Осеннее обострение

СМИ сообщают:

Newsru.com: В Правительстве России готовится законопроект о возможности размещения средств Стабфонда в российских банках с государственным участием. Почти половину накопленных средств – более 70 миллиардов долларов – может получить Сбербанк, у руля которого встает экс-глава Минэкономразвития Герман Греф, утверждает газета «Твой день».

Газета «Твой День» это конечно весьма сомнительный источник, но допустим, что все так и есть. Получается российское правительство сначала вынимает деньги из экономики посредством налогов, потом для весьма разумных целей стабильности выводит их из экономики, а потом опять в эту экономику вкладывает. При этом деньги вынимаются из эффективного нефтяного сектора, а вкладываются в непонятно какой Сбербанк, который кстати готовится к выходу на лондонскую биржу. Вам не кажется вся эта схема немного странной?

У меня три возможных объяснения:

  1. Сначала все задумали правильно, но вблизи выборов выдержать жесткий курс не смогли.
  2. По дороге из России в Америку и обратно кто-то успевает на этой гигантской сумме неплохо заработать. И этот кто-то имеет отношение к принятию решений.
  3. Наше правительство просто сходит с ума.

Почитать на тему:

Монополии: плохие и хорошие

Один из очень часто используемых аргументов в пользу государственного вмешательства в экономику звучит примерно так: «свободный рынок имеет тенденцию создавать на рынке монополии. Они повышают цены и создают неэффективность, ущемляя потребителей». Действительно с помощью весьма нехитрых графиков можно доказать, что рациональная монополия сделает цену выше чем фирма на конкурентном рынке. Точно так же можно показать, что монополия неэффективно расходует ресурсы.

В теории все понятно. Что же происходит на практике. Рассмотрим на примере одного из недавних случаев. Компанию Intel, контролирующую от 80 до 90 процентов рынка процессоров (куда уж ближе к монополии) обвиняют в нечестном поведении. Приведу цитату из одной из подобных статей в авторитетнейшей газете New York Times (перевод мой):

Они [разнообразные регуляторы — МД] говорят, что Intel неправильно защищает свою долю рынка микропроцессоров, предлагая большие скидки производителям компьютеров, которые минимизируют использование процессоров, изготовленных конкурирующей фирмой AMD.

Преступление Intel заключается, как мы видим, отнюдь не в завышении цен, а наоборот в их снижении. Ведь очевидно, что производитель компьютеров выбирает вариант, при котором ему будет дешевле произвести компьютер с заданными характеристиками. Intel, снижая цену, дает стимул выбирать себя. То есть потребитель получает компьютер дешевле, а не дороже. На самом деле, так происходит намного чаще чем мы привыкли думать. Американская сеть супермаркетов Wal-Mart живет именно за счет низких, а не высоких цен.

Регуляторы, конечно объяснят нам, что если мы будем поощрять исскуственное снижение цен, то конкуренты совсем пропадут с рынка, и вот тогда-то монополист даст себе волю. На практике этого никогда не происходит, потому что, если в отрасли нет специально созданных барьеров, то конкурент есть всегда. Даже если у вас 99 процентов рынка, вы не можете позволить себе расслабиться. Конкурент может появиться совсем на другом рынке, где его никто не ждет и уничтожить ваш бизнес. Та же Microsoft контролирует достаточную доля рынка, что бы вообще не волноваться. И хотя многие из нас хотели бы видеть больше движений с их стороны, нельзя не заметить, что компания двигается, предлагает новые продукты, смотрит на движения конкурентов.

Мне на ум приходит только один случай, когда монополии ведут себя именно так, как предсказывает примитивная экономическая логика. Это государственные монополии или компании работающие в искуственных условиях. Например, Газпром, Роснефть или РЖД. Эти компании действительно плохо работают. Они бы с удовольствием предлагали продукт по завышенной цене, но им не дает регулирование. В ответ они используют самые неэффективные из возможных методов производства, не заботясь об инвестициях, исследованиях и конкурентоспособности. Пародоксальным образом, если призадуматься, эти компании были созданы с целью избежать рынка с монополиями первого типа. Трудно представить себе человека, который всерьез будет утверждать, что Газпром лучше даже Microsoft.

Бесплатные сайты газет и полные RSS

Недавно в англоязычной блогосфере с новой силой начал обсуждать вопрос, нужны ли печатным газетам закрытые сайты или информация действительно «хочет быть свободной». Не в последнюю очередь эти разговоры были вызваны переходом на бесплатную модель New York Times и намеками Руперта Мердока, что Wall Street Journal скоро пойдет тем же путем.

Чикагский экономист Мэттью Генцкоу даже провел полномасштабное исследование по  этому вопросы. Его результаты показывают, что обе модели имеют право на существование, но на разных этапах развития рынка рекламы и сайта газеты. Несколько лет назад Гугл и его конкуренты еще не был настолько важен в мире интернета, а сайты газет не создавали так много траффика. Заставлять людей покупать статьи пакетами (платный доступ) было выгоднее. С годами доходы от рекламы поднялись в разы, и все изменилось. На эту тему лучше всего прочитать колонку Тима Харфорда. А я хотел спросить вас о другом.

Большинство газет до сих пор не дают RSS (наши читатели должны быть знакомы с этим акронимом) с полными версиями материалов. Точно так же до сих пор поступают некоторые блоги. Рукономикс отказался от этой практики где-то год назад по просьбе читателей, но мы и не зарабатываем денег блоггингом. Тем не менее сейчас серьезная часть траффика блогов приходит с поисковиков вроде Яндекс.Блогов и Google Blogsearch, которые работают намного лучше, если им дают полный RSS. То же самое, насколько я знаю, происходит с новостными аггрегаторами (соответственно Яндекс.Новости и Google News).

Более того сокращенные версии создают проблемы для основного источника траффика — RSS аггрегаторов. Большинство людей в них подписаны на десятки разных блогов и не хотят тратить на каждый конкретный слишком много времени. Соответственно они не будут открывать полную версию статьи, если не уверены, что она им будет интересна. А такой уверенности по двум предложениям не составишь. С другой стороны, если пост окажется интересным, то человек не поленится перейти на сайт, написать комментарий или посмотреть, что пишут другие. Не говоря уж о том, что блоги часто ссылаются на себя, и такие ссылки могут служить полезным источником траффика.

Вероятно газеты сейчас не слишком ориентируются на RSS читателей, и соответственно не заботятся об их удобстве. Вопрос, изменится ли это в скором времени?

Экономика развода

Давно известно, в том числе из экономических исследований, что развод в среднем плохо влияет на детей. Например, дети в таких семьях обычно хуже учатся. Проблема с такими результатами, как и с более серьезной экономической статистикой в том, что непонятно, что же действительно влияет на что.

Интуитивно может показаться, что в этом случае все понятно, но ведь возможно, что и проблемы в школе и развод вызваны каким-то третьим фактором. Точно так же как длинное образование часто коррелирует с высокими доходами, хотя, на самом деле, и то, и другое во  многом результат высокого врожденного интеллекта.

Оказывается, точно тоже самое происходит и с разводами. Экономист Ширли Лью с помощью хитрых эконометрических (так в экономике называют извращения со статистикой) приемов показала, что развод и плохие оценки в школе являются следствием каких-то других невидимых для нас проблем. Более того, если эти факторы уже есть в семье, то развод только помогает.

Если призадуматься, логикак в этом есть. Если родители не ладят, то ребенку все равно будет плохо, даже если они останутся женаты. Видимо сам факт развода на ребенка влияет уже не так сильно. Особенно если учесть, что по другим экономическим данным, люди после развода становятся счастливее.

Идея поста почти полностью позаимствована у Тима Харфорда. Еще раз настоятельно советую включить его блог в свои РСС-ленты.

Новые экономические блоги

В Крыму мы пытались рассказать, о том какую роль блоги могут сыграть в образовании. Видимо, идея и без нас набирает обороты, и все больше экономистов категории А заводят себе блоги. В дополнение к уже перечисленным в нашем блогролле, недавно появилось сразу несколько новых интересных блогов:

Блог Пола Кругмана на сайте NY Times. Про Кругмана мы много писали, он один из лидеров в популяризаторском движении в экономике, кроме того что его исследования уже претендуют на нобелевскую премию. К сожалению, в блоге как и в целом в журналистике он занимается совсем другим, а именно всевозможными наездами на республиканскую партию, что меня лично утомляет. Собственно блог посвящен выходу новой книги Кругмана на эту тему.

Блог Уильема Байтера (не знаю как правильно писать по-русски). Это один из самых известных британских макроэкономистов, в прошлом член монетарного комитета английского ЦБ. В блоге автор дает развернутые комментарии текущим макро-событиям.

Блог Тима Харфорда на сайте FT. Про Харфорда, одного из примеров для подражания для нас, мы тоже неоднократно писали. В блоге в том числе публикуются его забавные колонки из FT. Если вы добавите в свой РСС-ридер только один блог из перечисленных, выбирайте этот.

Блог Дэни Родрика. Родрик — еще один из известных макроэкономистов левого фланга. Но в отличие от Кругмана пишет он больше как экономист чем как левый. Поэтому читать вполне можно.

Блог Феликса Салмона на сайте Portfolio.Com. Если честно, я не знаю кто он такой, но блог очень приятный и точно лучший из блогов по финансам.

Дизайн механизмов

Гарвардаский экономист Аль Рот выступает в Google примерно на тему последней нобелевской премии по экономике. Лекция на английском и длится примерно час, так что не для слабонервных.

http://video.google.com/googleplayer.swf?docId=8717497583686568676&hl=en

via Greg Mankiw

В защиту пиратства

От редакции: Этот пост получил утешительный приз на нашем недавнем конкурсе. Его автор — Борис Туровский. Пост публикуется без изменений.

На тему авторских прав, свободы распространения информации и пиратства было сломано много копий, и сейчас не видно, когда эта дискуссия прекратится. Попробую изложить еще один «экономический» взгляд на эту проблему, на примере музыки. Предположим, что у некоторый человек скачал себе бесплатно 20 гигабайт музыки (это обычный, даже весьма скромный объем для многих людей в России). Это, приблизительно, 4000 песен. Официальные интернет-магазины музыки, например iTunes, продают песни в среднем по цене доллар за штуку. То есть, чтобы купить то, что он закачал, человеку было бы необходимо потратить около четырех тысяч долларов. Стал ли бы он тратить на музыку такие деньги? Скорее всего, нет. Он бы обошелся гораздо более скромным объемом, а возможно, и вообще переключился бы на бесплатные интернет-радиостанции, коих сейчас предостаточно. То есть, производители музыки в любом случае не получили бы прибыль от этого человека.

В некотором смысле, пиратство обеспечивает механизм ценовой дискриминации, то есть возможность людям платить разную цену за товар в зависимости от их готовности платить за него (ценовой дискриминации является, например, продажа проездных студентам и пенсионерам по более низким ценам). То есть, те люди, которые не готовы платить за товар деньги, требуемые производителем, получают возможность приобретать музыку по той цене, на которую они согласны — в данном случае, по нулевой. Надо заметить, что идеальная ценовая дискриминация (то есть ситуация, в которой каждый платит ровно столько, сколько он готов) в случае нулевых предельных издержек (то есть ровно в описываемом случае — стоимость создания копии песни равна нулю) является оптимальной системой ценообразования как с точки зрения покупателя, так и с точки зрения производителя: Покупатель получает товар за приемлемую для него цену, а продавец продает товар (и получает прибыль) с тех покупателей, которые бы его вообще не купили, если бы фиксированная цена оказалась выше их готовности платить.

Однако здесь есть две проблемы. Первая, в случае с пиратством и нулевой ценой на скачивание пиратских копий, заключается в том, что производитель получает нулевую прибыль с части покупателей. Вторая, общая для многих случаев ценовой дискриминации, называется проблемой арбитражирования, то есть возможности человека с более высокой готовностью платить приобрести товар за более низкую цену. Представьте себе, что Вы приходите в магазин за хлебом, собираясь купить его за 10 рублей, а в магазине введена система, при которой каждый платит «по готовности»: наверняка Вы возьмете хлеб бесплатно, хотя на самом деле Ваша готовность платить была ненулевой. В случае решения второго вопроса первый стал бы практически неактуален, так как бесплатно музыку бы слушали люди, и так не заплатившие бы ни копейки, а косвенная прибыль музыкантам от повышения известности их музыки все-таки наблюдается, например, в виде увеличения посещаемости концертов. Пока она не решена, производители терпят убытки от пиратства, так как песни скачивают бесплатно в том числе и те люди, которые в случае, если бы это было невозможно, приобретали бы их за деньги.

Общего решения этого вопроса до сих пор не существует, иначе бы ценовая дискриминация использовалась повсеместно. В случае музыки можно предложить несколько путей: уже практикуемое издание альбомов с особым дизайном или различными приложениями, например, автографами, ради которых их бы покупали готовые платить поклонники музыкантов, поощрения для активных покупателей в виде билетов на концерты или упоминания на официальном сайте группы, также интересные в первую очередь поклонникам, или, наконец, апелляция к совести — призыв к тем, кому творчество и судьба данного коллектива не безразличны, платить за музыку или совершать пожертвования. Однако, видимо, подобными методами желательный результат не достигается. Окончательное решение еще впереди.

Зачем нужны цены

Очень интересный вопрос пришел от читательницы:

Старшее поколение обычно вспоминает «низкие» цены в годы их молодости. Дайте, пожалуйста, развёрнутую характеристику «плюсов» и «минусов» административно назначенных ценах.

На эту тему пишут целые трактаты, так что полностью ее раскрыть в одном посте мне вряд ли удастся, но несколько важных моментов я все же перечислю.

Начать нужно с того, что один из основных законов экономики предсказывает, что регулирование цен должно создавать дефицит на рынке (это если считать что правительство устанавливает потолок цен, в обратном случае будет избыток). По низкой цене производители хотят поставлять на рынок меньше товаров, а покупатели хотят покупать больше. Конечно, некоторые покупатели от низких цен выиграют, но кто-то останется без желанного товара. Причем каждый раз мы не можем предсказать в какой группе мы окажемся. Для одних товаров проблема будет серьезней чем для других. Например, некоторые исследования показывают, что разумная минимальная заработная плата не создает сильной безработицы. Но все-таки сам дефицит (или избыток в случае безработицы) будет всегда, а это значит неэффективность и моральные проблемы.

Дело в том, что цены выполняют в экономике очень важную функцию универсальных информаторов. Рыночная цена показывает, насколько нужен тот или иной ресурс или продукт. Она дает людям стимул инвестировать свои ресурсы наиболее эффективно, именно поэтому общества с рыночными ценами функционируют намного успешнее, скажем бартеров, где цена неизвестна. Регулирование цен, как это делалось в СССР, лишает экономику возможности использовать всю доступную информацию; вместо этого используется только то, что известно госплану. Во многом из-за этой неэффективности Советский Союз и развалился: отсутствие информации спровоцировало ряд смертельных ошибок. Важно понимать, что даже само появление таких ошибок рано или поздно было неизбежно.

Если вам нравятся медицинские сравнения, то цены можно сравнить с болью. Боль никому не нравится, и многие мечтают, что бы ее было меньше или не было совсем, но, на самом деле, боль выполняет в нашем организме важнейшие функции, помогая нам выживать. Людям, «страдающим» отсутствием боли, жить очень трудно. Точно так же экономике нужны цены.

Теперь давайте посмотрим на проблему исключительно глазами потребителя. Очевидно, что стояние в очереди это тоже своего рода цена. Вы платите меньше рублей, но зато тратите сильно больше времени, а у времени тоже есть своя стоимость даже если вы пенсионер. Некоторые теоретики считают, что очередь справедливее цен, потому что стоять в ней может каждый, а платить может только тот, у кого есть деньги. То есть, говорят они, товары будут получать те, кому они больше нужны, а не у кого больше денег. На мой взгляд, эта логика ошибочна. У разных людей, альтернативная стоимость времени разная. Это зависит не только от заработка, но и от того, как устроена ваша личная жизнь. Очереди дискриминируют тех, кто много работает и тех, у кого богатая личная жизнь. Хотим ли мы ущемлять именно этих людей? Сомневаюсь. Даже если хотим, то лучше это делать через налоги и субсидии, хотя бы люди будут работать, а не стоять у магазинов.

Мораль: искуственно низкие цены хороши только на первый взгляд. В реальности они создают кучу скрытых проблем в экономике. А старшему поколению почти всегда и везде кажется, что раньше трава была зеленее, потому что человеческий мозг часто конструирует воспоминания под текущие события.

Почитать:

  • Статья о регулировании цен в EconLib.
  • Также, если есть много свободного времени можете прочесть классическую статью Фридриха фон Хайека об использовании информации в обществе и о том, почему нужны рыночные цены. (на русском, на английском).

Визуализация экономики II

На сайте известного израильского экономиста Ариэля Рубинштейна обнаружилась ссылка не интересное видео:


Это небольшой отрывок из американского сериала Numb3rs (а котором математика используется для раскрытия преступлений), популярно объясняющий одну из статей Рубинштейна (в соавторстве с Аммосом Тверски и Даной Хеллер), моделирующую «игру в прятки» с помощью теории игр. По-моему, неплохо.

Хотя если уж говорить о теории игр, то нельзя не вспомнить эпизод из фильма Игры Разума про Джона Нэша, где он придумывают свою главную теорию:


Но это вы уже наверняка видели.