Лудиты наших дней

Рукономикс всегда любил покритиковать высказывания российских чиновников об экономике. Как правило, они в ней ничего не понимают, а все равно лезут. Сегодня рассмотрим последнее заявление премьера Владимира Путина:

«По многим ключевым показателям наши торговые площадки пока явно уступают ведущим мировым центрам. Кроме того, они чрезмерно зависят от настроений, царящих на зарубежных рынках», – посетовал премьер-министр Владимир Путин, открывая заседание президиума правительства в понедельник. Это расстраивает, ведь в «последние годы все большее количество предприятий реального сектора рассматривают биржу в качестве удобного и надежного инструмента привлечения средств». Но в результате компании оказываются недооценены.

«Мы знаем примеры, когда они (котировки) становятся ниже реальных средств, находящихся на их счетах. Это какое-то уродливое явление, абсолютно несправедливое», – поделился наболевшим Путин.

Здесь сразу несколько экономических утверждений. Во-первых, по Путину плохо, что российский рынок  зависит от иностранных инвесторов. Во-вторых, резкое падение российского рынка связано именно с присутствием на нем иностранных инвесторов. В-третьих,  не справдливо, что российские компании так сильно упали.

Владимир Путин почему-то забывает, что все годы его президентства российскую экономику только и двигали растущие рынки зарубежом. За их счет росли прибыли нефтегазовых и металлургических компаний. Оттуда же поступали огромные деньги на новые инвестиции. И в этом нет ничего страшного. Если наша экономика кажется инвесторам привлекательной, то это значит мы что-то делаем правильно. За это время Россия так и не смогла создать сильного внутреннего рынка. Возможно, этого и нельзя было так быстро сделать. А может быть, просто у Путина и его команды не получилось. Важно, что в падении российских рынков после падения рынков за рубежом тоже нет ничего необычного. Если вы 8 лет эти деньги не текли в страну, то сейчас нечему было бы утекать.

К сожалению, нельзя взять инвесторов из воздуха. Конечно хочется, что бы они были своими, разумными и приятными во всех отношениях. Но у людей, вкладывающих в рынки, которые того не заслуживают, очень быстро заканчиваются деньги. Тому пример так называемые народные IPO, когда простым гражданам дали шанс инвестировать в большие российские компании. С тех пор цены акций в некоторых из них так и не поднялись на уровень прибыли. А чтобы на умный инвестор не бежал с рынка, ему нужно создавать приличные условия. Во время бума, инвестор придет и так, а вот в кризис над этим придется поработать.

Многие российские компании, выходя на рынок, пытаются попасть сразу на лондонскую или нью-йоркскую биржу. Почему? Потому что там намного выше стандарты. Например, там работают качественные суды, прокуратура не приходит с банкротящями проверками, а премьер-министр не обвиняет без оснований свои компании. Именно эти особенности российской экономики и создают то самое «уродливое и несправедливое явление». Российские компании стоят дешево потому, что несмотря на все их активы, завтра каждая из них может исчезнуть без каких-либо причин. Не так давно самая дорогая российская компания за очень короткий период потеряла все свои активы, потому что у нее вдруг образовались миллиардные долги правительству. Наши компании и так не идеалы прозрачности, а непредсказуемость властей только усугубляет ситуацию в глазах среднего инвестора.

Все это мы знали и до кризиса, но приток шальных денег позволял не обращать внимания. Теперь Путин хочет заменить инвесторов. То есть терять деньги на российском рынке будут уже наши сограждане. Так что ли приятней? Не лучше ли сделать рынки снова привлекательными?

Выступление Путина против иностранных инвесторов лично мне напоминает бунты против введения машин на британских заводах во время индустриальной революции. Не понимая экономики происходящих процессов, люди начинают искать хоть какой-нибудь выход и не замечают, как их позиция приобретает совсем уж абсурдный вид.

Реклама

Лудиты наших дней: Один комментарий

  1. а что будет потом? с запада снова потекут инвестиции и наша экономика снова будет жить под капельницей до следующего кризиса или любго другого форсмажора. Хочу сказать свое слово в защиту реформ правительства: в сложившейся ситуации наиболее выгодно было бы попытаться поднять рынки внутри страны, внутренний спрос т.к сейчас это будет сделать куда проще чем тогда когда инвестиции с запада снова будут пытаться посадить нас на иглу

  2. Я бы не стал тратить время на этом блоге для обсуждения неэкономических высказываний. Это просто произнесено «в сердцах», видимо, без подготовки. Особенно последняя фраза о «реальных» средствах на счетах предприятий показывает, что никто из экономистов это высупление не готовил, ибо разница между реальными и номинальными величинами описана в любом вводном курсе экономики, причем на первых страницах.

  3. akireyev, тут дело не в «разнице между реальными и номинальными величинами», г-н премьер-министр употребил слово «реальный» в другом значении. «Реальные средства, находящиеся на их счетах» — это, очевидно, кэш. Г-н премьер, к сожалению, демонстрирует прискорбное напонимание того, что такое стоимость компании. Кто-нибудь из подчинённых г-на Путина мог бы избавить его от неприятных ляпов в публичных выступлениях, объяснив, что стоимость компании определяется, грубо говоря, будущими прибылями при нормальном функционировании и чистыми активами в ситуации банкротства, но ни в какой ситуации не может определяться остатком на её банковском счету.

  4. Российские компании выбирают зарубежные площадки по совсем другим причинам, Миша. В первую очередь — ликвидность: на российских биржах пока нет достаточно спроса чтобы проводить IPO больше чем $200 млн., а во-вторых — интерес к рынку: например, телекоммы выбирают Насдак, а нефтяные и металлургические компании — Лондонсую биржу. А прозрачность и требования явно не стоят приоритетом — как раз наоборот, именно из-за меньшей требовательности Нью-Йорк стал проигрывать Лондону в привлекательности после введения Сорбейнз-Оксли.

  5. vashtar, давайте пойдем еще дальше — под «реальными средствами, находящимися на их счетах» примьер понимал стоимость чистых активов, находящихся на счетах баланса предприятий — всего лишь легкая терминологическая неточность, при глубоком понимании экономических реалий :-)

    Карнап говорил, что смысл количественного понятия не определен пока не выбрана процедура измерения. Строго говоря, это предложение не содержит смысла, т.е. не соотносится ни с чем в реальном мире. То есть интерпретировать его можно как угодно, было бы желание :-)

  6. [quote comment=»39088″]Российские компании выбирают зарубежные площадки по совсем другим причинам, Миша. В первую очередь — ликвидность: на российских биржах пока нет достаточно спроса чтобы проводить IPO больше чем $200 млн., а во-вторых — интерес к рынку: например, телекоммы выбирают Насдак, а нефтяные и металлургические компании — Лондонсую биржу. А прозрачность и требования явно не стоят приоритетом — как раз наоборот, именно из-за меньшей требовательности Нью-Йорк стал проигрывать Лондону в привлекательности после введения Сорбейнз-Оксли.[/quote]

    Я говорил вовсе не о регулировании. Такая насильная «прозрачность» конечно только вредит. Я имел в виду, что при листинге на лондонской бирже компании проходят определенную проверку, которая гарантирует инвесторам минимальное качество. Но еще более важно, что на лондонской бирже ты подписываешься под соблюдение совсем других законов. Российские компании иногда даже сугубо внутренние сделки проводят в Англии, чтобы их потом судили британским (или европейским, какаой он там) арбитражным судом.

    Что касается капитала. А ты думал, почему в Лондоне капитала намного больше? Ведь по идее ничто не должно мешать инвесторам (особенно крупным) выйти на биржу российскую. Они этого не делают по разным причинам. Иногда у них записано в уставе, что они не имеют права торговать на непонятных рынках. Иногда им даже законы запрещают. Но я думаю, что большой фактор еще и институты страны. Если в России могут сверху без объяснений закрыть биржу на два дня, то порядочный инвестор подумает два раза перед выходом туда.

  7. [quote comment=»39079″]а что будет потом? с запада снова потекут инвестиции и наша экономика снова будет жить под капельницей до следующего кризиса или любго другого форсмажора. Хочу сказать свое слово в защиту реформ правительства: в сложившейся ситуации наиболее выгодно было бы попытаться поднять рынки внутри страны, внутренний спрос

    т.к сейчас это будет сделать куда проще чем тогда когда инвестиции с запада снова будут пытаться посадить нас на иглу[/quote]

    У вас тут как-то все смешалось. Инвестиции с запада не должны мешать поднятию рынков внутри страны. Скорее наоборот. Другое дело, что наше правительство начинает думать о реформах не когда денег много, а когда совсем ничего другого не остается. Получается, что в сытные года нам очень хорошо, а в голодные очень плохо. Было бы разумным как-то сгладить этот цикл. Не находите?

  8. [quote comment=»39095″]Но еще более важно, что на лондонской бирже ты подписываешься под соблюдение совсем других законов. Российские компании иногда даже сугубо внутренние сделки проводят в Англии, чтобы их потом судили британским (или европейским, какаой он там) арбитражным судом.
    [/quote]

    На Лондонской бирже ты не подписываешься под соблюдением законов. Это всего-лишь набор правил, в основном касательно опубликования отчетности, объявления крупных сделок и т.п. То, что российские компании проводят сделки по принципам английского права, не имеет отношения к биржевой торговле.

    [quote comment=»39095″]Что касается капитала. А ты думал, почему в Лондоне капитала намного больше? [/quote]
    Да намного больше. Приток/отток капитала это не мимолетное явление как это может показаться на первый взгляд. Нужно просто задуматься над тем, что такое капитал и в каком виде он находится в экономике. Как ты понимаешь, это не наличные деньги, которые инвестор держит, ожидая выхода на биржу новой компании.
    Проблема неликвидности российского рынка является в принципе замкнутым кругом — ни одна компания не захочет выйти на биржу, где ее free float будет составлять (к примеру) 20% от общерыночного, так как ни один инвестор не захочет быть инвестором в 5% рынка. Ведь в таком случае захоти инвестор продать свой пакет в этой компании, он просто обрушит рынок. Поэтому вопрос роста объема биржевого рынка в России — это еще вопрос времени. Сначала размещаются пакеты на 100 млн, после нескольки размещений уже есть уже возможность для 200 млн и т.д.
    Ну в дополнение к этим глобальным вещам есть еще и куча технических, как то — бюрократичное регулирование валютного и фондового рынков, как ты заметил — устав инвестиционных фондов, который лимитирует объем вложений в развивающиеся рынки, психология инветора, нежелающего инвестировать в россию напрямую, ну и даже банальная разница во времени, которая на самом деле очень определяет поведение инвесторов и выбор рынков.

  9. [quote post=»655″]То, что российские компании проводят сделки по принципам английского права, не имеет отношения к биржевой торговле.[/quote]

    Напрямую конечно не имеет. Просто это звенья одной цепи. Например, если я продаю акции на лондонской бирже, то (насколько я понимаю) лондонский инвестор может подать на меня в лондонский суд. Так инвестор (предположим миноритарный) может защитить свои права, потому что суд работает, а компания не хочет нарушать британские законы (ей ведь и дальше нужны британские инвесторы). Как работает суд в России говорить не нужно, да.

    Дальше что касается размеров рынка. Есть куча инвесторов, которые не хотят покупать активы на российской бирже. Теоретически они могли бы потратить их в России. А они не хотят. Часть из этого конечно обоснована теми факторами, что описал ты. Часть — регулированием в обеих странах. Но есть и такая вещь как риск. В частности на российской бирже есть риск, что рынок закроют. Или президент чего-нибудь скажет по тв, что обрушит рынок . Или у тебя просто отнимут акции, а пожаловаться будет некуда. Я думаю странно было бы утверждать, что инвесторы не думают об этих рисках.

  10. Когда президент что-то говорит, то это рушит акции российских компаний, неважно где они торгуются — Мечел был тому примером.

    Возможно я ошибаюсь, но насколько я знаю, спорные вопросы рассматривает суд страны, где зарегистрирован эмитент. Именно поэтому перед выходом на биржу чаще всего российские компании переводят акции в холдинг где-нибудь в Люксембурге или Швейцарии, а уж потом его листят на бирже.
    Я уже молчу про то, что российские компании выходят на ЛСИ посредством GDR, а не напрямую акциями, а это несет за собой менее строгие требования по листингу.

  11. Давай я постараюсь заново изложить свою идею.

    На рынке в Лондоне более понятны правила игры. Правительство намного меньше вмешивается в рынок, инвесторы защищены законом и так далее. В России правила игры не ясны. Рынок могут закрыть. Инвестор может потерять свои деньги без каких-либо фундаментальных причин. Поэтому инвесторы в принципе чувствуют себя намного более комфортно, вкладывая в активы на рынке, где как минимум их можно будет продать. Из-за этого создается сильное неравенство в капитале между Россией и Великобританией и даже нешим компаниями приходится искать денег зарубежом.

    Плюс, когда мы анализируем Мечел, мы не можем только смотреть на деньги на счетах, P/E и так далее. Нам приходится думать, что в один момент эта компания может исчезнуть без каких-либо причин. Поэтому заявление Путина, о том, что его компании недооценены мне кажется смешным.

    С одной стороны на российской бирже отсутствует защита инвестора. С другой — защита самих компаний. Получается, что любой в ситуации, когда инвесторам надо снижать риски, они обязаны первым делом выходить из российских компаний. В кризис снижают риски практически все, так что неудивительно, что цены акций падают. Да, они падают и в Лондоне, но не так сильно, потому что в Лондоне работает только одна сторона (компании остаются без защиты).

    Вот, что по этому поводу говорит Гавриленков из Тройки:

    Я думаю, что даже больший вред был нанесен приостановками торгов, которые происходили многократно, свыше 30 раз. Не на час, допустим, а когда даже на день, на два закрывались российские биржи. Вот это довольно большой вред нанесло российской финансовой системе и рынкам в том числе, потому что акции российских компаний в виде расписок торгуются и в Лондоне, и в Нью-Йорке – там-то торги никто не закрывал. Если мы закрываем торги у себя, то тем самым мы отсекаем, по сути, единственного покупателя на этом уровне при этих ценах наших ценных бумаг, то есть российского инвестора, в то время как западные хедж-фонды в том же Лондоне могли играть с бумагами, играть на понижение, еще больше и больше.

  12. > Оттуда же поступали огромные деньги на новые инвестиции.

    не инвестиции, а кредиты. есть некоторая разница.

    > И в этом нет ничего страшного.

    пока поступали — да.
    страшно стало потом.

  13. Можно сколько угодно спорить о том, как это сказал Путин и на самом деле недооценены акции российских компаний, но объективного ответа мы на этот вопрос не найдем. Что такое справедливая стоимость компании? С точки зрения различных инвесторов это будет разная цифра, точно так же как и, скажем, биржевая стоимость компании через год нам ничего не скажет о том, была ли компания переоценена или недооценена.
    А Путин возможно и прав, что компании недооценены. Хотя российский рынок этим особо не выделяется на фоне других мировых рынков. К примеру я сейчас смотрю на Томсон — текущая стоимость акций Газпрома 3.69 — 12 месячный брокерский консенсус 12.56, Сбер — 0.72 и 2.53 соответственно. О чем это говорит? — Всего лишь о том, что Путин не один в своем мнении.

  14. Это какие-то очень странные брокеры, которые предсказывают трехкратный рост за год, но не покупают. Что-то тут не так, не находишь?

    Мне это говорит лишь о том, что эти оценки справедливой стоимости не стоят гроша, неважно кто их делает.

  15. [quote comment=»39104″]> Оттуда же поступали огромные деньги на новые инвестиции.

    не инвестиции, а кредиты. есть некоторая разница.

    > И в этом нет ничего страшного.

    пока поступали — да.
    страшно стало потом.[/quote]

    Были и инвестиции, если говорить не только о банковском секторе. А если у вас начинаются проблемы, когда вам перестают давать кредит, то проблема в вас, а не в кредите.

  16. [quote comment=»39107″]Это какие-то очень странные брокеры, которые предсказывают трехкратный рост за год, но не покупают. Что-то тут не так, не находишь?

    Мне это говорит лишь о том, что эти оценки справедливой стоимости не стоят гроша, неважно кто их делает.[/quote]

    Кто не покупает? Брокеры?? Что за чушь, брокер не имеет права давать прогнозы, будучи заинтересованой стороной. Именно поэтому ресерч, трейдинг и инвестмент банкинг — раскроили на 3 независимые единицы черт знает сколько лет назад.

  17. Вопрос вот в чем. Кто-то предсказывает, что справедливая цена в 3 раза выше текущей. Если этот прогноз чего-либо стоит, то кто-то на его основе купит акций. Этого не происходит. Не обязательно это должны быть сами researcher’ы, но те кто принимает решения на основе таких исследований. Или эти исследования ничего не стоят.

  18. Я не вижу связи между тем фактом, покупает ли кто-то акции после прочтения отчета или нет, и «стоимостью» / «правильностью» исследований. Кто-то, скорее всего и покупает, акции, в частности руководствуясь подобными исследованиями. Если на рынке проходят транзакции, значит есть продавец И покупатель. А оценку «правильности» подобных отчетов можно будет посмотреть только исторически, а не указывать на текущую цену.

  19. Это-то понятно. Просто кто угодно может написать исследование со «справедливой ценой», но это отнюдь не значит, что исследование чего-либо стоит. Если бы прогнозы реальных игроков (то есть тех, кто имеет право покупать акции) были бы 12, то они бы покупали и покупали пока цена не дошла бы до 12. Видно, что рынок (в лице инвесторов!) так не считает. Значит в этом есть какая-то причина. Кто-то наверняка и покупает, кто-то продает. Но однозначно можно сказать, что рынок сейчас в целом не верит в цену в 12.

  20. * 12 месячный прогноз
    Значит что сейчас цена может существенно отличаться от прогноза, даже если бы инвесторы верили в прогноз. Не забывай — cost of capital сейчас очень высокий, поэтому аргумент в стиле «если бы все верили, то уже бы все купили», может и не действовать. А вот прогнозы реальных игроков ровным счетом ничего не стоят. Если я купил акции, я лично заинтересован, орать на все стороны, что цена на них должна рости, а если я имею короткую позицию — ровным счетом наоборот.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s