Сонин о скандале с учебниками истории

ВЕДОМОСТИ
Правила игры: Черный рынок истории

 

Разве может экономическая наука помочь в дискуссии о том, как преподавать историю? Оказывается, может. Есть закон: если по каким-то причинам на каком-то рынке производителям не дают удовлетворить спрос, появляются дефицит и черный рынок. Далее

Константин Сонин очень точно замечает, что дефицит иформации, создаваемый властью как и любьой другой дефицит ни к чему хорошему не приведет.

Когда подделки помогают

Очень часто успешные торговые марки становятся жертвами своего собственного успеха. На рынке появляются дешевые подделки, которые естественно уступают по качеству, но иногда неотлечимы для непрофессионала. Пожалуй чаще всего от этого страдают часы Ролекс, сумки Луи Виттон и одежда Дольче Габбана. Их логотипы можно встретить в метро и на лотках по всему миру. Казалось бы как Майкрософт и голливудские кинокомпании эти фирмы должны всеми силами бороться с подделками, отбирающими у них рынок. В реальности владельцы брендов иногда оказываются умнее.

Феликс Салмон, например, рассказывает, что D&G известна своим чуть ли не агрессивным отказом от сотрудничества с властями в борьбе с подделками. Вполне возможно, что им просто не хочется заниматься бесполезными делами, но более вероятно, что они понимают, что подделки на самом деле помогают. В самом первом посте в этом блоге я рассказывал про так называемые сетевые товары. Их ценность увеличивается с количеством пользователей. Хотя часы, сумки и одежда работают не совсем так (вы не хотите, что бы у всех были такие же как у вас), для развития бренда очень важна его популярность, которую и улучшают подделки. При этом издержки для компаний не так уж высоки, поскольку люди редко покупают подделку, если могут позволить себе оригинал.

Что же Майкрософт? С одной стороны в его случае подделки тоже увеличивают стоимость товара. С другой — пиратский Виндоуз слишком хорошо (фактически идеально) заменяет лицензионный. В этом случае за подделками имеет смысл следить, хотя может и не так серьезно. Получается, что вред (польза) от подделки определяется соотношением заменимости и выигрыша от широты распростанения.