Не увлекайтесь моделями

Я очень люблю экономику. И мне очень нравится, когда люди начинают ее учить, вместо того чтобы высказываться по экономическим темам, не имея знаний в этой области. Но, к сожалению, экономика очень сложный предмет, а значит в начале обучения нам приходится сильно упрощать реальный мир, чтобы объяснить некоторые аспекты экономического образа мышления. Иногда эти упрощения работают очень хорошо, и помогают людям понимать мир вокруг лучше, но часто в модели теряется богатство реального мира. Поэтому, хороший учитель всегда рассказывает, где у модели слабые стороны, где она не достаточно для реального мира и так далее.

Например, пару лет назад в интернете я спорил с одним экономистом, выпускником Российской Экономической Школы, который был безусловно очень неплохо подкован в экономике. Но для него экономика видимо была наукой абстрактной, а не прикладной. В частности, он утверждал, что на конкурентном рынке фирмы «получают» цену с рынка. Действительно, стандартная экономическая теория говорит именно об этом. Но в реальности ни одна фирма ничего не получает. Установление рыночной цены происходит в динамике. Фирмы с неправильной ценой теряют прибыль, и потихоньку либо адаптируются, либо пропадают с рынка. Поэтому даже на очень конкурентных рынках никогда не бывает по-настоящему единой цены. Цену всегда устанавливает сам предприниматель, но на конкурентном рынке он обязан думать о поведении других предпринимателей.

Картинка из учебника о монополии
Картинка из учебника о монополии
Вспомнил я об этом по прочтению комментария одного виртуального знакомого по поводу монополий. Он пишет, что «монополия это всегда плохо», и исходит при этом из модели из такого же начального учебника по экономике. Модель говорит о том, что у монополиста обычно есть стимул ставить цену выше конкурентной. Логика модели в том, что если нет конкуренции, то монополист может извлечь больше выгоды. Но в реальности той монополии, что изображена на этой картинке не существует. На конкретном рынке может не быть конкуренции, но это не значит, что монополист может расслабляться. В реальном мире монополист всегда боится, что на рынок придет кто-нибудь новый и захватит его долю. Или новая компания на совсем другом рынке вдруг отберет весь бизнес. Часто именно это и происходит, и поэтому монополист не может себе позволить завышать цену.

Есть только два случая, в которых настоящие монополисты могут себе позволить обирать потребителей. Первый это существование чего-то уникального. Например, продажа каких-то вещей, существующих в единственном экземпляре (но тут не совсем ясно что такое конкурентная цена). Второй это монополия по закону. То есть государство дает компании (обычно тоже государственной) право работать, а всем остальным вступать на этот рынок запрещает. Это метро, электроэнергия, почта и так далее. Обычно это случается в так называемых «естественных монополиях». Но опять же в случае естественной монополии странно говорить о конкурентной цене (там конкуренция невозможна).

В реальности во многих странах сегодня работают антимонопольные законы. Но почти никогда монополии не наказываются за слишком высокую цену. Проихсодит ровно обратное. Например, пару дней назад компанию Intel в очередной раз обвинили наоборот в незаконно низких ценах (там обвинение было сложнее, но суть похожая). До этого такое же обвинение предъявлялось компании Microsoft.

Собственно обо всем этом я уже писал и не раз:

Advertisements

Не увлекайтесь моделями: 20 комментариев

  1. Вообще, по моему, в этой теме в России существует определенная путаница в понятиях. Существуют законы не столько «против монополий» per se, сколько «в защиту конкуренции» (против anti-competitive behavior и unfair business practices). Да, они применяются против монополий, но это только потому, что немонополиям невозможно применять эти незаконные методы по устранению конкурентов. Т.е. чтобы попасть под расследование, мало быть монополией (т.е. контролировать заметную долю рынка), нужно еще и действовать соответствующим образом (демпинговать, к примеру). Единственное, пожалуй, исключение — рассмотрение дел по поводу слияний и поглощений, когда создается потенциальный монополист — тут про «презумпцию невиновности» как бы забывают.

    Вполне может быть, что такое «смешение понятий» происходит из-за дословного перевода американского «antitrust law». В Штатах действительно первые законы о защите конкуренции принимались с прямым прицелом «прищучить» трасты, отсюда и название (в других странах эти законы, как правило, называют «competition laws»).

  2. Я думаю, что всё-таки Интел — это странный пример монополии.

    Именно _конкуренция_ с AMD заставила его снижать цену для сборщиков компьютеров. Насколько я понимаю, если бы сборщики компьютеров не имели возможности выбрать другого поставщика микропроцессоров, то у Интела не было бы стимула снижать цену, и ценообразование Интела имело бы шанс приблизиться к модели на картинке.

  3. Правильно. Ключевые слова здесь «если бы не имели». То есть если бы законом были бы запрещены все остальные процессоры. Но в реальности они не запрещены, поэтому интел и боится конкурентов, в том числе, достаточно слабых вроде AMD (80 процентов рынка у Интел, это гораздо больше чем в стандартном определении монополии). И поэтому Интел не повышает цену.

  4. Вы спорите не с тем разделом учебников по экономике. Пример с Интелом и передшествующие соображения — это о рынке монополистической конкуренции, а не о чистой монополии.

  5. Я не очень понимаю, как можно говорить о мнополистической конкуренции на рынке, где одной из фирм принадлежит 80%, но допустим. Приведите мне пример монополии (не государственной, не ограниченной законами), которая ведет себя так как на картинке из поста.

    Не нравится Intel, возьмите Microsoft. Уж он-то точно монополист по любому определению (хотя и Интел тоже).

  6. Microsoft vs Apple. Как на счет этого?? Плюс конечно Linux хоть и в меньшей стенени. Модель можно применять толко к экономическому определению монополии: монополист — единственный продавец товара или услуги.

  7. [quote post=»828″]Т.е. чтобы попасть под расследование, мало быть монополией (т.е. контролировать заметную долю рынка), нужно еще и действовать соответствующим образом (демпинговать, к примеру). [/quote]

    Что такое демпинг? Это когда в краткосрочной перспективе потребители монополиста выигрывают, а в долгосрочной проигрывают из-за увеличения цен монополистом, упрочившим свое исключительное положение на рынке. Зададимся вопросом — какова временная грань, отделяющая краткосрочную перспективу от долгосрочной? Вероятно, она равна промежутку времени, необходимому для того, чтобы конкуренты осознали бесперспективность продолжения конкурентной борьбы и ушли с рынка. Предположим затея монополиста удалась. Цены взвинчены. Вслед за этим законы капиталистической конкуренции выведут на рынок новых игроков в поисках сверхприбылей — цены-то высоки. Произойдет это незамедлительно, ведь капитал жаден и быстр. Монополисту вновь придется прибегать к демпинговому оружию. В краткосрочной перспективе потребители вновь в выигрыше. А в долгосрочной перспективе, как говорил Кейнс, мы все покойники.

    Таким образом, монополия, не вызванная государственным регулированием, есть благо. Монополист — тот, кто продемонстрировал наивысшую производительность труда, причем не только единожды продемонстрировал, но и продолжает удерживать. Демпинг — миф. Никакого демпинга просто нет, а есть низкие цены, иллюстрирующие высокую производительность труда монополиста.

  8. [quote comment=»39604″]Вслед за этим законы капиталистической конкуренции выведут на рынок новых игроков в поисках сверхприбылей — цены-то высоки. Произойдет это незамедлительно, ведь капитал жаден и быстр.[/quote]

    ИМХО не обязательно/не везде это будет работать. В некоторых отраслях для входа на рынок нужно время и инвестиции для создания нового производства, и в первое время прибыли не будет, пока новое производство не окупится. Именно в это время новые игроки будут наиболее уязвимы для демпинга. И если демпинг будет легитимным, то новые игроки вряд ли будут игнорировать вероятность потерять деньги, если монополии посчитают их опасными конкурентами.

    Кроме того, ИМХО захват рынка и соответствующее увеличение продаж приведут к снижению издержек производства и себестоимости единицы товара за счет эффекта масштаба, т.е. в результате монополия сможет получать сверхприбыль на более низких уровнях, чем доступно для входа новых игроков.

    Вообще же, антидемпинговые меры сейчас применяются не столько против монополий, сколько против иностранцев. Помнится, российские металлурги попали под антидемпинговые расследования не имея монопольного положения на рынке США.

  9. И ведь чего только не придумают проклятые капиталисты в конкурентной борьбе. Казалось бы всем очевидно, чем цены ниже, тем для потребителей лучше. Так ведь нет, придумали демпинг.
    Впрочем, на эмоциональном уровне это понятно. Когда не можешь угнаться за конкурентом, трудно противостоять искушению обвинить его в демпинге.

    [quote post=»828″]Вообще же, антидемпинговые меры сейчас применяются не столько против монополий, сколько против иностранцев.[/quote]

    В этой связи не могу не солидаризоваться с мнением лауреата Нобелевской премии по экономике Джозефа Штиглица, активно выступающего против использования антидемпинговой риторики в международной торговле.

  10. Все-таки демпинг — это продажа не просто по низким ценам, а по ценам, значительно ниже себестоимости (как своей, так и конкурентов). Так что «когда не можешь угнаться за
    конкурентом» — это ИМХО немного из другой оперы. Ценовая конкуренция с благотворительностью в принципе невозможна :)

  11. Он действительно думает о поведении других предпринимателей. От него зависит функция спроса данного предприятия: если другие фирмы снижают цену, то спрос данной фирмы снижается. Но сам механизм ценообразования всё-таки такой, как на картинке.

  12. Но на практике оказывается, что снижают цены не конкуренты, а сами монополисты. То есть монополист ведет себя не так как на картинке. Я еще раз предлагаю привести пример из реальной жизни, опровергающий мои доводы. Я уверен, что, если такие и есть, то их очень немного и они быстро исчезают.

  13. Чистая частная монополия, действительно, в реальной жизни практически не встречается, а вот олигополий сколько угодно. Вы хотите примеры? Chrysler, Intel, Toshiba. Они могут снижать цены, но то, что они снижают цены, не опровергает, а подтверждает несовершенство конкуренции: если есть её куда снижать, это значит, что она выше равновесной и фирма получает сверхприбыль.

  14. [quote post=»828″]Все-таки демпинг — это продажа не просто по низким ценам, а по ценам, значительно ниже себестоимости (как своей, так и конкурентов). [/quote]

    Имея непосредственное отношение к бухгалтерской профессии, я бы поостерегся использовать термин «себестоимость». Насколько четко определяется понятие себестоимости в микроэкономике, настолько же неуловимо оно на практике, где разграничение между постоянными и переменными, прямыми и косвенными издержками предельно размыто и зависит от профессионального суждения бухгалтера.

    Любой бизнес (частный) устанавливает цену, максимизируя функцию прибыли на определенном интервале времени. Когда мы говорим о демпинге, мы предполагаем, что монополист устанавливает этот интервал достаточно большим. Т.е. он жертвует прибылью сегодня ради прибыли завтра. Почему при этом мы отказываем другим участникам рынка (которые могут располагать значительным капиталом) в определении продолжительного интервала времени при определении своей бизнес-стратегии?

  15. Олигополия это совсем другое дело. Но для олигополии в экономике используются совсем другие модели. И далеко не все из них предсказывают цены выше чем на рынке с совершенной конкуренцией. См. равновесия Бертрана: http://en.wikipedia.org/wiki/Bertrand_paradox_(economics)

    В реальности олигополии иногда устанавливают цену выше рыночной, но и то это бывает редко. Обычно для этого нужен настоящий сговор, а его современные законы довольно успешно запрещают.

    Что же касается монополий, то для нее фирма вовсе не должна иметь 100% рынка. Это не определение монополии. Microsoft — монополия. Intel — тоже. Многие авиакомпании на своем рынке являются моноплиями. Многие магазины тоже могут сильно доминировать на определенных рынках. Youtube тоже монополия. И Google. И Apple на рынке плейеров. Так что в реальной жизни монополий очень даже много, но просто ни одна из них не ведет себя так, как предсказывает примитивная модель. Потому что эта примитивная модель не учитывает рыночной динамики.

  16. Даже на первом курсе обычно не дают настолько обрубленную модель. На рынке олигополии все вовсе не так очевидно. Там может быть несколько разных вариантов в зависимости от структуры рынка. Самые известные (если не учитывать сговор) варианты это модель Курно и модель Бертрана. Вторая из них предсказывает конкурентную цену на олигопольном рынке. Посмотрите на мою ссылку.

  17. Есть такие модели, только не стоит забывать, что они создавались в 19 веке.
    Кроме них, например, есть модель Лернера:
    en.wikipedia.org/wiki/Lerner_Index
    И модель Калецкого:
    213.154.165.210/fulltext/eco/nom/iks/4.htm

  18. Во-первых, совершенно согласен с основной мыслей автора — экономические модели очень примитивны, особенно если их рисуют по линейке. В основном они построены, чтобы объяснить поведение переменных ceteris paribus, что совершенно нереалистично.
    Во-вторых, очень заинтересован представлением некоторых комментаторов о ценообразовании. Кто-то в серьез думает, что тот же Интел чертит нечто похожее на этот график, когда придумывает цену своего очередного процессора? Эти модели совершенно не прикладные, особенно в таком упрощенном виде.
    Про индекс Лернера — та же картина. Ну нельзя описать экономику простым уравнением! Возьмем к примеру рынок шампуней. Куча производителей, продукт особо ничем не отличается — при этом никто не продает по P=MC. Несмотря на то, что большинтсво рынков соревнуется по цене (т.е. модель Бертрана), результат в основном похож на Курно (http://en.wikipedia.org/wiki/Cournot_competition), цену до себестоимости никто не снижает.
    Можно посмотреть на этот вопрос и по другому. Равновесие P=MC в настоящем рынке невозможно, потому что этот результат подразумевает существование одного рынка одинаковых продуктов. В реальности каждый магазин — свой рынок, закупает у поставщиков по одним ценам, продает по другим. Находясь в «Пятерочке» покупатель не может сравнивать цены на картошку с «Перекрестком». Каждый продукт — уникален, достаточно посмотреть рекламу.
    Конкретно про монополистов опять же хочу заметить что модель подразумевает совершенно не связанную с внешним миром систему. Пример — даже если ты монополист на рынке шариковых ручек, тебя вполне могут вывести из бизнеса производители ультра дешевых карандашей. Монополи вели бы себя по картинке в очень редких условиях, и в этих условиях их обычно берет под контроль государство (почта, железные дороги, телефонные линии).

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s