начинается с объяснения, что есть микроэкономика, а есть, наоборот, макроэкономика (вслед за чем, как правило, начинается преподавание микро — так уж заведено). Нам говорят — мне это говорила замечательная Виктория Артуровна Черкасова — что микроэкономика исследует решения, принимаемые на индивидуальном уровне — Купить еще одно пирожное, или нет? Какой объем продукции произвести фирме? Пойти в консерваторию или на футбольный матч? — тогда как «макро» имеет дело с агрегированными показателями — инфляцией, безработицей, потребительскими расходами, инвестиционным спросом фирм, и так далее. Говоря о таких вещах, как «потребительские расходы», мы неявно подразумеваем, что знаем, как себя ведут отдельные люди — и именно поэтому, пусть и не всегда удачно, можем создать картинку того, как ведет себя макроэкономический Потребитель с большой буквы — совокупность всех людей. Иначе говоря, разговор на макроэкономическом уровне предполагает, что с микроэкономикой у нас все в порядке. Понятно, что определения можно совершенствовать бесконечно, но этого должно хватить.

Если толкаться от этого определения, то выходит смешная штука: в те времена, когда экономика в нынешнем понимании этого слова еще только зарождалась, она была преимущественно макроэкономикой (пусть тогда об этом никто и не знал)! Действительно, многие если не все классические, как их потом стали называть, экономисты (такие, как Адам Смит, Давид Рикардо, Роберт Мальтус и Жан-Батист Сэй) рассматривали экономику как большую систему. Причем если Смита больше интересовал, как мы бы сегодня сказали, «экономический рост», то есть увеличение экономического пирога страны во времени, то Рикардо был увлечен распределением этого самого пирога между производственными ресурсами. Проще говоря, он пытался выяснить, какая часть национального дохода отойдет рабочим в форме оплаты их труда, сколько достанется капиталисту в виде прибылей и, наконец, что получит землевладелец в форме ренты. Результатом интеллектуальных усилий Рикардо стала знаменитая теория ренты, углубляться в которую мы здесь не будем — скажем только, что от роста экономики выигрывать будут лишь обладающие землей. Не лишне будет отметить, что именно в те времена, на рубеже XVIII-XIX вв., разворачивалась отчаянная борьба между землевладельцами и капиталистами; воистину — политическая экономия. Так или иначе, микроэкономику тут обнаружить трудно. Трудно ее обнаружить и у Карла Маркса, не в последнюю очередь потому, что тот во многом разделял увлечение Рикардо распределением и мыслил исключительно крупными категориями. Конечно, то не была макроэкономика в современном понимании этого слова, но аналогия очевидна.

В середине девятнадцатого века, ближе к его концу, случилась революция. Никто не погиб — она произошла внутри экономической профессуры. Вождями маржиналистской революции традиционно называют австрийца Карла Менгера, англичанина Уильяма Стенли Джевонса и француза Леона Вальраса. Им, судя по всему, было не до решения вопросов о судьбе нашего мира — они, никому не мешая, сидели в своих кабинетах и рисовали на бумаге математические крючочки. Именно тогда в экономике появилось пресловутое слово «предельный» (marginal) — и именно благодаря этим товарищам добрая половина современного экономического образования зачастую отводится под самозабвенное взятие первых и вторых производных. Используя эту терминологию, вам стоит купить пирожное, если предельная выгода от его поедания перевешивает связанные с этим предельные издержки, а фирма будет выпускать свой товар до тех пор, пока предельная выручка от продажи последней единицы не сравняется с теми же самыми предельными издержками. В экономике в большом количестве появились уравнения. Пожалуй, самым известным экономистом того периода был англичанин Альфред Маршалл (1842-1924). Его «Принципы экономики»(1890) — это первый учебник, который стал настоящим стандартом; страшно сказать — эта книга использовалась в преподавании вплоть до середины двадцатого века. Надо отдать ему должное — все уравнения и графики (Маршалл первым изобразил, казалось бы, древние как наш мир кривые спроса и предложения) автор запрятал в многочисленные сноски. Возвращаясь непосредственно к вопросу, о разделении тем на микроэкономические и макроэкономические тогда говорить не приходилось — не было таких слов. Впрочем, даже из предисловий Маршалла несложно заключить, что в центре внимания в основном микроэкономика, а сама книга начинается с теперь уже знаменитой фразы «Политическая экономия, или экономика, изучает повседневную деятельность человека» (Political economy, or economics, is a study of mankind in the ordinary business of life) — разительный контраст с заботами Рикардо и Маркса! «Макроэкономическая» книга шестая — «Распределение национального дохода» — занимает всего около четверти огромного тома, и из этого можно сделать определенные выводы.

Что-то я начал писать очередной «курс истории экономических учений за пять минут». Вернемся к учебникам. Я подозреваю, что до текста Маршалла стандартного учебного пособия просто-напросто не существовало, как не существовало его и долгое время после — до тех пор, пока в 1948 году на арену не вышел Пол Самуэльсон (1915) с его знаменитым «Экономиксом». К счастью, до сегодняшнего дня дожили и сам Самуэльсон [если не величайший экономист века, то уступающий это звание лишь Кейнсу (может быть), но никак не Фридмену, как почему-то считает коллега — прим.ред.] и его книга, недавно вышедшая в восемнадцатом (!) издании. Тут сомнений нет никаких — здесь была и макроэкономика, и микроэкономика. Я не знаю, назывались ли вещи своими именами (не держал в руках первое издание, хотя его можно и скорее всего нужно не так уж и задорого купить на Амазоне), но вряд ли могло быть по-другому. В конце концов, к моменту выхода книги уже отгремела Великая Депрессия, умер Кейнс (в сорок шестом), а вся экономическая профессия добрых десять лет билась над вопросом «что хотел сказать автор своим произведением» — «Теорией занятости, процента и денег»(1936). Вопрос мог оставаться без ответа, но одно было ясно: огромные экономики капиталистических стран подвержены разрушительному воздействию экономических кризисов, и с этим нужно что-то делать — на макро-уровне.

Указать время появления первого учебника с названием «Микроэкономика» или «Макроэкономика» мне, если честно, трудно; думаю, что произошло это в семидесятых годах. Датировать разделение университетских курсов куда сложнее, но думаю, опять-таки, что случилось это немного раньше, в шестидесятых или конце пятидесятых (буду очень рад, если кто-нибудь знающий наверняка поправит). Интересно, что микроэкономический по сути своей учебник Милтона Фридмена назывался «Price Theory» (Теория цен? Ценовая теория?); недавно я читал довольно свежее интервью с Фридменом, где тот высказывался в том духе, что он не понимает, при чем тут эти греческие корни, и предпочитает называть «микро» «price theory», а «макро» — «monetary theory» (сюрприз-сюрприз).

В заключение мне кажется интересным отметить, что повсеместное в экономической профессии разделение труда проникло и в сферу написания учебников — каждый пишет о том, что сам умеет лучше. Как правило, проекты по написанию «Экономикс», пытающиеся объять необъятное, то есть оба раздела, либо начались уже довольно или очень давно — как в случае с Самуэльсоном (1948), Макконнелом и Брю (явно шестидесятые, точнее не скажу) и Фишером, Дорнбушем и Шмалензи (кажется, 1988) — либо окончились полным провалом, как это произошло в случае с горячо любимым мной Полом Кругманом и многими десятками других, о которых я даже никогда и не слышал. Особняком здесь стоит профессор Гарварда Грег Менкью — его «Экономикс» выдержал уже несколько изданий, но актуальности не потерял, и на данный момент, похоже, является лучшим введением в лучшую из наук.

Надеюсь, что, несмотря на все лирические отступления о Руси-тройке и толстых и тонких, я все же ответил на заданный вопрос.

Как и было сказано

Как, я надеюсь, помнят хотя бы некоторые читатели этого блога, прошлой весной я посвятил два или три поста тому, как рассчитывают ВВП страны и взаимосвязи этой процедуры с курсом национальной валюты. Очень коротко: я говорил, что своего рода реальный курс рубля к доллару примерно в два раза уступает официальному — иными словами, рубль почти в два раза сильнее, чем нам кажется исходя из цифр на входе в обменник. Такая ситуация сохраняется постольку поскольку ЦБ РФ предпочитает держать рубль на этом уровне, печатая все новые рубли и складывая все новые пачки иностранной валюты в золотовалютные резервы.

Ну да я увлекся. Вот что тогда написал один из комментаторов:

ВВП (с целью приведения к реальному или ППС) нужно переводить не в доллары, рубли или что-то еще, а в БигМаки :-)

И правда, вот уже больше двадцати лет назад журнал «Economist» впервые опубликовал свой теперь уже знаменитый «Индекс Биг-Мака»: реальные курсы валют вычисляются исходя из различий в цене одного важного для всего мира товара — биг-мака. Идея ясна: реальный курс и должен отражать различия в покупательной способности двух валют. Понятно, что точность подобной меры кажется смехотворной, но качественные результаты она дает неплохие: в частности, индекс указывает на вероятную долгосрочную тенденцию во взаимоотношениях двух валют. Если одна из них биг-мак-занижена относительно другой, то ей светит либо удорожание, либо отчаянная борьба с таковым.

Вчера был опубликован очередной «Индекс Биг-Мака», и результаты позволяют считать мою проведенную на пальцах оценку реального курса рубля —

Если совсем грубо, за доллар должны давать не 28 рублей, а примерно 14 — точность количественного анализа тут не нужна.

— очень и очень хорошей. Согласно «Экономисту», реальный курс составляет 15.2 рубля за доллар, то есть рубль недооценен по отношению к доллару на 43%! Любители попаясничать скажут, что капиталистический журнал очерняет отечественную валюту, и все это смешно, а те, кто посерьезнее, вспомнят, что в мире мало контор, проводящих экономический анализ лучше «Economist Intelligence Unit». Так что повод подумать у нас есть.

Есть у нас и повод перечитать старые посты:

Какие бывают ВВП

О причинах российской инфляции

Свежий Биг-Мак индекс

А не стать ли мне поляком?

На сей раз обойдусь без лирических отступлений. Поехали.

Хорошо известно, что западное образование — например, английское — стоит дорого (справедливости ради, надо сказать, так же точно известно, что, например, французское образование не стоит ни копейки).

Также хорошо известно, что западное образование лучше восточного, что бы там ни говорил Садовничий.

Граждане Англии и Евросоюза получают это самое английское образование за смешные, ну хорошо, приемлемые по нынешним российским меркам деньги — шесть тысяч долларов в год. При этом они не платят репетиторам и не увлекаются прямым взяточничеством.

Как мы все знаем, ЕС постоянно и неуклонно расширяется на восток, а чем дальше на восток — тем сильнее коррумпированность, да простится мне экстраполяция.

Набираю воздуха: почему желающие поехать в хорошие западные университеты россияне не возьмут да и не купят эстонский (польский, какой угодно еще) паспорт, сэкономив таким образом десятки тысяч долларов?

Поскольку вопрос заведомо провокационный, да и ответа на него я не знаю, то, как говорил коллега, займемся «диванными рассуждениями». Прежде всего, я постараюсь вернуть к монитору тех людей, которые перестали читать после моего утверждения насчет роста коррумпированности. Но давайте будем реалистами. Да, существует твердое ощущение, что в Италии с коррупцией тоже все в порядке, но не бывает белого и черного, есть лишь разные оттенки серого, и чем ближе к бывшему СССР — тем серее. Почему это так — вопрос крайне интересный, но нас сейчас не касающийся. В общем, чем дальше на восток шагает ЕС, тем дешевле становится осуществление аферы под вопросом.

Второй пункт, связанный с первым. Ну хорошо, гаишнику дают деньги все, репетиторам тоже платят очень многие, известны и способы сделать «побыстрее» свой, гражданский паспорт, или паспорт заграничный, но кто из нас покупал гражданство другой страны? Я не покупал, да и презумпцию невиновности никто (пока) не отменял, но что-то подсказывает, что «побыстрее» можно сделать и это. Литва и Латвия, да просится мне это, не Англия и не Америка.

Идем дальше. А дальше возникает вполне закономерный вопрос: почем? Иначе говоря, даже если предположить, что все вышеперечисленное верно, имеет ли это все экономический смысл? Говоря языком учебника, превышают ли предельные выгоды от нашей махинации связанные с ней предельные издержки? С выгодами, вроде бы, все ясно, они на ладони: достаточно посмотреть стоимость обучения в, скажем, Оксфорде, для зарубежных студентов, вычесть стоимость для граждан ЕС и умножить на три года обучения. «С точностью до» оценка получится неплохая — для нашего анализа на пальцах хватит.

Издержки более многогранны. Скажу сразу: даже если купить латвийский паспорт или ускорить его получение — можно, я и примерно не представляю, во сколько это выльется. Опять-таки, продираясь сквозь строй «если» и «предположим», рискну сказать, что стоит этот «товар» умеренно по сравнению с монетарными выгодами, упомянутыми выше. Конечно, не стоит учитывать лишь деньги: наверняка, это дело трудоемкое и малоприятное, а если вы страшный патриот отчизны, то еще и неприятное — короче говоря, осложнений масса.

Мы с вами занимаемся странным, и от этого тем более увлекательным делом. У нашей задачи есть «дано», естьу нее и ответ. Ответ такой: «нет», то есть я не знаю ни одного человека, кто бы проделал подобный финт. Вот тут начинается самое интересное: всю дорогу от «дано» до ответа кажется, что он должен быть утвердительным — слишком уж привлекательным выглядит положительный исход. (Я, конечно, забыл включить в выигрыши перспективы, которые открываются перед выпускником того же Оксфорда — тут счет идет уже не на десятки тысяч долларов). Почему же в результате — «нет»?

Может быть, в постсоветском обществе слишком сильно влияние общественных норм — «не принято» — на поведение в остальном довольно-таки предприимчивых людей? То есть, все прекрасно осознают такую возможность, но считают, что подвергнутся осуждению родственников, друзей и так далее?

Может быть, дело в лени тех, кто и так может себе это позволить? Вроде бы, русские люди не так прижимисты, как их европейские собратья. Для тех вопрос о поступлении в университет — вопрос сугубо экономический. Что лучше — три года просидеть на еде из университетской столовой, но зато потом получать зарплату повыше, или по окончании школы встать за прилавок, короче, устроиться на не требующую высшего образования, и поэтому хуже оплачиваемую работу? А вот наш человек, если уж у него завелись достаточные для этого деньги, скорее с большим удовольствием отправит ребенка в Англию за полную цену — «могу себе позволить».

Может быть, в конце концов, я зря очерняю соседей, и их паспорта получить описанным способом просто-напросто невозможно — иначе как они попали в ЕС?

Как я уже говорил, я не знаю. А вы?

Ответ на вопрос — и кое-что новое!

Я вернулся. Будем считать, что я брал творческий отпуск — во время которого коллега закрывал собой весь блог, за что ему спасибо — но всему есть предел.

Недавно нам пришел вопрос, точной формулировки которого я сейчас не помню, о том, какой экономический смысл имеет различение инфляции ожидаемой и неожиданной. Вопрос показался нам интересным и требующим ответа, но уже в процессе обсуждения этого самого ответа мы приняли чрезвычайно ответственное решение погнаться за всеми зайцами сразу и открытьркайне полезную вещь под названием

Энциклопедия Рукономиста

На этой странице мы постараемся собрать воедино самые важные, на наш взгляд, понятия, относящиеся как к микро-, так и к макроэкономике. Соответственно, там уже висит дебютная статья

«Инфляция»,

в которой, я надеюсь, наш читатель найдет ответ на свой вопрос. А все остальные узнают,

  • Что такое инфляция и как ее измерять;
  • Почему она возникает;
  • Каковы негативные последствия инфляции;
  • Что происходит, если инфляция неожиданна и, что самое важное,
  • Стоит ли стремиться к нулевой инфляции?

Перед нами не стоит задача обскакать существующие энциклопедические словари и учебники (хотя в иных случаях мы будем делать это практически невольно). Скорее, мы хотел бы дать тем из вас — а таких довольно много — кто экономику не изучал, не изучает, и не собирается этого делать (пока), хорошее представление о главных темах, занимающих умы экономистов. В Энциклопедии не будет места определениям; она не будет и учебником в полном смысле этого слова — там не будет контрольных заданий, параграфов и графиков. Конечно, сходство с учебником отрицать трудно, да и незачем: в отличие от основного блога, в Энциклопедии мы будем реже касаться спорных ситуаций и собираемся освещать темы, по традиции заполняющие страницы учебников вводного уровня.

Что очень важно, Энциклопедия будет живой. О конкретном формате обратной связи я пока говорить не могу, но мы будем ждать вашей реакции, дополнять отдельные статьи новыми, интересными фактами. Сразу оговорюсь, что охватить любую, сколь угодно локальную тему целиком почти невозможно, и мы не будем пытаться это делать.

Библиотека рукономиста: Фрикономика

Обложка книги

Серию обзоров достойных внимания книг по экономике надо с чего-то начинать, и особого выбора у меня нет. О «Фрикономике» нельзя не написать — по нескольким причинам. Во-первых, сам факт выхода российского издания наводит на мысль, что это не самая обычная книга об экономике. Во-вторых (на самом деле, во-первых), успех этой книги во всем остальном мире был феноменальным. У меня нет под рукой цифр тиражей — наверное, сотни тысяч — но и без них ясно: популярность феерическая, чего стоит лидерство по продажам на «Amazon.com». На обложке книги красуется цитата из Малкольма Гладвелла — человека, чьи произведения, как к ним ни относись, произвели полный фурор и чьи мысли были взяты на вооружение политиками и бизнесменами. Итак, что же внутри зеленого яблока, которое всячески подсказывает, что оно апельсин?

Для меня как человека, который оценивает все экономическое в общем «изнутри», очевидна проблема нахождения баланса между содержательностью экономической книги и ее продаваемостью. Именно поэтому многие великолепные авторы вынужденны унижаться и начинать свои книги с пассажей в духе: «Наверное, стоит вам узнать, что это книга об экономике, вы поставите ее обратно на полку». (В скобках надо заметить, что обладающие действительно выдающимся талантом объяснять экономисты, такие как Милтон Фридман и Пол Кругман, с этой проблемой не сталкиваются). Отсюда и практически неизбежная тенденция «продавать» экономику под видом чего-либо еще, или — как и поступили Стивен Левитт и Стивен Дабнер, авторы «Фрикономики», демонстрировать лишь те стороны экономической теории и практики, что могут заинтересовать «обычного читателя».

«Фрикономика», вне всяких сомнений, возбудила у миллионов людей по всему интерес к экономике, вернее, к тому, что авторы книги называют экономикой. В этом и заключается проблема. Безусловно, истории о том, что агенты по недвижимости имеют много общего с деятелями Ку-Клукс-Клана, а легализация абортов привела к резкому падению преступности — крайне увлекательны, особенно если они написаны захватывающе (спасибо Стивену Дабнеру — журналисту «Нью-Йорк Таймс»). В предисловии написано, что Стивен Левитт — профессор Чикагского Университета и обладатель медали Джона Бейтса Кларка, которую раз в два года получает лучший американский экономист до 40 — не очень любит и не очень хорошо знает математику. Здесь читатель, как справедливо посчитали авторы, облегченно вздыхает, мысленно встает на сторону Левитта, сопротивляющегося подавляющей массе своих коллег, чья карьера буквально наполнена написанием испещренных интегралами статей — и продолжает читать. И что же он вычитывает? Вся «Фрикономика», от начала и до конца, по сути представляет из себя одну большую игру с цифрами; несмотря на призывы авторов подходить ко всему экономически, знаменитая и симпатичная мне фраза «думайте как экономист» к этому произведению никакого отношения не имеет. Вне всяких сомнений, находки Левитта интересны, но у меня возникает вопрос: а почему, собственно, мы говорим об этой книге как о книге экономической? Получается странная ситуация: после прочтения «Фрикономики» у миллионов людей возникнет понимание экономики, в корне отличное от понимания большинства представителей этой профессии (и моего тоже, пусть это не так уж и важно). Вот цитата из статьи Дабнера о Левитте в той же «НЙТ»:

Как кажется Левитту, экономика как наука обладает богатейшим набором инструментов для решения проблем; чего ей не хватает, так это интересных вопросов.

Если говорить простым и понятным языком — это неправда, на что обратил мнение читателей своего блога Грег Мэнкью. Наверное, здесь количество переходит в качество; проведите опрос множества экономистов, и они скажут: проблемы создает не дефицит вопросов, но неадекватность существующих методов их анализа. Тот факт, что точка зрения Левитта разделяется сотнями тысяч тех, кто не в состоянии «асилить» ни одной «экономической» книги, кроме такой, не делает ее более весомой. Кроме того, в понимании Левитта — как следует из книги — в «богатейший набор методов» не просто входят, но занимают в нем доминирующее место методы статистические, что тоже сомнительно.

Наверное, мне пора остановиться — все уже и так поняли, что я думаю об этой книге (я забыл только сказать, что она снабжена довольно тошнотворными интерлюдиями — своеобразной биографией Левитта в кусочках, из которых мы узнаем, что у него умер ребенок, хотя знать нам это вовсе не обязательно, и что он очень сильно себя любит). Почему же, возвращаясь к началу, я все-таки считаю, что она должна идти первой? Ровно как и в случае с Левиттом и остальной экономической профессией, мое субъективное мнение, сколь бы сильно аргументировано оно ни было (а оно и не претендует на объективность), не выдерживает противостояния с тиражами «Фрикономики» во всем мире. Наверное, тысячи и тысячи людей купили ее, а потом рассказали о ней новым тысячам не зря. Наверное, книга не нравится мне во многом потому, что я смотрю изнутри, а человеку снаружи она покажется потрясающей — как Малкольму Гладвеллу, и какая разница, сколько в ней строго экономического материала. Пусть будет так.
Фрикономика. Мнение экономиста-диссидента о неожиданных связях между событиями и явлениями. Издательство «Вильямс», 2006

Купить в Озоне (когда она там появится)

Принципы экономики против идиотизма

В очередной раз демонстрируя себе, городу и миру чудеса эффективного тайм-менеджмента, недавно я зашел, среди прочих, на главную страницу Высшей Школы Экономики. В числе других новостей на ней обнаружился отчет о дискуссии под звучным названием «Копирайт против интеллектуального пиратства». Полбеды, что участвовавшие в ней люди выдавали аргументы вроде «в современном цифровом обществе не может быть собственности на информацию», а некоторые и вовсе убеждали присутствовавших в том, что «главными музыкальными пиратами являются сами звукозаписывающие компании». В семье не без урода, в общем-то.

Гораздо печальнее другое. В конце заметочки, где по идее должно находиться главному выводу из всей, с позволения сказать, дискуссии, я обнаружил вот что:

С этим утверждением согласились все участники дебатов. Вариант решения проблемы распространения пиратской продукции все же был предложен — следует незамедлительно снизить цены на лицензионные диски.

И дело даже не в том, что Советский Союз уже давно помер, и словосочетание «незамедлительно снизить цены» — полный привет со всех точек зрения, ведь цены в рыночной экономике не определяются взмахом волшебной плановой палочки. Не хочется разочаровывать участников симпозиума, но базовые экономические законы, какими бы тривиальными они ни казались, еще никто не отменял. Например, если сейчас на рынке лицензионной мусзыкальной продукции наблюдается равновесие, то есть спрос равен предложению, то любая попытка директивно снизить цену на продукцию будет иметь два недвусмысленных эффекта: во-первых, производители лишатся части стимулов к предоставлению своей продукции, во-вторых, более скромные цены привлекут тех покупателей, что раньше не могли позволить себе «родные» диски. Предложение упадет, спрос вырастет — на рынке немедленно (ну или медленно, какая разница) возникнет дефицит. Что это значит? Это значит, для начала, что совершенно не все наименования можно будет достать — ассортименты будут пополняться куда реже, чем в нормальных условиях, когда никто не запускает руки в работу ценового механизма. С другой стороны, часть продукции, совершенно очевидно, уйдет на черный рынок. В конце концов, диск Филиппа Киркорова, with all due respect, не заменит мне нового альбома моей любимой группы «The Divine Comedy», а значит, у дистрибьютора последнего будет дополнительный рычаг для воздействия на меня как покупателя. Поскольку деваться мне некуда, я заплачу столько, сколько попросят — мое положение как потребителя только ухудшится.

Более того, совершенно не факт, что люди моментально переключатся на «лицензию». «Понизить» цены настоящей продукции до пиратских не представляется возможным, а отечественный покупатель, в массе своей, наверняка воспринимает пиратские и лицензионные диски как совершенные заменители и приобретает те, что дешевле. Правда, что среди нас есть вещисты — типа меня — которые купят лицензию только затем, чтобы получить в нагрузку буклетик со словами к песням, но таких не очень много.

Подобных аргументов слишком много, и не я их изобрел. Вопрос вот в чем: почему это я так разоряюсь на группу весьма сомнительных деятелей, которые встретились и поговорили о наболевшемм? Я же не читаю нотации котам, которые по ночам воют под моим окном? Нет не читаю, но есть одно «но». Коты, упражняющиеся в ночном пении, проделывают это вне стен одного из ведущих университетов России. Вне всяких сомнений, любой уважающий себя университет должен быть площадкой для споров и дискуссий — как и в любой сфере нашей деятельности, а может быть тем более в сфере интеллектуальной конкуренция выигрышна. Но крайне странно и неприятно видеть на расстоянии одного клика до домашней страницы ВШЭ призывы «снизить цены», лишенные каких-бы то ни было экономических обоснований. Это больше смахивает на Высшую Школу Плановой Экономики.

Эдмунд Фелпс — Лауреат Нобелевской премии 2006

По иронии судьбы, в тот самый день, когда я вывесил здесь очерк о Роберте Лукасе-младшем, настаивавшем на том, что люди при принятии решений смотрят в будущее (или пытаются это сделать), премия по экономике памяти Альфреда Нобеля досталась человеку, который на протяжении своей научной карьеры подчеркивал, что на самом деле на сегодняшнее положение вещей оказывает большое влияние произошедшее вчера. Как и всегда, экономисты и сочувствующие буквально со всего мира провели несколько волнительных недель, а то и месяцев, пытаясь угадать имя нового лауреата. Насколько мне известно, никто не воспринимал Эдмунда Фелпса как серьезного претендента: его главные открытия были сделаны в конце 1960-ых и могло показаться, что все Нобели за те времена уже выдали. Шведская Королевская академия наук решила иначе и отметила Фелпса за «анализ межвременного выбора в контексте макроэкономической политики». Ну и что, что Фелпса никто не ждал? Тем интереснее будет разобраться в идеях, которые шведы, вопреки всем раскладам, почитали наиболее достойными экономического «Оскара».

Почти во всех сферах нашей жизни есть главные вопросы. Математики бьются над решением «проблем тысячелетия», озвученных Давидом Гильбертом около ста лет назад, русская интеллигенция постоянно пытается определиться с тем, что делать, кто виноват и есть ли курицу руками. Макроэкономистов заботит «большая тройка»: нам хотелось бы жить в мире с высоким экономическим ростом, низким уровнем безработицы и невысоким темпом инфляции. Именно поэтому уже довольно долгое время многим не дает спокойно спать вопрос взаимозависимости инфляции и безработицы — мы уже не один раз писали об этом, например, здесь и здесь. Для начала краткая (действительно краткая) история вопроса.

Как я уже писал, отсчет макроэкономической истории можно смело вести с 1930-ых годов, когда экономисты во главе с Кейнсом предприняли первые серьезные попытки моделировать экономику в целом, оперируя обобщенными понятиями потребителей, фирм, государства и так далее. По Кейнсу, не существует фундаментального противоречия между невысокой безработицей и умеренным ростом цен — достаточно лишь ответственно подходить к проведению экономической политики. Как следствие, до поры до времени конфликта между двумя целями экономической политики удавалось избегать, и экономисты могли спать спокойно.

Эту благостную иллюзию разрушил некто Билл Филлипс в 1958 году. Не являясь экономистом, он забронировал место в зале славы науки увереннее многих самых выдающихся ученых. Дело все в том, что статистические изыскания Филлипса, посвященные динамике экономических показателей с конца 19-ого века по 1957 год выявили бесспорную негативную зависимость между инфляцией и безработицей. Графическим отображением этой зависимости стала пресловутая кривая Филлипса. Отрицательный наклон этой кривой имел нехитрое и очень мощное следствие: между (низкой) инфляцией и (низкой) безработицей существует неразрешимый конфликт, и мы можем выбрать лишь что-то одно. Таким образом, кривая Филлипса представляла собой как бы «меню» разнообразных комбинаций двух показателей, и правительства могли выбирать ту, что наиболее устраивала их. Все гениальное просто.

Увы, в этом случае простота оказалась и правда хуже воровства. Что самое важное для нас в свете достижений Фелпса, в основе этой концепции не было хоть сколько-нибудь вменяемых теоретических обоснований. Кроме того, получалось, что правительство могло достичь перманентно низкой безработицы засчет более высокой инфляции — прямой конфликт с классическим взглядом на вещи. Кривая Филлипса рассыпалась на глазах. И тут на арене появился Эдмунд Фелпс.

Грубо говоря, он сказал следующее. Как показывает опыт, цены и уровни заработной платы не изменяются непрерывно: они не растут на ноль целых сколько-то там сотых или тысячных процента в день, каждый день; скорее, раз в год, может быть чаще, может быть реже, происходит качественный скачок. Зная, что в ближайшее время изменить ничего не удастся, люди при переговорах о заработной плате вынуждены ориентироваться на свои представления и прогнозы будущей инфляции. Здесь нет нужды приводить уравнение кривой Филлипса, достаточно сказать, что Фелпс модифицировал его, подчеркнув, что важна не инфляция как таковая, а ее расхождение с ожидаемой инфляцией. Из его анализа следовало, что существует некий равновесный уровень безработицы, который достигается при том условии, что инфляционные ожидания совпадают с реальной инфляцией. В долгосрочном периоде нет никакого конфликта между безработицей и инфляцией, и любая попытка стимулирующей политики со стороны государства в конечном итоге приведет к повышенным инфляционным ожиданиям населения, и временное снижение безработицы сменится первоначальным ее уровнем, но при более высоком уровне цен. Иначе говоря, кривая Филлипса вертикальна в долгосрочном периоде. Этот результат (практически одновременно его достиг Милтон Фридман, хотя его исследования в этой области имели меньшие последствия) стал вехой в развитии макроэкономики и предопределил пересмотр отношения к экономической политике государства. Интересно, что при формулировке своих идей Фелпс считал, что ожидания людей адаптивны; даже произошедший некоторое время спустя расцвет теории рациональных ожиданий не поколебал его уверенности в своей правоте. И действительно, эмпирические исследования подтвердили правоту Фелпса: в инфляционных ожиданиях важна роль информации об инфляции в прошедшие периоды, иными словами, мы смотрим назад, а не вперед, как того хотел бы Лукас.

Пытаясь подвести под свои макроэкономические идеи микроэкономические основы, Фелпс впервые предложил формальную модель «эффективного уровня оплаты труда». Концепция весьма проста: иногда фирмам может быть выгодно платить сотрудникам зарплату, превышающую равновесный, конкурентный уровень. Почему? В условиях, когда хорошие работники нарасхват, компаниям стоит поощрять их, чтобы предотвратить текучку кадров, наносящую очевидный вред производственному процессу. Наконец — после этого мы расстанемся с инфляцией и безработицей — Фелпс ввел в науку не самое благозвучное понятие «гистерезис» — так он нарек склонность экономики «залипать» на более высоких уровнях безработицы.

Помимо этого, Фелпс внес важный вклад в исследования экономического роста — третьей главной проблемы экономики, если не самой главной. Каноническая модель экономического роста, созданная Робертом Солоу и Тревором Суоном в пятидесятых годах принимала как данный уровень сбережений в той или иной экономике. Его можно было повысить, понизить, посмотреть, что произойдет в любом из этих случаев, но ни один из авторов не предложил метод нахождения оптимального уровня. Нас не очень интересуют технические подробности дела, но Фелпсу удалось вывести «золотое правило» экономического роста: доля сбережений в национальном доходе должна совпадать с долей этого дохода, приходящегося на капитал. Работая над этой темой, Фелпс руководствовался соображениями справедливости: решая задачу межвременной, можно сказать, межпоколенческой (внимание, Нобель!) оптимизации экономической деятельности, он принимал как должное тот факт, что мы должны поступать честно по отношению к остальным поколениям. Что такое «честно»? Очень просто, достаточно вспомнить нравственный императив Канта — веди себя с другими так, как ты хочешь, чтобы они поступали по отношению к тебе (надеюсь, мне простят небрежное обращение с трудами великого калининградца). Это значит, что нам бы и хотелось потратить все, не сохранив ничего для потомства, но мы так делать не будем — приятно, что хотя бы некоторые экономисты рассматривают людей не только как бездушных роботов, ведомых лишь жаждой наживы, правда? Он также настаивал на критической важности человеческого капитала для перспектив экономического роста, ведь образованные и умелые работники способны быстрее усваивать и применять новейшие технологические разработки — а как показало последующее развитие событий, технологическое развитие значит для динамичного экономического роста ничуть не меньше, чем золотой ключик для Буратино.

Говорят, и об этом пишут в заметчальном блоге «Marginal Revolution», что читать Фелпса не слишком приятно — он не блестящий прозаик, а иногда изъясняется и вовсе непонятно. Но из любого правила есть искючения. Говоря об очень важной роли демографии в процессе экономического роста, Фелпс написал (корявый перевод мой):

По-моему, трудно вообразить степень нищеты, на которую мы были бы обречены в отсутствие динамичного роста населения в прошлом, ведь именно ему мы обязаны огромным числом технологических достижений настоящего времени.Если бы я мог переписать историю человечества, случайным образом сокращая население вдвое каждый год с начала времен, то поостерегся бы это делать — ведь в процессе я мог потерять Моцарта.

Приятно осознавать, что академическим экономистам не чуждо ничто человеческое. Поздравляем Эдмунда Фелпса!