Экономика ИТ + новый детектив

Хэл Вэриэн, главный экономист компании Гугл, о котором мы уже не раз писали, дал очень интересное интервью блогу Фрикономикс. Там отражены самые разные экономические аспекты мира IT и не только. Среди прочего там есть советы по поводу выбора карьеры и объяснение лидерства Гугла на рынке поиска. Интервью правда на английском.

Я же хочу предложить нашим читателям ответить на один из вопросов, которые Вэриэн обошел:

Если у людей есть выбор между двумя компьютерными программами, одна из которых стоит $5, а другая — бесплатная, но теряет 2 часа в месяц на эффективности (работает медленней или дизайн менее удобен), то большинство людей предпочитают второй вариант, хотя если попробовать купить у них те же 2 часа свободного времени в месяц не следующий год за те же 5 долларов, то они отказываются.

На лицо нелогичность. Если 2 часа времени стоят больше 5ти долларов, то надо купить платную версию, если меньше, то принять предложение. Как это можно объяснить с помощью теории рационального выбора?

То есть ответы «люди просто любят халяву» не принимаются. Сразу скажу, что у меня нет «правильного» ответа на этот вопрос, но есть как минимум одна теория. Жду ваших версий! Мой ответ будет тут в понедельник.

Update: В изначальном условии была ошибка, которую правильно заметил комментатор. Большинство людей естественно предпочитают второй вариант (в тексте я выделил исправление жирным курсивом), т.е. бесплатную прогрмамму.

Один раз увидеть

Иногда картинка намного полезней длительной дискуссии с любыми аргументами. Недавно всвязи с отставкой Фиделя Кастро пошли разговоры про то, какой он молодец. Экономисты над этим конечно смеются, чего стоит один график ВВП Кубы за последние 30 лет, но простым обывателям все равно хочется верить, что уж старик Фидель не мог подвести. Так вот, известный блоггер Рустем Адагамов опубликовал серию фотографий из Гаваны. На них он просто изобразил город, не преследую определенной цели. Тем не менее даже на этих снимках видна чудовищная бедность кубинцев, разруха и отсталость. И это в стране, которая могла бы быть очень богатой.

Лучшая награда

Если помните, летом мы устраивали небольшой конкурс, победитель которого поехал в Крым на Летнюю Школу Института Катона. В качестве утешительных призов мы тогда выслали нескольким хорошим авторам книжки по экономике. К сожалению, не все из них смогли прочитать их из-за английского языка. Тем более приятно было прочитать вот эту рецензию от одного из призеров:

Прочитал Тима Хартфорда, «Подпольный экономист» (Tim Hartford, The Undercover Economist), которого мне прислали в качестве приза из Рукономикс, за что им еще раз большое спасибо.
Эту книжку надо в обязательном порядке преподавать в школах. Причем, с одной стороны, как вводный курс микроэкономики (основные понятия которой объясняются очень понятно и на наглядных примерах), а с другой, и это более важно — для общего поднятия культурного уровня и мозговой мышцы населения. Сдается мне, что, если бы каждый школьник внимательно прочел Хартфорда, жизнь во многих странах изменилась бы к лучшему — человек, имеющий зачатки экономического мышления, гораздо лучше справляется с удалением со своих слуховых органов тех макаронных изделий, которые в чрезмерных количествах предпочитают размещать на них разнообразные политики. А также, возможно, повальная (экономическая) «левизна» молодежи и ее тяга к разнообразному антиглобализьму могла бы быть несколько подкорректирована.

Дальше там автор говорит несколько теплых слов и в наш адрес, за что ему огромное спасибо. Но главное тут все-таки про Харфорда. Я абсолютно согласен с этой рецензией, более того сейчас я читаю его новую книжку, и она еще интересней. Очень жаль, что никто не берется нормально издать их на русском языке. Книжка настолько хорошая, что мне постоянно приходится бороться с желанием буквально каждую вторую ее страницу превратить в пост для Рукономикса. Что ж будем надеяться, и на нашей улице будет праздник. А пока вы можете попробовать заказать книги Харфорда в Амазоне, откуда они, как уже проверено, отлично доходят даже до отдаленных уголков России и не только.

А пост я так назвал к тому, что для меня такая вот реакция читателей редкая, но очень приятная награда за труд (если это можно назвать трудом).

О швейцарских банках

В газете Ведомости вышла очень странная статья за авторством Исаака Беккера про влияние финансового кризиса на банковскую систему Швейцарии. На мой взгляд, автор допусти несколько очень важных ошибок. Хотя возможно не прав я. Но попробую все-таки поспорить. Для начала циатата:

Но теперь миф, который нашел свое отражение и в народной мудрости, гласящей «надежно, как в швейцарском банке», похоже, дал глубокую трещину, которая может стать началом его конца.

Идея в том, что проблемы крупнейших швейцарских банков всвязи с ипотечным кризисом сделают всю банковскую систему страны рискованной и возможно погубят ее.

Во-первых, стоит отметить, что автор забывает о разделении функций банка. Коммерческие банки, которыми особенно известна Швейцария это одно, а инвестиционные банки другое. И хотя многие корпорации сейчас совмещают две функции, проблема одной вовсе не обязательно говорит что-то о другой. Управление активами богатых людей во всем мире и рядовых швейцарцев, которым славится, например, UBS совсем не обязательно должно быть связано с инвестционным отделением той же фирмы, которое и понесло все убытки от кризиса. Коммерческие же отделения швейцарских банков, насколько я могу судить, сильно не пострадали.

Во-вторых, не надо забывать, что хотя такие банки как UBS и Credit Suisse остаются формально швейцарскими, реально это уже давно глобальные корпорации, для которых Швецария просто одна из основных стран. Это если мы говорим об инвестиционных отделениях банковских корпораций. К обычным банкам все это не обязательно относится. В любом случае, мне кажется, что сегодняшние проблемы этих банков очень мало относятся к швейцарской финансовой системе. Если кому и придется их спасать, то это будут американские, английские или европейские органы, где рынки больше всего пострадают.

В-третьих, автор полностью забывает в чем собственно состоит, как он выражается, «мифическая» надежность банков. Дело не столько в стабильной финансовой системе (в конце концов финансовой надежности можно найти где угодно просто вкладывая в американские облигации), сколько в правильной структуре институтов. В Швейцарии (хотя в последнее время меньше) стараются блюсти банковскую тайну, уважают права клиентов, суд никогда не отберет денег и даже замораживать счета не любит. Проще говоря, человек может быть спокоен, что его деньги будут сохранны от государства. А с этим в Швейцарии пока все в порядке.

Системный подход

Немного необычный вопрос пришел нам от читателя по имени Вадим:

Уважаемые специалисты, меня интересует такой вопрос: что такое экономическая система (экономика как система).
Дело в том, что я пишу очередную работу по системному анализу для студентов по прикладной информатике в экономике. Я не экономист: я специалист по информационным системам и системному анализу.
В течение года я нигде не могу найти ответы на мои вопросы. Меня интересует следующее. Если рассматривать техническую систему, то она состоит из физических элементов и является преобразователем энергии. Технологическая система состоит из совокупности операций и является преобразователем входящего в нее объекта, в частности сырья, (материальной, энергетической или информационной природы).
Теперь рассмотрим экономическую систему (система – упрощенно – совокупность взаимосвязанных элементов). Что в ней будет элементами, что – связями, что преобразует экономическая система (что на ее входе, а что на выходе)?
Буду признателен за помощь!

Сразу скажу, что никакого правильного ответа на этот вопрос я не знаю. Попробую погадать, что имел в виду автор, но призываю и читателей поучаствовать.

В экономики исходными элементами любой системы являются люди. Не фирмы или государства, а именно люди. Экономика в некотором смысле изучает взаимоотношения между людьми, за счет анализа их реакции на определенные стимулы. На входе в экономической системе мы имеем отдельных людей и ограниченные ресурсы. Экономика позволяет людям за счет взаимодействия друг с другом преобразовывать ресурсы в товары и услуги для потребления. Например, сама по себе нефть никому не нужна, но за две тысячи лет мы научились использовать ее для производства самых разных товаров и услуг от некоторых лекарств до доставки пиццы на дом. Это не произошло просто так. В течение сотен лет люди накапливали знания и технологии, эксперементировали и так далее, и все это происходило в поисках новых, более выгодных методов производства.

Ключевым связующим звеном в экономической системе я бы назвал сделку. Это может быть продажа товара, устройство на работу, дача взятки или женитьба. Не надо обвинять меня в цинизме. Под сделкой я понимаю любой добровольный обмен чем-либо. И в женитьбе кроме всего прочего обычно имеет место и обмен. Благодаря обмену люди могут вместе производить намного больше чем по отдельности из того же количества ресурсов. Почти ни один из окружающих нас сегодня повседневных товаром не может единолично произвести ни один человек на земле. Даже в производстве одного карандаша сегодня задействованы тысячи людей из разных частей света, что уж говорить о каком-нибудь компьютере. Впрочем, это я уже слишком далеко ушел от темы.

Итак, на мой взгляд, в предложенных терминах я бы охарактеризовал экономическую систему как связь людей через добровольный обмен товарами или услугами с целью получить как можно больше счастья от ограниченного количества имеющихся ресурсов. Последние включают в себя не только нефть, но и образование, и институты, и нормы, и многое другое.

А вы как бы ответили?

Напомню, что вопросы по экономике нам можно задавать здесь.

Если Россия хочет бороться с курением, нужны новые методы

Продолжим читать и естественно критиковать прессу. В Газете.Ру появился очень интересный комментарий про политику борьбы с курением в России за авторством Алексея Мельникова. К сожалению, статья представляет собой типичный пример «начал за здравие, закончил за упокой». Сначала автор очень хорошо обрисовывает проблему, сравнивая Россию с другими странами, а в конце вдруг взваливает всю вину на табачные компании. Пара цитат из хорошей части статьи:

Недавно проведённое совместное исследование университета британского города Бат, Лондонского университета, Лондонского института гигиены и тропической медицины показало, что с момента распада СССР число курящих женщин в России увеличилось более чем вдвое (с 7% до 15%). Число курящих мужчин также возросло с 57% до 63%. Эта тенденция расходится с тем, что наблюдается, например, в Великобритании, где количество курильщиков с 1974 года сократилось вдвое и составляет сейчас 25% населения.

[…]Возможно, по причине роста смертности от болезней, связанных с курением, в начале этого года правительство России решило присоединиться к конвенции ВОЗ по борьбе с табаком. В предыдущие годы в России были предприняты шаги для ограничения табачной рекламы, роста акцизных ставок на табачную продукцию. В обществе продолжается обсуждение вопроса о полном запрете курения в общественных местах, прекращения рекламы табака в метрополитене. Все это веяния, соответствующие европейским тенденциям.

А дальше выясняется, что для прекращения курения надо просто дать по носу зажравшимся табачным компаниям. Я сам не курю и далек от защиты производителей сигарет, но взваливать всю вину на них по-моему тоже глупо. Давайте попробуем подойти к делу с экономической точки зрения и найти реальную причину роста курения.

Для начала разберемся с предпосылками: будем считать, что курение с одной стороны людям нравится, но с другой все же снижает среднюю продолжительность жизни курящих.

Логику для наших рассуждений не так давно показала профессор Чикагского Университета Эмили Остер. Она правда говорит о борьбе со СПИДом в Африке, но суть такая же. Остер пытается разобраться в рациональном выборе людей. Риск смерти от курения известен каждому, но не для каждого он одинаков. Здесь в игру вступает так называемое дисконтирование. Насколько кайф сейчас важнее проблем через 20 лет. Кроме того роль в потреблении табака конечно играет его цена относительно доходов населения, и что важнее средняя продолжительности жизни без курения с учетом потенциальных зароботков.

То есть в функции курения будет 3 основных переменных: реальная цена сигарет, ставка дисконтирования (на сколько сегодня лучше завтра), продолжительность жизни без курения. Конечно, играют роль и социальные факторы и образованность и стоимость медицинских услуг, но их труднее выделить. Остер посчитала, что в Африке в странах где продолжительность жизни выше люди при прочих равных намного активнее борются со СПИДом. Мне кажется, с курением происходит все то же самое. В странах вроде западной Европы продолжительность жизни растет вместе с доходами. Люди начинают планировать намного дальше вперед, и курение становится невыгодным. В России продолжительность жизни только падает, при этом доходы очень быстро растут относительно цены сигарет, cтавка дисконтирования у нас очевидно выше, потому что намного меньше стабильности.

Итого, с одной стороны, конечно, можно продолжать бороться с курением только акцизами, но метод пряника здесь тоже не помешал бы. Людям надо создать стимул бросать курить ради своего здоровья. В противном случае они просто переключатся на спиртное или еще-что нибудь. А продолжительность жизни можно повысить за счет улучшения качества медицины, которая уже давным давно требует реформы.

Корни безработицы

В газете Коммерсантъ вышла интересная заметка о безработице среди российской молодежи. Для меня, например, было удивительно узнать, что несмотря на весь рост и доходы от нефти безработица для молодежи составляет 13.1%, что больше в два раза превышает средний уровень по стране. Интереснее всего конечно понять, откуда эта безработица берется и соответственно, что с этим делать. В частности ведомство со страшным названием Минздравсоцразвития утверждает, что на рынке труда нужно больше регулирования. Какого конкретно регулирования не уточняется, но мы и так найдем за что министерство можно покритиковать.

Вот, что говорится в статье:

В аналитической записке министерства указывается на перенасыщение рынка труда специалистами ряда профессий, а также на недостаточную подготовку по дефицитным специальностям. Несбалансированность образования и рынка труда приводит к тому, что в ряде отраслей ощущается недостаток молодых специалистов, а молодые люди часто работают не по профессии либо перебиваются относительно случайными заработками.

Это вряд ли будет сюрпризом для кого-нибудь. Из моих знакомых примеров очень много. По идее работа не по специальности не так уж страшна. Все равно знания, полученные в институте очень редко действительно помогают в работе (исключения, конечно, встречаются и их тоже много, но не большинство). Правда это немного противоречит нашим традициям, но и с этим можно смириться. Но данные говорят о том, что работодатели считают иначе.

Очевидно, проблема молодежной безработицы именно в несоответствии системы образования требованиям рынка труда. Что надо делать по логике? Менять систему образования. Об этом уже все говорили по тысяче раз. Сегодняшняя система за вычетом нескольких топ-ВУЗов (у которых тоже есть проблемы) создает столько неправильных стимулов для студентов и преподавателей, что странно, что выпускникам все же оказывается легче найти работу. Не хочу сейчас писать трактат на эту тему, хотя бы потому что много всего уже написано, но я бы выделил такие три главные проблемы: армия, коррупция и финансирование. Все они естественно между собой связаны.

И вроде бы столько всего можно было бы сделать, если внедрить даже самые базовые улучшения, но нет. Министерству легче зарегулировать рынок труда. А потом те же чиновники удивятся, когда в пригородах Москвы молодежь начнет жечь машины как это было пару лет назад во Франции.

Правильный ответ

Если честно, я не ожидал, что так много людей попробуют свои силы в решении задачи из предыдущего поста в первый же день. В комментариях уже появился один из возможных правильных ответов. Попробую его объяснить. Если вы забыли условия, то вам сюда. Если вы хотите еще подумать самостоятельно, не читайте дальше.

Итак опасность для конкуренции состоит в том, что объединившись компании A и B смогут повысить цену на рынке промежуточного товара. В реальности этого скорей всего не случится, потому что тогда компании-переработчики (мы их там назвали D, E и F) не смогут конкурировать с компаниями I и J, которые производят тот же продукт и предположительно их издержки не изменились, а значит и цена не изменилась (опять же нужно предположить, что изначально цена на рынке конечного продукта была одинаковая — это было заложено в условии). Объединенная компания AB безусловно не захочет такого развития событий, а потому не будет поднимать цены. Компания все равно может что-то выиграть от сделки (за счет сокращения разного рода издержек и так далее), но на конкурентности отрасли это не скажется.

Второй вариант из известных мне вариантов ответа требовал чуть большей изобретательности. Можно было предположить, что, если AB начнет пользоваться монопольным положением, то один из независимых поставщиков (например G) построит трубопровод к общей сети и станет снабжать D, E и F. Конечно строительство трубопровода — дело дорогое, но G может заранее заключить долгосрочный контракт и тогда строительство будет выгодным. Этот вариант ответа в принципе правильный, но первый мне кажется красивее и строже.

Мораль задачи в том, что появление на одном из рынков монополии вовсе не означает, что тут же поднимется цена, как нас учит примитивная теория из учебника начального уровня. Поскольку рынки всегда в той или иной степени взаимосвязаны этот принцип очень важен для правильного применения антимонопольного законодательства.

Экономический образ мышления

Недавно я ходил на собеседование в одну экономическую консалтинговую фирму. Как это ни смешно в современном мире это одно из очень немногих мест (вместе с государственными органами и университетами), где выпускнику-экономисту будут задавать вопросы действительно по специальности. Один из таких вопросов я хотел бы задать вам. Надеюсь, хотя бы кому-нибудь будет инетересно над ним подумать. Ответы можно писать в комментариях. Вопрос совсем не сложный, но очень хорошо делит людей на тех, кто понимает главные принципы экономики и остальных. Правильных ответов может быть несколько, включая те, о которых я пока не подумал.

Итак, ситуация такая. Рынок некоторого товара в определенной стране устроен так: его производят всего пять фирм (A, B, C, G и H), потом он по трубам поставляется на переработку следующему звену фирм, которых в нашей стране тоже 5 (D, E, F, I и J).  Сам товар производится из нефти, которую можно свободно купить на мировом рынке, но передавать товар от поставщика к переработчику можно только по специальным трубопроводам. Переработчик в свою очередь производит из нашего товара что-то новое и продает его потребетилям на большом конкурентном рынке.

При этом поставщики A, B и C и переработчики D, E и F объединины единой системой труб, а поставщики G и H имеют специальные трубопроводы к переработчикам I и J соответственно. Для удобства я нарисовал схему устройства отрасли.

Компании A и B хотят объединиться, но компания C считает, что это создаст монополию на рынке, а значит будет противоречить закону и эффективности. Точно так же как Google надавно выступил с резкой критикой сделки между Microsoft и Yahoo. Аргумент компании C, я думаю всем понятен, поэтому о нем мы говорить не будем.

Внимание, вопрос. Почему на самом деле того, что предсказывает компания C не произойдет, а наоборот сделка между  A и B оставит отрасль такой же конкурентной как и раньше. Объяснение должно быть строгим и экономическим (не «история показывает» итд). Разрешается делать дополнительные предположения (например, относительно компаний G и H). Версий может быть как минимум две.

Не стесняйтесь отвечать даже если у вас есть экономическое образование, наоборот удобный случай себя проверить.

UPDATE 1: Некоторые пояснения. Изначально у A, B и C — одинаковые доли рынка и ни одна из них не может изменить свою долю в краткосрочном периоде (считайте, что это заводы, которые и так работают на пределе). То есть ответ, что C просто нарастит производство, если A и B начнут задирать цены, не подходит.

Помните, что хотя мы и рассматриваем жалобу от C, ее интересы нас (как условное правительство) не очень волнуют. Главное поднимется ли цена на рынке нашего товара и на рынке конечных потребителей.

Update 2: Компании A, B и C абсолютно одинаковые. Ни одна из них не является зажатой или наоборот боковой. Это издержки схемы. То есть каждая из них может свободно пользоваться общим трубопроводом.

А бывает и так

Некоторые товарищи в дискуссиях очень любят ссылаться на Уго Чавеса и его якобы успех в Венесуэле. Особенно это касается людей левых и так называемых «патриотичных» взглядов. Чавес дескать строит настоящий коммунизм, не боясь Америки и прочих недругов. На поверку оказывается, что картинка не так красива. Вот один из недавних примеров.

В своем еженедельном ток-шоу Чавес обрушился на европейских молочных гигантов Нестле и Пармалат (+по-русски). Ему кажется, что они выживают с рынка его государственные заводы по переработке молока, а значит надо их срочно отнять. На вид крепкий хозяйственник защищает интересы своих жителей в молоке по низкой цене. Что же произошло на самом деле?

Сначала Чавес заморозил цены на молоко (ничего не узнаете, кстати?). Потом, когда компании по естественным причинам сократили поставки (этому учит самый первый урок экономики — ограничение цены вызывает дефицит), он решил заняться переработкой молока за деньги государства. Тут сработал второй из азов экономики: государственный завод не смог эффективно конкурировать с частниками, и никто не захотел продавать ему молоко. Даже попытка немного поднять потолок цен не спасла ситуацию, но Чавес не сдался и сотворил третий идиотский поступок, выступив с угрозой национализации.

Пока мы можем лишь прогнозировать, что случится, но если экономическая наука продолжит работать и в Венесуэле, то западные компании перестанут инвестировать в производство. Тогда поставки молока сократятся еще больше. Но наверняка ведь и в этом будут замешаны злые агенты Джорджа Буша или еще там кого-нибудь, не так ли, Уго?

А в результате в богатой нефтью, красивыми девушками и веселыми парнями и во всех отношениях перспективной стране людям банально не хватает молока. Такой вот коммунизм.

Еще интереснее, что те же проблемы уже начинают проявляться в России, и, к сожалению, государство борется с ними такими же топорными методами.

via Борис Львин