Как инвестируют экономисты

Американская Экономическая Ассоциация включает в себя лучших экономистов планеты. Недавно эта организация решила спросить своих членов, как ей инвестировать накопленные деньги. В американских университетах (где тоже имеются огромные фонды) профессоров экономики и финансов предпочитают не спрашивать, а вот здесь мы получили чистый эксперимент. Несколько ведущих специалистов решали проблему и предложили следующий портфель:

Как легко заметить, здесь учтены все основные пожелания теории финансов: диверсификация за счет разного типа активов, включая компании разных размеров, зарубежные компании и облигации, вложение в индексы, а не в конкретные компании или паевые фонды. За прошлый год портфель заработал 10.2 процента, что не очень много, но достаточно для портфеля с вероятно небольшим риском.

via Greg Mankiw

Реклама

Выявленные предпочтения

В экономике есть такой термин выявленные предпочтения (от английского revealed preference). Грубо говоря, он означает, что по совершенному выбору можно вычислить истинные предпочтения людей, тогда как если их просто спросить заранее, то честного ответа можно и не получить. Так, например, все на словах пытаются казаться очень большими «патриотами», что у нас последнее время, к сожалению, начало означать нелюбовь ко всему чужому. Так очень модно не любить Америку, НАТО и связанные с ними страны. Что же происходит, когда человеку действительно приходится выбирать:

NewsRu.Com: Некоторые граждане Печорского района Псковской области, имеющие двойное эстонско-российское гражданство, предпочитают проходить службу в армии Эстонии, а не в российской. Таким образом, граждане России оказываются военнослужащими войск НАТО.

Конечно, это не репрезентативная выборка российских граждан, и наверняка даже там далеко не все решаются на такой отчаянный шаг, но история по-моему очень показательная.

Также интересно, как на это реагирует представитель власти. Некто господин Бобряшов считает, что во всем виновата Эстония, которая не запрещает российским парням служить в своей армии. А то, что Россия не может сделать собственную армию достаточно комфортной, что бы призывники не бежали в армию чужой страны, проблемой для него видимо не является. Не нравится ему и то, что граждане с двойным гражданством могут слишком уж свободно путешествовать, а виновата опять же Эстония. Политик замечает только те стимулы, которые можно изменить с выгодой для него, ведь введение каких-либо ограничений сразу создаст возможность для сбора ренты.

Футбол и институты

Как вы могли заметить, в последние недели Рукономикс перешел на облегченный режим. Хочу вас успокоить, это всего лишь результат сезона экзаменов. Скоро все закончится. А пока, вот, вам кое-что почитать.

Журнал СмартМани рассказывает, что насилие со стороны футболистов оказывается очень четко объясняется страной, из которой они приехали. Грубо говоря, футболисты из стран с большим количество войн, ведут себя на поле грубее. Честно говоря, я не поклонник подобного рода эконометрических рассчетов, но заранее судить тоже нехорошо, а ознакомиться с оригиналом статьи у меня пока времени не было. Предлагаю нашим читатлям высказывать критику в адрес авторов Шанкера Сатьяната и Эдварда Мигеля.

Вот мои предварительные опасения:

  • Учтен ли эффект дискриминации со стороны судей? Вполне возможно ведь, что футболистов из менее приятных стран просто напросто засуживают. Причем возможно такая дискриминация вполне рациональна (см. в том числе работы Роланда Фрайера)
  • Не объясняется ли насилие всего лишь особенностями чемпионатов, откуда приезжают игроки? Может в Либерии просто нельзя играть в футбол без нарушений, вот они и привыкают, а история страны влияет только косвенно.
  • Не связано ли это с проблемами выборки? Скажем, мы видим только одного из миллиона африканцев и при этом многие сотни Англичан, Итальянцев и так далее.
Возможно (и вероятно) ученые как минимум постарались учесть эти эффекты. Если да, то лично мне будет интересно узнать как (когда я найду время для изучения первоисточника). А какие еще подводные камни вы видите в такого рода анализе?

Экономика сейчас

Вчера, общаясь с ко-блоггером Ильей мы в очередной раз спорили о судьбе любимой науки. Можно конечно сказать, что у нас слишком много свободного времени для таких пространных дискуссий особенно перед сессией, но в принципе вопрос все же важный. Мы сходимся во мнении, что в большинстве своем сегодня экономика представляет из себя весьма мрачное зрелище. Тысячи людей по всему миру вроде бы занимаются ей, получая PhD в университетах и публикуя статьи в журналах, тогда как, если посмотреть в перспективе, их труд имеет очень мало общего с тем, что делал Адам Смит. К сожалению, экономика стала жертвой собственного успеха. Когда ей занимается такое огромное количество людей, непонятно кто из них чего-то действительно стоит. В результате появилась достаточно смешная система, когда без PhD или публикаций тебя не будут считать экономистом. В итоге большинство из таких экономистов занимаются каким-то исследованием именно с целью публикации, а не что бы стать чуть ближе к истине. При этом даже если вы придумали что-то очень интересное, но не опубликовали в журнале, то этих экономистов вы не заинтересуете.

На этом консенсус у нас заканчивается. Илья считает, что эта культура убила экономику, и сейчас уже в ней не осталось ничего стоящего. Я наоборот утверждаю, что даже не смотря на все проблемы в экономике остаются люди, занимающиеся ею ради чего-то большего чем публикация в журнале и одобрение коллег. Речь идет о сравнительно молодых (не слишком молодых и наоборот) экономистах.

В качестве одного из примеров мне видится Дарон Асемоглу. Также можно вспомнить Эда Глейзера, прославившегося в первую очередь экономикой города. Оба они еще пока сравнительно молоды. Немного сложнее со Стивом Левиттом, который вроде бы занимается интересными вопросами, но с другой стороны в основном их испытанием на статистике. Еще под вопросом гарвардский экономист Роланд Фрайер. Может быть еще Абхиджит Банерджи (не уверен, что именно так пишется), хотя он, кажется, уже постарше. А кого вы можете предложить?

Для справки можно прочитать колонку Константина Сонина, где он выделяет перспективных экономистов, хотя некоторые его кандидаты для нашего вопроса очевидно не подходят. Зато там есть кратко про Левитта, Асемоглу, Фрайера и Глейзера.

И о футболе

В той же газете Ведомости (см. предыдущий пост) вышел еще один забавный материал:

Питерский ФК «Зенит» направил официальное письмо в министерство транспорта с просьбой разобраться в резком повышении цен на авиабилеты до Манчестера. Там 14 мая пройдет финал Кубка УЕФА, в который вышел петербургский клуб после победы над мюнхенской «Баварией» с общим счетом 5:1. Ожидается, что этот матч посетит почти 9000 фанатов из России. «Зенит» уже продал 5800 билетов, еще 3000 должны поступить в продажу сегодня.

На взгляд любого здравого человека ситуация вполне понятная. Спрос резко растет, предложение авиабилетов сильно увеличить сложно, вот цена и выросла. Непонятно, чего фанаты нашли в этом несправедливого. Просто по старым ценам всех их перевезти невозможно, значит цена должна поднятся, что бы билеты получили те, кто цених их дороже. Это простейшая рыночная механика.

При этом стоит заметить, что до Манчестера можно при желании долететь сотней путей, так что если очень хочется попасть на матч все же можно. Не говоря уж о том, что самые преданные фанаты могли бы купить билет и до победы Зенита в полуфинале, показав таким образом свою веру в любимый клуб (а вернуть билет обычно не составляет труда).

Но естественно фанатам как и клубу в данном случае легче пожаловаться на злых капиталистов, чем признать собственную непредусмотрительность. В экономике мы такое поведение называем rent-seeking (дословно поиск ренты).

Что-то здесь не так

Газета Ведомости подсчитала, сколько получают главы так называемых госкорпораций. Вот, что получилось:

Таблица из газеты Ведомости

Легко заметить, что хотя эти менеджеры вряд ли жалуются на жизнь, получают они по меркам частного рынка не так уж много. Даже менеджер весьма среднего звена может получать такие же деньги в гораздо меньшей частной корпорации. При этом по задумке госкорпорации должны именно что заменять частные (а значит быть более эффективными). Может показаться, что платить работникам меньшую зарплату эффективно, но на самом деле так не бывает. Если человек соглашается занять должность в госкорпорации за заведомо низкую зарплату, значит либо он намного хуже соответствующих частных менеджеров, либо (что мне кажется более вероятным) надеется заработать на стороне.

Для политиков это обычное дело. Они соглашаются на работу с маленькой зарплатой, надеясь заработать либо воровством либо наоборот репутацией после выборов. Видимо с госкорпорациями в России происходит то же самое. На мой взгляд, это четкий сигнал того, что свою реальную функцию замены частного рынка корпорации не выполняют. Вместо этого они создают еще один шанс для чиновников поконтролировать экономику.

Онищенко и перекрестная эластичность

На прошлой неделе одиозный глава Генадий Онищенко заявил, что Россия не собирается легализовывать так называемую метадоновую терапию. По его словам, она недостаточно эффективна. Давайте разберемся, прав ли чиновник.

Метадоновая терапия представляет из себя замену для наркоманов тяжелых наркотиков методоном. При этом метадон (тоже по сути наркотик, но слабее) раздается врачами или специальным персоналом в нормированных количествах. Соответственно, даже если проблема зависимости не решается, то по крайней мере устраняются (при условии, что люди терапией пользуются) передозировки и налаживается гигиена. Передозировки ответственны за примерно 80-100 тысяч смертей в год*. Гигиена является основной причиной эпидемии ВИЧ, которым сейчас больны уже порядка миллиона человек**.

Что можно сказать о метадоновой терапии? Ее эффект на наркоманов не ясен. С одной стороны дешевая (если учитывать не только денежные издержки) альтернатива переведет на него многих наркоманов. С другой — непонятно избавит ли их это от зависимости, не станет ли наркоманов больше и выгодно ли это с финансовой стороны для государства. С большой долей уверенности можно сказать, что проблема наркотиков (не включая моральные аспекты) от терапии как минимум не станет хуже. Проблемы могут возникнуть на стадии финансирования и котроля программы, но вряд ли наркоманов станет больше или они станут больше потреблять.

При этом уменьшившийся спрос на обычные наркотики будет значить снижение числа заражений ВИЧ и передозировок. То есть будут спасены многие человеческие жизни. Точные подсчеты потенциальных спасенных на данном этапе произвести невозможно, потому что нужно знать, как конкретно будет устроена программа, и то, что экономисты называют перекрестной эластичностью (чувствительность спроса на героин к изменению цены методона). Смею предположить, что можно сократить смертность на тысячи людей в год. 

Нельзя забывать, конечно и моральных аспектах. С ними не ясно. Но заметьте, что Онищенко и не оперирует моралью. он говорит об эффективности, а значит тут есть место строгому экономическому анализу. Согласно ему даже если метвдонане решит проблемы наркомании, то скорее всего он поможет бороться со СПИДом и некоторыми из других эффектов наркомании. С другой стороны, простая легализация наркотиков возможно была бы еще эффективней, но в отличие от метадоновой терапии ее уж точно нельзя реализовать по причинам морали.

*Данные ФКСН. Трудно сказать, насколько они справедливы, но других не имеется.

**Оценки количества больных сильно разнятся. Данная оценка основана на этом докладе.

PS Внимательный читатель заметит, что в своем анализе я сделал несколько предположений, ничем их не обосновывая. Доказательств нет, но мне эти гипотезы кажутся правдоподобными.