Разминка

Предлагаю вам решить очередную экономическую головоломку. Сначала небольшое вступление:

В 1945-м году английский экономист Роберт Рэдфорд (не путать с американским актером) написал в журнале Economica ставшую в последствии очень знаменитой статью под названием «Экономическая организация лагеря военнопленных«. Автор рассказывал о своей жизни в лагере и экономических отношениях между заключенными. Самая известная часть статьи, часто цитируемая в учебниках по финансам, рассказывает о том, как сигареты становятся универсальным средством обмена, то есть де-факто деньгами. Но мы пока поговорим о другом аспекте.

В лагере заключенные жили на абсолютно одинаковом режиме, который не предполагал никакого производства. То есть экономика была закрытой и фиксированной. От немцев заключенные получали очень мало, поэтому основными товарами для обмена выступали продукты из посылок от Красного Креста. Даже этого обычно не очень хватало, но регулярно каждый заключенный получал абсолютно идентичный пакет с сигаретами, мясом, морковью и некоторыми другими вещами. Сначала обмен ограничивался прямым бартером, но постепенно стали появляться и более сложные сделки. Тем не менее рынок еще только зарождался. Автор слышал историю о священнике, который начал с пятью сигаретами и банкой сыра, а закончил с целой новой посылкой в дополнение и своим стартовым капиталом.

А теперь собственно вопрос: Могло ли такое случиться, и если да, то каким образом?

Сразу поясню условия. Мы конечно не знаем точно, что происходило в лагере, но давайте предположим, что наш герой никого не прибегал к обману, насилию или воровству. Кроме того, торговал он только сигаретами и сыром (например, нельзя предполагать, что он выполнял какие-либо услуги за еду). То есть единственный способ обогащения это добровольный обмен, от которого должны выигрывать обе стороны. Количество продуктов в лагере будем считать фиксированным, что значит что в итоге торговли на долю всех остальных заключенных пришлось меньше товаров.

Эта история демонстрирует один из фундаментальных парадоксов экономического образа мышления: как простая торговля делает людей более богатыми (ведь каждая сделка улучшала жизнь обоих участников), даже если количество товаров становится неравным.

Если первый вопрос кажется вам слишком простым, то попробуйте объяснить, как эта история связана с текущим финансовым кризисом.

Лучший ответ обязательно опубликуем отдельным постом.

Идея подсказана последним выпуском отличного экономического подкаста EconTalk, где есть много подсказок, так что послушайте его, но после того, как попробуете ответить на вопрос.

Advertisements

Разминка: 20 комментариев

  1. Вскоре после этих нововведений приходит Слаенов — «великий ростовщик» Шкиды: он начинает спекулировать хлебом, подкармливая старших, создает себе мощную охрану, и вскоре вся школа, за исключением Янкеля, попадает к нему в зависимость. Ежедневно получая чуть ли не весь хлебный паек, Слаенов заводит рабов, выполняющих все его прихоти. Тем временем зреет недовольство — на кухне у Янкеля Мамочка и Гога обсуждают план борьбы. Однако Слаенов упреждает их, — разгром оппозиции начинается с Янкеля, которого Слаенову удается обыграть в очко на двухтысячный запас хлеба. Мамочка и Янкель начинают манипулировать с весами и потихоньку, обвешивая Слаенова, возвращать ему долг, однако Викниксор заменяет Янкеля, проработавшего на кухне полтора месяца, Савушкой, который под давлением Слаенова вынужден делать приписки в журнале выдачи хлеба. Узнав об этом, Викниксор сажает Савушку в изолятор, однако поднявшаяся волна «народного гнева» сметает Слаенова, и он бежит из Шкиды. Рабство отменяется, а долги ликвидируются.

  2. Кончился обед, а Кузя все никак не мог забыть осьмушку хлеба в кармане
    Слаенова.
    Он не отходил от него ни на шаг.
    Когда стали подниматься по лестнице наверх в классы, Слаенов вдруг
    остановил Кузю.
    — Знаешь что?
    — Что? — насторожился Кузя.
    — Я тебе дам свою пайку хлеба сейчас. А за вечерним чаем ты мне отдашь
    свою.
    Кузя поморщился.
    — Ишь ты, гулевой. За вечерним чаем хлеба по четвертке дают, а ты мне
    сейчас осьмушку всучиваешь.
    Слаенов сразу переменил тон.
    — Ну, как хочешь. Я ведь не заставляю.
    Он опять засунул в карман вынутый было кусок хлеба.
    Кузя минуту стоял в нерешительности. Благоразумие подсказывало ему: не
    бери, будет хуже. Но голод был сильнее благоразумия, и голод победил.
    — Давай. Черт с тобой! — закричал Кузя, видя, как Слаенов сворачивает в
    зал.
    Тот сразу вернулся и, сунув осьмушку в протянутую руку, уже независимо
    проговорил:
    — Значит, ты мне должен четвертку за чаем.
    Кузя хотел вернуть злосчастный хлеб, но зубы уже впились в мякиш.

  3. Честно говоря, не совсем понял вопрос, да и данных для решения задачи маловато, но попробую что-нибудь сообразить на одного!
    Итак, возьмем для примера две лагерные (не от слова «лагер», хотя я больше люблю «стоут», а от слова «лагерь»!) единицы: священника и солдата. В первый свой день они получают вроде бы одинаковую пайку: пять сигарет и условную еду. Почему вроде бы? А потому, что священник не курит (если только речь не о ладане!) и вообще крайне неприхотлив, а вот солдат любит покурить. Имеет место различное восприятие ценности: для священника сигареты дешевы, в то время как для солдата — дороги, а в иные моменты, вообще бесценны.
    Солдат и священник начинают меняться между собой вещами, которые вдруг превратились в товар: священник подкидывает солдату сигареты, за что тот подкармливает священника. Чтобы не отслеживать эту цепочку в течение длительного периода времени, сократим: случилось нечто, солдат разнервничался и очень сильно захотел покурить, ради этого, он обменял весь свой запас еды на сигареты. На следующий день, ему не хватило пайки, чтобы наестся, он вынужден идти к священнику и просить еды. Последний поступает просто дает солдату еду в обмен на сигареты, но не сразу, ведь курить солдату тоже что-то нужно, а с рассрочкой, т.е. солдат вернет ему в течение недели не пять сигарет, а скажем семь (такой вот добрый святой отец нам попался!). Совершив эту нехитрую операцию, священник становится богаче на 2 сигареты.
    Все, что остается священнику дальше, это заниматься поиском рыночных неэффективностей: отклонений в восприятии ценности еды и сигарет, а проще говоря, искать тех, кто готов будет обменять часть еды на сигареты, либо сигареты на еду. При определенном старании, он может с лихвой удвоить свое «состояние» за день, найдя несколько контрагентов. Скажем, священник может активно работать с новичками: они будут сильно нервничать при попадании в лагерь, следовательно больше курить и меньше хотеть есть, — этим можно воспользоваться. Либо, священник может подкармливать членов каких-нибудь рабочих команд: в силу большего расхода энергии они не прочь будут съесть что-нибудь сверх обычного пайка.
    Предположим другие заключенные заметили активность священника и (нет, они не удушили его в сортире, хотя может случиться и так!) стали сами совершать подобные товарообменные операции. Базовой валютой для них будут сигареты, поскольку они необходимы курильщикам более, чем еда (можно перетерпеть голод, но не никотиновую ломку находясь в концентрационном лагере!), и менее ценны для тех, кто не курит. Сигареты становятся своеобразной валютой: они не являются жизненно необходимыми (противоречит тезису про никотиновую ломку, но все же!), их легче хранить и т.п.
    Со временем в лагере начнутся активные спекуляции, при этом излишки сигарет будут оседать в закромах и стоимость еды все время будет возрастать. Скажем, за один год стоимость пищевой составляющей пайка вырастет с одной сигареты до пяти. При это еды меньше не становится, ее количество остается постоянным, а количество сигарет в тумбочках стремительно растет параллельно со стоимостью пищи (что важно!).
    Вдруг, тот самый священник по какой-то причине умирает (интересно чего это вдруг преуспевающий человек утопился в лагерном толчке?) и на рынок выбрасывается крупная партия сигарет. Что происходит со стоимостью пищи? Правильно, она начинает быстро увеличиваться, потому что все вокруг понимают, что чем дольше их сигареты будут лежать в тумбочке, тем меньше еды они потом смогут купить, а продавцы еды, увидев рост спроса начинают задирать цены. В итоге стоимость пищи взлетает до 100 сигарет. Но такая цена не может держаться долго, потому что посылки продолжают приходить в лагерь в прежнем объеме, а накупленная на излишки сигарет еда начинает портится и от нее надо избавляться. В итоге так же быстро, как она дорожала, еда начинает дешеветь (даже еще быстрее!) и опускается в район двух-трех сигарет за пайку, что является комфортным уровнем для всех. Параллели с нынешней экономической ситуацией, проведите уж как-нибудь сами!

  4. Священник мог, к примеру, пользоваться неполнотой знаний разных заключенных. Либо он напрямую сводил покупателя и продавца, которые до этого не знали друг о друге (или знали, но не думали, что могут совершить выгодную для себя сделку) и получал от них за это вознаграждение, либо, что более вероятно, делал то же самое косвенно — покупал у продавца и продавал покупателю. При этом цепочка скорее всего была намного длиннее: купив у первого мясо за десять сигарет, обменивал его третьему на мыло, потом мыло на хлеб, хлеб на капусту, капусту на двадцать сигарет.

  5. Может вопрос плохо понял — иначе все просто ;-)

    Такой ситуаций не может быть, если всего два участника обмена и предпочтения рациональны и монотонны.

    Иначе — запросто. Пусть в экономике всего два товара: яблоки и груши. В экономике трое участников.

    Начальные запасы:
    Первый: 1 яблоко, 1 груша
    Второй: 2 яблока, нет груш
    Третий: нет яблок, 2 груши

    Предпочтения:
    Первый: одинаково любит яблоки и груши
    Второй: очень любит груши («очень», например, значит что готов поменять 2 яблока на одну грушу).
    Третий: очень любит яблоки

    Начинаем обмен.
    1) Первый меняется со вторым: отдает ему 1 грушу и получает 2 яблока — все счастливы!
    Первый: 3 яблока, нет груш
    Второй: нет яблока, 1 груша
    Третий: нет яблок, 2 груши

    2) Первый меняется с третьим: отдает ему 1 яблоко и получает 2 груши — опять все довольны!
    Первый: 2 яблока, 2 груши
    Второй: нет яблока, 1 груша
    Третий: 1 яблоко, нет груш

    Все честно, все довольны. У первого стало запасов в 2 раза больше, чем было. Количество товаров в экономике не изменилось.

  6. Спасибо. Не сразу заметил. Но конечно мало-что меняется :-)

    Добавим первому одно яблоко и одну грушу.
    Второму — два яблока.
    Третьему — две груши.

    Все остальное (для простоты) оставим.

    Начальная раскладка — у всех по 2 яблока и 2 груши.
    Окончательная:
    Первый: 3 яблока, 3 груши
    Второй: 2 яблока, 1 груша
    Третий: 1 яблоко, 2 груши

    У первого больше и яблок и груш — и все счастливы!

    На самом деле — не совсем счастливы :-) Выполняется только условие индивидуальной рациональности — каждому человеку в отдельности стало не хуже (даже лучше), чем было до обмена.

    Однако окончательно состояние не является эффективным даже по Парэто — например, первый и второй могут одновременно стать счастливее обменяв два яблока на грушу.

    Тем более не выполняется коалиционная устойчивость — в частности потому что не Парэто оптимальное — но и потому, что второй и третий захотят «забить» на первого и меняться только между собой. Так они больше получат.

  7. «Край земли», как обычно, не удосужился потратить своё драгоценное время на условия задачи :)
    единственный способ обогащения это добровольный обмен, от которого должны выигрывать обе стороны
    Пример с ростовщичеством — добровольный, но «выигрышем» для должника его никак нельзя считать.

  8. На самом деле ответ прост: у заключённых одинаковые исходные ресурсы, но разные предпочтения. В условиях неэффективного рынка часть чистого выигрыша от обмена может «оседать» у посредника.

  9. 2 vashtar

    Как это нельзя? Конкретно в «Республике Шкид», может, и нельзя. Там ростовщичество вошло в оборот из-за нерациональности игроков: выигрывая в краткосрочной перспективе, они проигрывали уже в среднесрочной. В долгосрочной перспективе проигрывал сам Слаенов. Слаенову стоило снизить процентную ставку, чтобы избежать дефляции. Правда, он не мог создавать хлеб из воздуха, в отличие от современной банковской системы, потому слишком сильно опускать процентную ставку тоже не мог, но оптимум найти можно было.

    Как известно, экономика добровольных сделок держится на физической силе, которую применяют к тому, кто нарушает оговоренные условия сделки. Допустим, сила, стоящая за Слаеновым, могла дать отпор толпе из 5 бунтарей. Значит, объединение уже 6 бунтарей, не желающих отдать долг, приведет к цепной реакции, когда присоединяться к бунту можно уже без риска, а потому, вовлечет в бунт всех желающих. Тогда Слаенов — банкрот. В условиях, когда выполнять свои обязательства перед Слаеновым стало невыгодно всем одновременно, а пользы от его бизнеса получали немногие, появление достаточно большой толпы бунтарей — лишь вопрос времени.

    Кстати, неплохая аналогия с нынешним кредитным кризисом — выгодно было занимать в краткосрочной перспективе, все и позанимали, не думая, чем потом отдавать будут. Виной, правда, оказалась, наоборот, низкая ставка, повысившаяся уже в последствии. Ростовщики, в свою очередь, запустили нерациональный рынок «котов в мешке», тоже не подумав о последствиях.

    В норме, ростовщическая сделка является добровольной, от неё выигрывают обе стороны. В отличие, например, от игры в «очко», которая добровольна, но одна из сторон проигрывает.

    Кстати, в тюрьмах, говорят, барыжничество — наживание на ростовщичестве и «рыночных неэффективностях» — не очень любят, в отличие, например, от игры в очко.

  10. «Край Земли», Вы сейчас за наши тюрьмы говорите? А то, насколько я помню американские фильмы, там барыга является очень нужным и популярным человеком (может потому, что у них там типа рыночная экономика и все хотят реализовать мечту стать предпринимателем?).

  11. Уже вроде бы все сказали. Самое главное тут — это разные потребительские предпочтения среди заключённых.

    Я себе такую модель построил, которая похожа на модель у yuribedny.livejournal.com:

    Три участника: Священник, Солдат 1 (который ценит «сигареты»), Солдат 2 (который ценит «мясо»). Существует два товара: «сигареты» и «мясо». Стартовые условия у всех одинаковые: 5 сигарет и 2 кг мяса.

    1. Священник покупает за 2 сигареты 1 кг мяса у Солдата 1.
    2. Священник продает этот же 1 кг мяса за 3 сигареты Солдату 2.

    Итак, после первого тура у Священника: 6 сигарет и 2 кг мяса. Но в лагере он же не втроем сидят, так что через 10-15 туров он может стать крупным ритейлером. И наращивать объемы того или иного товара в зависимости от личных предпочтений.

    Такой обмен можно считать взаимовыгодным, потому что ни одна из сторон не проигрывает. Кто-то не ценит мясо, кто-то сигареты. Ко всему солдаты не в курсе по каким ценам Священник закупает товар. Хотя даже если бы знали, то не обижались — ведь он сохранил им время на поиски контрагентов и 1 сигарета — это его агентские. Я же не обижаюсь, когда покупаю продукты в супермаркете.

    Вариант с ростовщичеством тоже вполне реальный. А как это связано с нынешним кризисом — тот тут лучше сказал Tsch.

  12. Основным моментом является различие в предпочтениях (и тем самым — функциях полезности) участников. Простейшая модель будет выглядеть так: А ценит только сыр (U = x), В ценит только сигареты (U = y), С ценит и то и то поровну (U = (x+y)/2). Вначале у каждого по куску сыра и пять сигарет. U0(A) = 1, U0(B) = 5, U0(C) = 3
    Обмен 1. С дает В 1 сигарету в обмен на 1 кусок сыра. Полезность С не уменьшилась, полезность В увеличилась, так как он отдал ненужный сыр за нужную сигарету.
    Обмен 2. С дает А 1 кусок сыра за 5 сигарет. Полезность С выросла, полезность А выросла.
    Итог: А — 2 куска сыра (U = 2), B — 6 сигарет (U = 6), C — 1 cыр и 9 сигарет (U = 10).
    То есть в результате обменов увеличилось благосостояние каждого из участников, при том что во всяком случае обмен 2 может показаться крайне «нечестным».

  13. Антон Яроцкий
    Tsch ограничился «проведите уж как-нибудь сами»! )))

    Я гляжу, основных версий две: арбитраж (этот продает дешевле, чем покупает тот) и кредитование (я тебе сегодня одну, а ты мне завтра две).

  14. Михаил, я готов на спор связать эту историю с нынешним кризисом по меньшей мере пятью разными способами. Если, конечно, Вы предложите интересную ставку :)

  15. Уведомление: Что-то из ничего

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s