"Восхождение денег" уже в продаже

Я очень давно сюда ничего содержательного не писал, не напишу и сейчас, посреди экзаменационной сессии. Но я просто-таки должен вам сообщить, что на днях в магазинах появилась книга «Восхождение денег» британского историка Найла Фергюсона — увлекательная и заведомо спорная попытка втиснуть историю финансов в жизни человека в 400 страниц, которую я перевел совместно с одним видным экономическим журналистом.

Мне кажется, что это не просто самореклама: «Восхождение» очень близко Рукономиксу потому, что не стесняется говорить о простых вещах. Фергюсон не сильно преувеличивает, рисуя ужасающую картину финансовой безграмотности в Америке и Англии (хорошо, что он не исследовал эту проблему в России). Над безграмотностью можно смеяться, а можно с ней бороться — и тогда нужно это делать весело. «Восхождение денег» — это очень весело, очень полезно и очень хорошо написано. Вот здесь — на сайте Озон.ру — можно прочитать первые несколько страниц предисловия, купить можно более-менее везде (я надеюсь). А вот — первый, но явно не последний положительный отзыв.

Рецензия на «Афише»

Восхождение денег

Блестящая книга о том, зачем люди придумали деньги

В «Восхождении денег» мрачный финал — английский историк экономики и гар­вардский профессор предрекает большую войну; но это не потому, что деньги — «чудовище, которое нужно как можно скорее обезоружить». Не испытывая эйфории от происходящего вокруг, Фергюсон убежден — и задушит в объятиях любого, кто попробует в этом усомниться, — что финансовые институции работают не на погибель человечества, а на прогресс и увеличе… Читать полностью

Последний бастион физических носителей искусства?

С культурно-экономической колокольни не могу не отметить, что уже сейчас (11:09 по Москве) в разделе «Музыка» (то есть живые диски, а не мп3) на сайте Amazon.com покойному принадлежат первые 15 (!) позиций. В английской версии Джексон оккупирует топ-5, немцы на происходящее внимание не обращают, а на Amazon.fr ему принадлежат три первых места. Мне трудно это проверить, но кажется, что Амазон и в Англии больше, чем на континенте; в любом случае, 15 первых мест в Америке — это тысячи, сотни тысяч дисков.

А вот в разделе «МП3» ситуация похожая, но не такая — он наверху, но о первых 15 местах и речи не идет, посмотрите сами. А знаете, почему? Вот уж насколько безлично, неодушевлено и то и другое, и пластиковый диск и набор информации, передающийся в ваши руки моментально, — люди думают, что диск они покупают «на память», а мп3 такой радости им не доставляет.

Конечно, запись эта вовсе не о Майкле Джексоне, а о том мире, в котором мы живем — теперь уже без него.

Альтернативные объяснения происходящего на Амазоне (а может быть и в других интересных местах?), а также комментарии по поводу того, что это означает для нас самих, приветствуются.

Телезрители против знатоков

Блог «Рукономикс» в этом сентябре в полном составе выходит на первую в жизни полноценную работу. Как правило, выход на работу предполагает помещение в мусорную корзину всех полученных в университете знаний, особенно если они — теоретико-экономического характера, но бывают и исключения. Я мог бы написать, что я надеюсь, что это мой случай, но это не правда — я знаю. Похоже, что работа станет богатым источником жизненных экономических проблем и их возможных решений, о чем я постараюсь сообщать. А пока — легкая, но забавная разминка на выходные.

Аня, Боря и Виолетта любят смотреть телевизор. В их воображаемом мире есть 2 канала: «Футбольный» и «Жизнь животных». Аня любит и то и другое, но существенно больше — футбол, с Борей все почти в точности наоборот, а Виолетта обожает футбол, но при этом не готова дать и ломанного гроша за наблюдения за жирафами и лягушками. Допустим, дело обстоит так:

 

Аня готова заплатить за футбол 110 рублей (в месяц, например), а за «животных» — 40.

Боря — 50 и 100 соответственно.

Виолетта, в свою очередь, готова отдать 140 за футбольный канал, и ноль — за другой. 

 

Вы — директор компании-поставщика телевизионных услуг, ваша задача, естественно, вытянуть из героев нашей истории как можно больше денег. Предположим, как любят говорить в нашем деле, что предельные издержки у вас нулевые: чтобы допустить кого-либо к просмотру канала, никаких вложений с вашей стороны не требуется. Вам никто не указ — можно просить любую цену за любой канал, а можно и не ограничиваться установлением цен на отдельные каналы. Ограничения минимальны: если вы попросите больше, чем человек готов отдать — он не отдаст. Ну и конечно, никакой дискриминации — цена одинакова для всех. Какова максимальная сумма, которую вы можете получить с Ани и Бори вместе взятых? А со всех троих?

Это не серьезное испытание, но и не задача-шутка. Наверняка почти все с ней справятся, а правильный ответ на нее даст нам возможность кое-что обсудить.

Почитать

Часто спрашивают, что почитать. Есть книжки, есть блоги — на все это мы периодически указываем. А есть кое-что между. Есть замечательный совершенно мужик под названием Дэвид Уорш (David Warsh), всю жизнь писавший что-то такое экономическое в «Бостон Глоуб», а пару лет назад опубликовавший «Знание и богатство народов» — увлекательное повествование о том, как экономисты в течение пары веков думали об экономическом росте. К счастью для нас, повествование не только (или не столько) об экономической теории, сколько о людях — а это самое интересное (спросите у Хайлбронера). Так вот речь вовсе не об этой, как уже сказано выше, прекрасной книжке, а о сайте, который Уорш ведет в одиночку и который просит считать не блогом, а еженедельным журналом — www.economicprincipals.com (минимально знающие английский обнаружат здесь нехитрую игру слов). Раз в неделю он вывешивает там не «посты» или «записи», а вполне завершенные и продолжительные статьи на ту или иную тему, иногда непосредственно связанную с теорией, иногда не имеющую с ней ничего общего. Если честно, то мне его сайт нравится куда больше всех тех блогов, что мы здесь рекламируем. Впрочем, мнение редакции может…ну, вы поняли.

Великие экономисты на "Эхе Москвы"

Те из наших читателей, кто еще сомневается в целесообразности приобретения экземпляра «Философов от мира сего» для себя и всех своих друзей, смогут развеять свои сомнения, включив завтра, 5 апреля, радио «Эхо Москвы» сразу после 13:00 по московскому времени. Там они обнаружат передачу «Не так» с Сергеем Бунтманом, а также вашего непокорного слугу, который попытается не только рассказать, почему эта книга так хороша, но и подумать, что же в ней «не так». А для тех, кто сегодня занимается экономикой или изучает ее, равно как и для многих из тех людей, которые считают себя экономистами, не так в ней очень и очень много.

Слушайте радио — остальное видимость.

 UPDATE: Задавать вопросы к эфиру можно здесь.

Книга — источник знаний

Абсолютно обязательно к прочтению!

Книга есть!

Добавить особенно нечего. Наверное, в регионы, как это водится, проникнет она не сразу, но рано или поздно — но уже сейчас ее можно заказать, например, на «Озоне».

Попробую придумать какие-нибудь веселые вопросы и разыграть несколько книг среди верных читателей, а пока буду рад слышать комментарии от тех, кто (вдруг) успеет (купить и) прочитать и без помощи нашего блога.

Собаки и города

Доброе утро! Наконец добро победило зло — у меня есть компьютер, и я снова здесь. Другое дело, что на нем нет наклеек с русской клавиатурой, а машинистка из меня хреновая, так что пока я ограничусь — в рамках привыкания — винегретом из разных смешных и в чем-то мистических историй с экономистами, которые давно хотелось куда-нибудь пристроить. Крестовый поход против российского высшего образования будет продолжен с новыми силами и большей собранностью как только я вполне овладею инструментом. 

В жанре «исторический анекдот» я еще не работал, но придется. Итак, однажды…

…Однажды хорошо всем нам известный Грег Менкью — автор как элементарных в хорошем смысле этого слова «Принципов экономики», так и крайне достойной «Макроэкономики»,  а также видный представитель неформального движения неокейнсианцев — завел себе собаку.  Когда это было, никто в точности не знает (я не знаю, во всяком случае), но история имя зверя сохранила — его звали Кейнс (но он не знал ничего ни про мультипликатор, ни про склонность к потреблению — если только его не обучил этому хозяин, что вполне возможно). Я не знаю также, дожил ли Кейнс до того счастливого дня, когда семейство Менкью обзавелось вторым псом (фотографии обоих можно увидеть на странице Менкью на сайте Гарвардского университета) — так или иначе, последнего назвали Тобин. Таким образом, тенденция налицо — собаки получают имена сначала отца-основателя религии под названием кейнсианство, а затем и ее главного апостола (ну или одного из главных) — Джеймса Тобина.  Читать далее

Высшее образование в России и не только

Очень хочется поговорить на больную тему — тему высшего образования, в России и не только. Вряд ли стоит подробно распространяться о том, какое колоссальное значение для страны и ее людей имеет функционирование этой системы — удачное или не очень удачное. Я думаю, что эта тема не для записи, не для десяти записей; это очень большая тема. Хочется ничего не забыть — в том числе, например, «блестящую» книгу Сергея Гуриева, ректора РЭШ. И это тема, которую глупо подавать в формате «мнения экспертов». Экспертами здесь являемся все мы — бывшие, действующие, будущие студенты. Я думаю, мы поступим так: карты будут открыты сразу — я постараюсь кратко объяснить, или начать объяснять, что в российском образовании не так. Как сказано выше, я не намерен подавать свои ощущения как истину в последней инстанции, какими бы искренними и сильными они ни были. При этом в голове я буду держать Высшую Школу Экономики, в которой проучился год и в которой учится значительное число моих знакомых. Такую одноногость моих рассуждений оправдать, как мне кажется, нетрудно: мало кто будет спорить с тем, что Вышка находится в авангарде российского высшего образования, а значит в подавляющем большинстве других мест есть проблемы. Про МГУ ничего не скажу (не потому что или хорошо, или ничего) — искренняя животная неприязнь к этому университету не является адекватной заменой мало-мальской фактической базы. Почему я вообще думаю, что мои рассуждения интересны другим людям? На то есть две причины, тесно между собой связанные: я учусь за границей и поэтому, с одной стороны, вижу и могу рассказать, как там все устроено, а с другой — вижу, что там все устроено не так, как хотелось бы думать начальству ВШЭ, или, вернее, как начальству ВШЭ хотелось бы, чтобы думали студенты. Но обо всем по порядку. Читать далее

"Философы от мира сего"

Некоторое время назад коллега обращал ваше внимание на запись в моем личном блоге (порочный круг какой-то получается), посвященную «Философам от мира сего» Роберта Хайлбронера и их грядущему и, я надеюсь (надежда, как известно, умирает последней), долгожданному появлению на русском языке (в моем переводе). К сожалению, появление все еще грядет и будет грясти еще какое-то время. В целях разжигания читательского аппетита мы решили, а издательство «КоЛибри» нам разрешило, предложить вашему вниманию отрывок, отличный от того, что многие видели на страницах «Форбс». Лично мне он нравится больше, поскольку именно с него книга и начинается, и он дает неплохое представление о ее общем настроении и идее. Приятного чтения!

 Эта книга посвящена горстке людей, слава которых – странного рода. С точки зрения школьных учебников истории, они были никем: не командовали армиями, не посылали людей на смерть, не правили империями и редко участвовали в принятии решений, влиявших на ход истории. Часть из них достигла определенной известности, но никто не стал национальным героем; некоторые подвергались открытым нападкам, но ни один не считался врагом государства.  И все же то, чем они занимались, зачастую оказывалось важнее для истории, чем деяния гревшихся в лучах славы государственных деятелей, потрясало мир сильнее, чем переходы огромных армий через границы, порождало больше благополучия и несчастья, чем королевские указы и законы.    

Читать далее

Великий, могучий, безлимитный

Уже довольно поздно, но настроен я игриво. Поэтому пофантазирую немножко перед сном (с новой книгой Стивена Ландсберга)

Начнем с очевидного. Россия — страна с богатейшими литературными традициями, а русский язык — крайне выразительный язык. Так, я уверен, думает довольно много моих соотечественников, и я не могу с ними не согласиться. Есть только одна небольшая проблема.

Начну, как обычно, несколько издалека. Как знают любители футбола, в российских городах мало крупных по европейским и южноамериканским меркам футбольных стадионов. Почему? Не знаю, если честно. Думаю, что не от нехватки желающих принять подряд на их строительство. Мне кажется, все довольно просто: даже в стране с тяжелым наследием имперских комплексов ни одному идиоту не придет в голову строить стотысячный стадион, если этот идиот прекрасно понимает, что больше чем, ну скажем, тысяч двадцать пять туда в среднем приходить не будет. Да ладно, чего уж там — «тысяч двадцать пять». Скажем точно: двадцать пять тысяч. Именно столько преданных болельщиков — а мы поверим в остальном довольно противной газете «Спорт-Экспресс» (что поделаешь, фактически монополия) — в среднем посещает домашние самой популярной команды российской Премьер-Лиги. Какой? Правильно, краснодарской «Кубани».

При чем тут русский язык? Еще немного терпения — сначала разберемся со стадионами. Вот что мы имеем: стадионы у нас маленькие — народу приходит мало. В какую сторону направлена причинно следственная связь? Пожалуй, упражняться в остроумии за счет нашей доблестной премьер-лиги я не буду — о ней или хорошо, или ничего (судя по первой половине сезона). Все ясно как день: постройте хоть «Уэмбли» — ходить туда все равно никто не будет, а лысины на трибунах будут еще заметнее. Каждый из нас прекрасно понимает, что надо бы сделать: поставить на ноги футбольную школу, пригласить, возможно, хороших игроков из-за рубежа — если понадобится, тренеров, короче говоря, сделать так, чтобы болельщик потянулся на стадионы бла-бла-бла. А потом можно будет говорить о расширении и «Уэмбли». Тут я умолкаю: решение проблемы очевидно, но экономисты здесь не помогут.

Подобная участь, как это ни странно звучит, может постичь и наш с вами язык. Кто в своем уме будет спорить, что русский язык — язык замечательный? Дело только в том, что одним этим фактом сыт не будешь, как не будешь сыт огромными стадионами с лысыми трибунами. Конечно, можно вполне насытиться и им. Ну вы понимаете, о чем я: рассказывать о силе русской культуры, сдабривать все духовностью, и т.д. Мы этим не удовлетворимся. Проблема, по-моему, звучит так: важен не потенциал языка, а та степень, в которой этот потенциал используется. Можно петь песни про великость и могучесть, но кто о них вспомнит, если через некоторое время ничего помимо Минаева и Робски мы производить не будем? Разумеется, я утрирую, но тенденция, кажется, налицо, и, кажется, не только в России. Сразу оговорюсь: пусть пишут много книг, пусть пишут те, которые мне нравятся, и те, которые ни в какие ворота не лезут. Пусть. Главное, чтобы все не скатывалось к крайностям.

Не вижу ничего дурного в известной доле пафоса: я бы очень хотел, чтобы Россия в будущем производила много хороших русских писателей. Я хотел бы гордиться своей страной в этом отношении — про остальное потом и не здесь. Но я не могу гордиться ей просто так — я считаю это довольно ущербной позицией, к патриотизму никакого отношения не имеющей. А еще я считаю, что писателей, как и все остальное, можно производить, или хотя бы не затруднять их производство. А если мы все так считаем, то почему бы не направить на это часть тех налогов, что мы платим нашему дорогому государству? Каламбур вышел случайно, честное слово.

Производство это идет уже сейчас: те, кому сегодня лет пятнадцать, и будут через определенное время нашим писательским всем. Кто должен помочь молодым дарованиям реализовать себя? Операторы мобильной связи.

Нет, я не сошел с ума. Мы все знаем, что в последнее время русский язык претерпевает странные трансформации. Справедливости ради стоит предположить, что проблема это не специфически российская — просто остальные пусть переживают за себя. Мы все с радостью используем «преведы» и «медведы», отчасти потому, что так совсем уж унылые по не зависящим от редакций причинам новостно-аналитические сайт становятся чуточку озорнее, что ли. И по многим другим причинам. В конце концов, это забавно. Загвоздка лишь в том, что как и любую заразу, подхватить медведа легче, чем потом от него отвязаться, особенно если ты молодой и совсем еще неокрепший писательский ум. Человека, отдолбившего десять классов русского языка и литературы смутить не в пример сложнее, чем тинейджера. А на тинейджеров, как я уже говорил, вся надежда. Тинейджер, помимо всего прочего, родился или не в коммунистической стране, или на последнем издыхании динозавра, а значит, является человеком новой эпохи. И здорово реагирует на стимулы, когда речь идет о его кошельке (да, даже будущие писатели очень любят экономить).

С вами когда-нибудь случалось такое: вы пишете СМС, и ребром встает вопрос о перетекании одного СМС во второе и третье, каждое из которых будет стоить вам ровно столько же, сколько первое? Думаю, да. Что делать? Ежу понятно — сокращать. Ставить по одной букве вместо двух, использовать цифры — товарищи поймут, а стоить будет дешевле. Вот только потом вспомнить, какие две буквы стояли вместо одной уже не так просто. Смешно? Может быть. Но если это «смешно» отвечает хотя бы, допустим, за 10% общего падения культурного уровня молодежи (спорить будем?), почему бы не попытаться его победить? Давайте сделаем так, чтобы молодые люди могли покупать СМС не поштучно, а безлимитным образом. То есть плачу я вам тридцать долларов (40? 20?) и шлю столько СМС, сколько захочу. Я не знаю, сколько на самом деле это стоит компаниям. Я знаю, что подобные тарифы предлагаются в Англии, и поэтому предполагаю, что они вполне могут быть взяты на вооружение российскими компаниями. Тут возникают неприятные и тонкие вопросы строго экономического свойства: надо или нет субсидировать, и кого? То есть, если будущая Джоан Роулинг (а в смысле российского ВВП и могущества ничего лучше быть не может) обычно пишет не очень много, руководствуясь нормальным инстинктами экономного человека, сколько надо ей доплатить, чтобы она взяла безлимитный? Это частности. В итоге хотелось бы максимизировать количество очень молодых людей, имеющих доступ к безлимитным СМС. В этом случае, как мне хотелось бы думать, они не будут так переживать по поводу длины слов, и наш с вами язык не передаст превед нам и всему остальному миру.

Очевидно, я не уйду отсюда без тухлых яиц и гнилых помидоров, но все же, кто что скажет?