Экономический образ мышления

Недавно я ходил на собеседование в одну экономическую консалтинговую фирму. Как это ни смешно в современном мире это одно из очень немногих мест (вместе с государственными органами и университетами), где выпускнику-экономисту будут задавать вопросы действительно по специальности. Один из таких вопросов я хотел бы задать вам. Надеюсь, хотя бы кому-нибудь будет инетересно над ним подумать. Ответы можно писать в комментариях. Вопрос совсем не сложный, но очень хорошо делит людей на тех, кто понимает главные принципы экономики и остальных. Правильных ответов может быть несколько, включая те, о которых я пока не подумал.

Итак, ситуация такая. Рынок некоторого товара в определенной стране устроен так: его производят всего пять фирм (A, B, C, G и H), потом он по трубам поставляется на переработку следующему звену фирм, которых в нашей стране тоже 5 (D, E, F, I и J).  Сам товар производится из нефти, которую можно свободно купить на мировом рынке, но передавать товар от поставщика к переработчику можно только по специальным трубопроводам. Переработчик в свою очередь производит из нашего товара что-то новое и продает его потребетилям на большом конкурентном рынке.

При этом поставщики A, B и C и переработчики D, E и F объединины единой системой труб, а поставщики G и H имеют специальные трубопроводы к переработчикам I и J соответственно. Для удобства я нарисовал схему устройства отрасли.

Компании A и B хотят объединиться, но компания C считает, что это создаст монополию на рынке, а значит будет противоречить закону и эффективности. Точно так же как Google надавно выступил с резкой критикой сделки между Microsoft и Yahoo. Аргумент компании C, я думаю всем понятен, поэтому о нем мы говорить не будем.

Внимание, вопрос. Почему на самом деле того, что предсказывает компания C не произойдет, а наоборот сделка между  A и B оставит отрасль такой же конкурентной как и раньше. Объяснение должно быть строгим и экономическим (не «история показывает» итд). Разрешается делать дополнительные предположения (например, относительно компаний G и H). Версий может быть как минимум две.

Не стесняйтесь отвечать даже если у вас есть экономическое образование, наоборот удобный случай себя проверить.

UPDATE 1: Некоторые пояснения. Изначально у A, B и C — одинаковые доли рынка и ни одна из них не может изменить свою долю в краткосрочном периоде (считайте, что это заводы, которые и так работают на пределе). То есть ответ, что C просто нарастит производство, если A и B начнут задирать цены, не подходит.

Помните, что хотя мы и рассматриваем жалобу от C, ее интересы нас (как условное правительство) не очень волнуют. Главное поднимется ли цена на рынке нашего товара и на рынке конечных потребителей.

Update 2: Компании A, B и C абсолютно одинаковые. Ни одна из них не является зажатой или наоборот боковой. Это издержки схемы. То есть каждая из них может свободно пользоваться общим трубопроводом.

Advertisements

Экономический образ мышления: 44 комментария

  1. Не знаю как на счет логичности и экономичности объяснения, но я попробую: В чем суть монополии, в том, что фирма может диктовать, а данном случае переработчикам, свои условия. На мой взгляд здесь важно поведение С. Которая может в случае чего покупать сырье на внешнем рынке и закачивать в сеть потребителей DEF. Потребители не пострадают.

  2. Вы сделали посказку «относительно компаний G и H». И действительно, согласно схеме трубопроводов, объединенная компания AB не может составить конкуренцию компаниям G и H для их клиентов I и J. Компания В зависит от А или С, так как через них проходит ее продукт, следовательно объединение компаний АВ исключит возможность получить прибыль для компании С за транспорт продуктов компании В. Вот и повод для волнения)) Объединение возможно приведет к уменьшению стоимости продукции компании В в составе АВ из-за нижения транзакционных издержек внутри компании, а следовательно и С будет вынуждена понизить цены.
    Это не приведет к усилению монополизации рынка, а лишь оздоровит конкуренцию между AB и С.

  3. Сразу скажу — я программист :).

    Я думаю возможен такой сценарий:
    1. После объединения A и B. Новая контора, назовём её AB, снижает издержки на производство.
    2. Она начинает продавать её своим переработчикам, которые тоже снижают свои издержки из-за того, что исходный продукт у них выходит дешевле. Обозначим эту сумму издержек — X.
    3. На эту сумму X, продолжает покупать продукцию у C.

    Т. е. другими словами объединение A и B повлекло за собой увеличение производительности D, E, F. Они стали больше потреблять и поэтому C ничего не потерял (осталось только формулы написать и проверить так-ли это :) )

    Возможен ещё такой сценарий:
    1. Из-за того, что DEF снизили издержки, они могут успешнее конкурировать с I и J.
    2. I и J вынудят снизить цены G и H.
    3. G и H вынудят снизить цены на нефть, что скажется на издержках C.

    Что-то в таком духе :)

  4. Если судить по схеме, то компания B в одинаковой степени зависима от A и C. так как нефть они поставляют по их трубам, таким образом им проще объединиться с любой из этих компаний, чем сохранять видимость независимости. Понятно также, что A и С конкурируют за B. Далее сценарий событий зависит от того, кого выберет B.

    Несложно также заметить, что переработчик Е зависит от D и F. Альянсы между D E F зависят от того, кого выберет B. Если B выберет A, то E примкнет к D. Что касается, C и F, то они продолжат работать напрямую друг с другом, назависимо от остальных.

    В любом случае на рынке сохраняются 4 игрока, как и в первоначальной схеме, то есть 4 линии поставок нефти.

  5. Степень конкуренции или монополизации рынка на прямую не связана со структурой рынка и количеством производителей и объемом производства.
    Рынок формируют все существующие производители, а не только производители объединенные одной трубой.
    Положение С отличается от положения G и H.

  6. Пока существуют независимые компании G и H рынок останется конкурентным, и совершенно всё равно что там сделают A, B и C со своими трубопроводами, хоть закроют их окончательно.

  7. Решение по новым условиям.
    A и B объединяются и приостанавливают добычу, чтобы цена выросла — стандартное поведение монополиста. Но переработчики могут отказаться от их услуг и сотрудничать только с C, ну или как минимум сократить закупки у AB.

    С другой стороны ничто не мешает объединиться G и H, таким образом мы получаем двух равных по силе игроков.

  8. К сожалению, мой большой комментарий с разбором ошибок удалился, а новый писать нету времени. Комментаторы с 1го по 6й воспользовались недочетами в условиях. Я это исправил двумя апдейтами к посту, Пожалуйста обратите на них внимание.

    Комментаторы 7 и 8 (sprite77 и kilgor) в принципе на правильном пути, но хотелось бы более детального объяснения, почему цены на рынке между производителями A, B и C и переработчиками D, E и F не вырастут в результате сделки. Ведь появится де-факто монополия AB.

  9. Для начала, полагаю, можно отбросить две отдельные сети, так как на них происходящее внутри крупной никак не влияет (предполагаем, что мы не можем в ближайщей перспективе построить одну большую сеть, объединяющую всех).

    Далее. Как обычно, правильным ответом на любой экономический вопрос является «it depends» :)

    В частности, зависит от того, кому принадлежат трубы. В условии нигде прямо не сказано, что В пользуется трубами А или С и платит им за это. Возожно, транспортом занимается какая-то специальная контора, независимая от поставщиков и покупателей, так что каждый может свободно торговать с каждым.

    Еще важнее увидеть доли «рынка» у A, B и C, т.е. их объемы производства. Если С сильно крупнее чем A и B (привет гуглу!), то ее беспоковойства о нарождающейся монополии сильно преувеличены. Если же A и B занимают, скажем, каждая по 40%, а С соотв. 20%, то вот тут как раз монополия вполне может получиться. Тут, кстати, позволю себе не согласиться с Димой-программистом. Если «синергия» А и В приведет к снижению издержек и даст им возможность снизить цены, то кто сказал, что на сэкономленные деньги покупатели будут больше покупать у С? В лучшем случае, если уже сейчас производственные мощности всеми участниками используются на 100%, то покупать будут столько же. Вероятнее же всего хотя бы часть продаж С перейдет АВ. Лично я на месте АВ в такой ситуации снизил бы цены предельно низко ради того, чтобы вынести с рынка С, а потом уже ставить любые цены, какие захочу.

    В любом случае, условие задачи, имхо, очень размытое. В такую схему можно вписать множество совершенно непохожих вариантов развития событий. Больше фактов!

    Экономист-первокурсник :)

  10. Если схему трубопровода не менять, а ни одна из фирм не может нарастить производство, то действительно компания АВ может повысить цены, компания С скорее всего тоже, чтобы не терять возможную прибыль, а компании D, E, F будут покупать по такой цене, какую предложат АВ и С, так как выбора нет. Но вот продукция компаний D, E, F на внешнем конкурентном рынке не сможет соперничать с ценами продукции компаний I, J и возможно других игроков рынка. Чтобы это предотвратить, компаниям АВ и С нет смысла повышать цены.

  11. ОК, если учесть новые условия, то наверное дело в том, что если в результате ракировок в большой сети цены на конечную продукцию D, E и F вырастут, то их покупатели на внешнем рынке начнут переходить к I и J, что вынудит снижать обратно поднятые цены.

    Другими словами, даже если A, B, C, G и H (особенно последние две) могут диктовать условия своим покупателям, они не могут влиять на внешний рынок конечной продукции.

    ЗЫ. А где еще такие задачки можно посмотреть? Очень уж понравилось :)

  12. Какие преимущества вообще даёт объединение A с B?

    Если они не снижают цены и производят то-же количество продукции, то даже с точки зрения переработчиков D, E и F (не говоря уже о рынке) вообще ничего не меняется.

    В одном случае они покупали сырьё у 3-ёх контор, а теперь покупают у 2-ух.

  13. Конечный потребитель в случае повышения цен у первой триады просто снизит объемы покупки у первой триады в пользу четвертого и пятого, в результате чего А и Б либо вернут цены обратно, либо остановятся на некотором повышении (которым может воспользоваться и С!).

    Вообще, «объединение» — вещь многоплановая, ведь фактически объединиться и попробовать поднять цены можно и путем перемигивания, если хорошо понимать друг друга.

  14. Для потребителя в краткосрочном периоде (т.е. если НПЗ не могут изменить выпуск) ничего не изменится. На рынке нефтепродуктов как действовало, так и действует 5 независимых продавцов. Произошло лишь перераспределение прибыли в схеме A-F — больше стало доставаться поставщикам.
    Все.
    Гораздо интереснее будет все в долгосрочнм периоде, когда фирмы смогут менять выпуск.
    «типа» экономист, 2 курс

  15. ах, да, еще забыла сказать. Возможно наш товарищ АВ поднимет цены до такой степени, что наши товарищи даже в краткосрочном периоде вынуждены будут перестать закупать у него сырье (т.е. потери, связанные с простоем будут меньше затрат на дополнительные единицы сырья…). Ну тогда другое дело. Но я думаю, фирмы-поставщики хотя бы приблизительно осведомлены об издержках НПЗ. И не будут рубить сук на котором сидят.

  16. Пришла тоже попозориться :)
    Мне кажется изначально у нас 3 компании что-то вроде Курно (A B C), когда A и B объединятся, станет 2 компании опять же по Курно (AB и C). Правда, если С не может резко увеличить производство, значит имеем дело с capacities и двумя несимметричными фирмами (грубо говоря с capacities 1/3 и 2/3), однако по всем другим параметрам они симметричны. Если они конкурируют по ценам, то при efficient rationing, цена так и останется на уровне P(сумма капаситис), т.е. не изменится (раньше они же тоже на полную мощность работали).

  17. это однозначно не Курно, т.к. Курно — это конкуренция в олигополии при одновременном выборе выпусков. ;) Здесь же фирмы выбирают не выпуск, и уж тем более не одновременно )))
    Впрочем, в целом ваша версия про efficient rationing (если это то, о чем я думаю… таких слов мы не проходили;)) верна, но только в том случае, если НПЗ не несут издержек, связанных с изменением объема выпуска в краткосрочном периоде. Иначе — НПЗ продолжат закупать то же количество нефти по чуть завышенной цене (насколько — это зависит уже от конкретных функций издержек и спроса на нефтепродукты).
    Вообще, авторам задачи следовало осветить этот вопрос с НПЗ…… а то у меня сейчас заворот извилин случится )))))

  18. Один из правильных ответов в комментариях уже появился. Его первым дал nazimosa (потом то же самое, будем считать, что независимо, сказали Nikita Khomich и a_shkolnikov):
    [quote comment=»31262″]Если схему трубопровода не менять, а ни одна из фирм не может нарастить производство, то действительно компания АВ может повысить цены, компания С скорее всего тоже, чтобы не терять возможную прибыль, а компании D, E, F будут покупать по такой цене, какую предложат АВ и С, так как выбора нет. Но вот продукция компаний D, E, F на внешнем конкурентном рынке не сможет соперничать с ценами продукции компаний I, J и возможно других игроков рынка. Чтобы это предотвратить, компаниям АВ и С нет смысла повышать цены.[/quote]

    Действительно, если на промежуточном рынке конкуренция и ослабла, то на конечном по прежнему есть независимые игроки и компании D, E и F должны продавать свой товар не дороже чем их конкуренты I и J. Соответственно они не смогут платить больше чем раньше своим поставщикам (иначе они обанкротятся), а значит даже монопольный поставщик оставит цену на прежнем уровне. Никакой Курно и другие умные слова тут не нужны, все просто.

    Подсказка к второму из возможных ответов содержится в первой строчке процитированного мной комментария.

  19. [quote comment=»31274″]это однозначно не Курно, т.к. Курно — это конкуренция в олигополии при одновременном выборе выпусков. ;) Здесь же фирмы выбирают не выпуск, и уж тем более не одновременно )))[/quote]
    Если они будут выбирать цену, то товарищам D, E, F будет плоховато, потому что у них есть I и J, с которыми тоже надо оставаться конкурентоспособными ;) Так что A, B, C остается только насчет количеств подумать.
    Шо це НПЗ я, к невеликому сожалению, не знаю :)

  20. нефтеперерабатывающий завод)))
    там же в условии сказано, что количество они менять не могут. см. Update 1)))))
    [quote comment=»31276″]
    Если они будут выбирать цену, то товарищам D, E, F будет плоховато, потому что у них есть I и J, с которыми тоже надо оставаться конкурентоспособными ;) Так что A, B, C остается только насчет количеств подумать.
    [/quote]
    ну плоховато товарищам D, E и F будет только в том случае, если цена и так равна предельным издержкам. Поскольку мы говорим все-таки об олигополии, то цена несколько выше. За счет этой разницы у нас есть небольшой резерв для повышения издержек без повышения цен. И даже, представьте себе, с положительной экономической прибылью;)

  21. Михаил, объясните пожалуйста решение ещё раз.
    Я внимательно перечитал его на несколько раз и мне до сих пор непонятно следующее:

    1. «…компания С скорее всего тоже, чтобы не терять возможную прибыль…»

    2. «Но вот продукция компаний D, E, F на внешнем конкурентном рынке не сможет соперничать с ценами продукции компаний I, J и возможно других игроков рынка.»

    Как мне кажется — в этих рассуждениях есть такая непоследовательность:

    В 1-ом случае, когда одна компания AB повышает цены — вторая компания C тоже повышает, что «не терять возможную прибыль».

    Во 2-ом случае когда 3 компании повышают цены — они банкротятся.

    Но ведь рассуждая таким же образом как и в 1-ом случае, другие компании (т. е. I и J) также должны повысить цены, чтобы «не терять возможную прибыль»!

    Или же наоборот если мы считаем, что при повышении цены компания банкротится, то для AB разумнее не поднимать цену, потому что это приведёт её к банкротству.

  22. Закончу:
    Но ведь рассуждая таким же образом как и в 1-ом случае, другие компании (т. е. I и J) также должны повысить цены, чтобы “не терять возможную прибыль”, что приводит к увеличению цены на рынке в целом.

  23. Если я правильно понял условие, то:

    1) Доля A+B+C+G+H в потреблении нефти бесконечно мала, и они не

    влияют на её цену. Поэтому цена нефти всегда равно X.
    2) Доля D+E+F+I+J в производстве «конкурентного продукта» бесконечно

    мала, и их выпуск не может влиять на его цену. Поэтому цена

    конечного продукта всегда равна Z.

    Ну, а цену промежуточного продукта обозначим Y. Действительно, такая

    цена должна существовать, одна для всех. Ведь никто не станет

    покупать товар дороже, либо продавать дешевле, при наличии

    альтернативы, верно? А это значит, что между A..F всегда есть общая

    договоренность о цене.

    Такие условия, фактически, не позволяют ввести модель кривых спроса

    -предложения, в результате чего ситуация превращается в игру с

    нулевой суммой между производителями и потребителями промежуточного

    продукта.

    Заранее можно сказать только то, что для каждой из фирм (как

    производителей, так и потребителей) существует два параметра:

    минимальный выпуск, при котором производство окупается (он зависит

    от цены промежуточного продукта), и максимальный выпуск,

    ограниченный мощностью оборудованя.

    С другой стороны, это означает, что существует некоторый диапазон

    цен Y. Если цена Y опустится ниже диапазона, то деятельность

    производителей становится убыточной, если же она подымается выше

    диапазона, то деятельность потребителей становится убыточной.

    Собственно, чисто экономические механизмы на этом кончаются.

    Колебание цены на Y внутри диапазона зависит исключительно от

    психологии игроков и принятых между ними правил ведения

    психологической войны.

    Рассмотрим возможности ведения такой войны в ситуации 1

    производителя и 1 потребителя.

    Во-первых, если договоренность по цене уже установлена, то каждому

    агенту выгодно, очевидно, увеличить свой выпуск до максимума. Это,

    так сказать, «мирное время».

    Покупатель может попытаться прижать поставщика, угрожая, если тот не

    опустит цену, снизить объём закупок сырья до своего минимального

    уровня. Но, с другой стороны, продавец тоже может взвинчивать цены,

    угрожая снизить поставки до своего минимального уровня.

    Понятно, что есть некая «равновесная» цена, для которой минимальный

    спрос равен минимальному предложению. Обозначим его Ya. Но парадокс

    в том, что равновесие это неустойчивое.

    Действительно, если Y > Ya, то минимальный выпуск продавца ниже, чем

    у покупателя, что делает его сильнее в такой войне, и даёт ему

    возможность ещё сильнее взвинчивать цену — за счёт того, что при

    снижении продавцом выпуска до этого минимума, его бизнес ещё не уботочен, в то время как покупатель, имея поставки меньше своего минимального предела,

    начинает терпеть убытки.

    Если же Y < Ya, то минимальный выпуск продавца больше, чем

    покупателя, что даёт ему возможность ещё сильнее приспускать цену.

    Таким образом, в ситуации 1 производителя и 1 потребителя наиболее

    устройчивые сценарии: а) куш снимает продавец, и б) куш снимает

    покупатель. И проиграет, надо полагать, в ценовой войне тот, кто

    первый поддастся давлению противоположной стороны.

    Впрочем, описанный стиль ценовой войны неявно предполагает, что цена

    при пересмотре меняется на небольшую величину. Но возможен ещё

    второй стиль ценовой войны. В этом случае, одна из сторон отключает

    полностью своё производство и требует полного пересмотра цены. В

    этой ситуации, обе стороны терпят издержки простоя, и больше шансов

    победить у того, кто готов дольше терпеть эти издержки. Тут влияют два фактора: а) у кого из них издержки меньше и б) кто из них богаче.

    Есть ещё третий стиль ведения ценовой войны. Он точно такой же, как второй, только стороны готовы вести забастовку до полного разорения. Тут возможны три исхода: а) разоряется покупатель, продавец скупает его компанию и становится как производителем, так и потребителем ресурса, б) разоряется продавец, компанию скупает покупатель, в) разоряются оба.

    Как видим, все варианты, вообще говоря, сводятся к одному общему результату: изначально возможности у всех теоретически равны, но, тем не менее, богатый становится ещё богаче, а бедный становится ещё беднее.

    Однако, есть ещё одна обратная связь.

    В то время, как продавец и покупатель душат друг друга, они могут прозевать научно-технический прогресс. Но, так как конечный продукт конкурентный, то маржа покупателя ресурса будет падать, и максимум диапазона цен Y будет снижаться. Если же продавец ресурса не снизил себестоимость переработки, что могло бы снизить и нижнюю границу диапазона цен на ту же величину, то диапазон будет сужаться. А значит, рано или поздно воевать окажется не за что, и оба будут работать с минимальной прибылью. Если не разорятся.

    ——

    Если же в сети несколько продавцов, и несколько покупателей, то что тогда?

    А тогда будет то же самое, только ценовые войны станут реже, а их результат — устойчивее. Причина в том, что если агенты равны по возможностям, то по отдельности они не смогут развязать войну — только договорившись. Но, если компании A и B объединятся, то компания AB, начав ценовую войну, имеет все шансы выиграть её в свою пользу, если другие компании не договорятся. Что, разумеется, обрадует и компанию C, которая самостоятельно ничего не добилась бы.

  24. [quote comment=»31278″]нефтеперерабатывающий завод)))
    там же в условии сказано, что количество они менять не могут. см. Update 1)))))[/quote]
    Вы путаете количество (quantity) и максимальное количество (capacity): первое можно менять в краткосрочном периоде, а второе, про которое в условии и написано, — нет.

  25. Ха-ха, как у вас все просто уважаемый Михаил! А мы то голову ломали.
    А почему вы собственно решили что «монополисты» АВ, будут цену поднимать, а не снижать? Задача монополии вытеснить конкурентов и сделать они это могут именно за счет снижения цены.

    Как вам такой расклад: новообразовавшиеся монополисты AB снижают цены путем минимализации издержек (эффет от масштаба), их конкуренты не могут себе такого позволить и
    1 объединяются сами
    2 разоряются

    Во втором случае мы получаем стопроцентную монополию на рынке, ну и вывод компанияя C права в своих претензиях к AB, и их объединение действительно грозит монополизацией рынка.

    Про переработчиков тут даже и объяснять нечего, их цены зависят от поставщиков.

  26. 2 southeastwest@livejournal

    Почитайте мой предыдущий комментарий. Если снизить цену, то её потом трудно повысить. Вы, конечно, понимаете, что потребитель зависит от поставщика — и потому готов платить за сырьё очень высокую цену, лишь бы продали. Но поймите, поставщик тоже зависим от потребителя, и готов отдавать сырьё за очень низкую цену, лишь бы купили.

    В данной ситуации, AB нет смысла вытеснять с рынка C, если она не собирается наращивать производство. И даже если AB понизят цену, то её сырья на всех не хватит, и потребители всё равно будут вынуждены покупать часть сырья у C по высокой цене. При этом прибыль C останется прежней, а прибыль AB уменьшится — потому, выигрыша здесь не получишь.

    В частности, в россии можно за A,B,C считать производителей, а за D,E,F розничные сети. Очень наглядно видно, что одеяло на стороне розничных сетей (потребителей ресурса), и именно они снимают куш. И ситуацию переломить трудно. Такой расклад возник из-за того, что розничные сети более монополизированы, чем производители.

  27. To kray_zemli
    У вас слишком большой комментарий ниасилил :)

    Михаил нам говорит, что АВ не смогут повысить цену. Сейчас в 2 словах докажу, что смогут и именно потому что возможности добычи у всех поставщиков ограничены (в условии сказано, что все заводы работают на пределе).

    Так вот AB обеспечивают 2/5 рынка. предположим они повысили цены, и их переработчики тоже повысили. Тут нам Михаил доказывает, что переработчики DEF не смогут конкурировать на внешнем рынке IJ. Но обратите внимание что IJ не могут продавать больше того, что они продают сейчас, а это 2/5 общего рынка. То есть товара на всех не хватает, то есть какая то часть потребителей все же вынуждена будет покупать у DEF по завышенным ценам.

    ЧТД

  28. 2 southeastwest@livejournal

    Вроде бы Михаил сказал, что рынок окнечного продукта идеально конкурентен. Тогда, G,H,I,J нужны только для куражу — предполагается, что производителей конечного продукта тьма и помимо D,E,F,I,J, и цена его всегда постоянна.

  29. To kray_zemli

    Цитирую условие: «Итак, ситуация такая. Рынок некоторого товара в определенной стране устроен так: его производят всего пять фирм (A, B, C, G и H), потом он по трубам поставляется на переработку следующему звену фирм, которых в нашей стране тоже 5 (D, E, F, I и J).»

  30. 2 southeastwest@livejournal

    Вы процитировали не ту часть условия. Вот правильная цитата:

    Переработчик в свою очередь производит из нашего товара что-то новое и продает его потребетилям на большом конкурентном рынке.

    Большой конкурентый рынок — это когда на цену повлиять нельзя.

  31. [quote comment=»31282″][quote comment=»31278″]нефтеперерабатывающий завод)))
    там же в условии сказано, что количество они менять не могут. см. Update 1)))))[/quote]
    Вы путаете количество (quantity) и максимальное количество (capacity): первое можно менять в краткосрочном периоде, а второе, про которое в условии и написано, — нет.[/quote]

    ага. Только в условии написано: «Изначально у A, B и C — одинаковые доли рынка и ни одна из них не может изменить свою долю в краткосрочном периоде».
    понятие изменить обычно включает в себя как «увеличить», так и «уменьшить», не так ли? )))

  32. 2 Женя

    Если покупатель ресурса всё ещё может получать прибыль при такой цене, то ему не выгодно снижать производство, так как тогда прибыль ещё сильнее уменьшится. Он может снизить объём закупок только чисто из принципа, себе в ущерб, надеясь на уступки продавца.

  33. 2 sredni_vashtar@livejourna

    [quote comment=»31408″]рынок конечного продукта — конкурентный; следовательно, чистая прибыль D, E и их конкурентов должна уже исходно стремиться к нулю.[/quote]

    Стремление прибыли к нулю — это всего лишь следствие наличия конкуренции. И применять его тогда уж надо не к D и E, а ко всему комплексу A..E. Но если у всех прибыль стремится к нулю, то и делить тогда нечего. А иначе, «конкурентный рынок» — это просто аргумент, которые поставщики ресурсов могли бы высказать потребителям их ресурса: «вы быдло, вот и сидите с нулевой прибылью!»

    Что же касается цены конечного продукта — если в условии сказано, что рынок совершенно конкурентен — это автоматически означает, что его производят очень большое число производителей, и от разборок внутри A..E ничего не зависит.

  34. Я учусь на 4 курсе экономического фак-та. С математикой у меня сложно, но вот думать над экономическими проблемами люблю. Решил попробовать предложить свой вариант ответа.

    Для начала нужно определить осн. признаки монополии:
    1. на р-ке действует только одна компания, оказывающая воздействие на цены и регулирующая предложение товаров и услуг;
    2. на р-ке нет аналогов продукции монополиста;
    3. компания-монополист осуществляет абсолютный контроль рынка сырья в своей отрасли и не позволит появиться новым производителям.

    Исходя из признаков можно сказать, что объединение компаний A и B не приведёт к монополизации, потому что 1,2) на р-ке помимо одной крупной компании будет ещё 3 компании, т.е. будет аналогичная продукция не только у комп. АБ. Если предположить что что доля комп. A, B, C по 25%, а комп. G,H по 12,5%, то объединившись комп. A и B будут иметь лишь 50 % рынка. А как известно чтобы диктовать свои условия на рынке доля должна быть примерно 80 %.
    3) в условии сказано, что нефть можно купить свободно на мир. рынке, поэтому я сомневаюсь что объединившись компании А и Б смогут контролировать всё сырьё в мире.

    Ещё один вариант:

    Насколько мне известно крупные компании страдают тем, что оборачиваемость капитала у них ниже, чем у более мелких компаний. Поэтому мелкие компании могут составить достойную конкуренцию, если будут сбывать товар быстрее в неск. раз, чем крупная компания.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s