О сигнальной модели

Ярослав Кузьминов, ректор ГУ ВШЭ:

Я располагаю в данном случае объективными данными, насколько статистика ими может располагать. Как вы знаете, мы ведем мониторинг образования и в нем есть опрос работодателей. Работодатели согласны с Тоней. Значит, 2/3 работодателей считают, что молодой человек, он должен быть амбициозный, он должен быть готов обучаться, работать в команде. Он должен быть трудолюбив, дисциплинирован. А вот набор его знаний их не интересует по той простой причине, что они считают, что знания, они, которые нужны, приобретут на производстве. Это, кстати, основная проблема и того, что у нас люди уходят со старших курсов куда-то, потому что они пытаются адаптироваться к тому, что нужно работодателю. Да, есть сектора, где работодатель тщательно высчитывает, а вот гражданств у тебя сколько было, а вот детских болезней у тебя сколько было. Ну, друзья, это 10-15% рынка. Это во всех странах так.

Полезная статистика к нашему разговору о сигнальной функции образования.

Лукавые цифры

Возможно, насчет бюджета я зря поверил статистике из СМИ. На всякий случай, вот вам слова Алексея Кудрина на ту же тему:

У нас в последние годы по этим статьям [образование и здравоохранение] расходы как раз очень сильно росли. Сейчас оборона и правоохранительная деятельность стоят на 3-м и 4-м местах после межбюджетных трансфертов и поддержки Пенсионного фонда. Но если мы возьмем не федеральный бюджет, а консолидированный, то там на 1-м месте окажется как раз образование, и расходы на него растут высокими темпами. Так происходит, потому что большая часть этих расходов находится на региональном уровне. То же самое со здравоохранением. Обычная поликлиника, куда приходит гражданин, — это не федеральные расходы.

Так что возможно дело не в глупости, а всего лишь в терминологии.

Проценты по вкладам в разных валютах

Интересный вопрос от постоянного читателя:

Сегодня часто говорят о нестабильности доллара, точнее о его падении и кому это выгодно. Для простого обывателя встаёт вопрос, в какой валюте хранить свои сбережения.
Сам вопрос…
Почему процентная в наших банках на вклады в рублях выше, нежели на вклады в иностранной валюте (порой значительно)?

Тут важно очень понимать, как примерно работают финансовые рынки. На них обычно очень много игроков, многие из которых занимаются всем этим профессионально. Соответственно экономическая теория предсказывает, что система в долгосрочном периоде должна быть в равновесии. Равновесие достигается путем уравнения всех возможных источников доходов. Например, если один актив сильно выгодне другого, то его сразу начинают покупать, за счет чего выгодность постепенно падает пока активы не сравняются. Конечно, все не так просто, потому что есть риски, есть куча других параметров. То есть в реальности активы конечно приносят разную выгоду, но предсказать это по каким-то объективным, открытым факторам нельзя. Это естественно в идеале. В реальности активы могут сравняться совсем не моментально. Кто-то, кого мы называем арбитражерами, всегда должен их сравнять.

То же самое должно в теории происходить в банковском секторе. Доходы по вкладам должны быть примерно одинаковыми. Но из-за того, что они в разной валюте, следует учитывать и обменный курс. В теории ваш доход от долларового счета после конвертирования в рубли должен совпадать с доходом по рублевому счету. Одна из формул, которую используют для описания этого равновесия называется непокрытый паритет процентных ставок*:

uip.jpg

В этой формуле буквой i обозначаются процентные ставки соответственно по рублевым и долларовым вкладам. В правой части уравнения в знаменателе дроби находится сегодняшний обменный курс, а в числителе — ожидаемый курс на время снятия денег со счета. Оба курса должны быть выражены в долларах за рубль, а не как мы привыкли. То есть сегодня это примерно 0.038. Математически если вы ожидаете, что курс вырастет (то есть доллар упадет по отношению к рублю), то дробь будет больше единицы, и что бы уравнять правую и левую часть рублевая процентная ставка должна быть выше долларовой. Собственно на вопрос читателя можно ответить, что разница в процентных ставках обеспечивается за счет ожиданий падения доллара. К этому, конечно, нужно добавить рисковые факторы (можно в правой части уравнения пририсовать еще одну переменную) и показатели по ликвидности, что сделает рублевую ставку в равновесии еще выше. Если уйти от языка цифр, то логика такая: пока в долларах держать деньги выгодней даже с учетом рисков и необходимости обмена, вкладчики будут повышать свои долларовые счета. При этом долларовые счета не должны по доходности сильно отличаться от таких же счетов в иностранных банках (если бы российские были скажем выгоднее, то все американцы переметнулись бы к нам). Процентная ставка на рубли будет расти, но я не хочу сейчас углубляться в подробности почему. Скажу только, что это связано в том числе с инфляцией.

В итоге доходы по вкладам должны быть примерно одинаково выгодные. Вкладывать нужно туда, где вам легче прогнозировать ситуацию. Но в среднем должно быть все равно.

*Я дословно перевожу английское название, так что если кто-то знает русскую терминологию, поправьте.

Гайдар vs Фридмен

Егор Гайдар написал новую статью на этот раз почему-то в МН. Он там в основном рассказывает все то же самое, о чем подробно писал в своей последней книге, которую я всем очень рекомендую, но добавляет и кое-что новое в конце про налоги:

Сам участвовал в совещаниях, проходивших в Правительстве РФ, где обсуждались вопросы налоговой политики после реформы 2000-2002 годов. Слышал аргументы в пользу того, что снижение налоговых ставок оказало столь очевидно благоприятное влияние на российские финансы, что эту политику стоит без промедления продолжить. Снизить ставку налога на добавленную стоимость, единого социального налога. Такие решения были приняты. Рост собираемости налогов за ними не последовал. Сейчас обсуждаются дополнительные меры по снижению базовых налогов, в наименьшей степени зависящих от конъюнктуры рынка нефти и газа. Серьезными решениями по снижению государственных обязательств подкреплять их, похоже, никто не готов. Вера в кривую Лафера* становится в российской политической элите чем-то похожим на 11-ю заповедь Моисея.

Гайдар говорит, что снижать налоги дальше опасно. Милтон Фридмен, наоборот, говорил, что он поддерживает снижения налогов в любой ситуации под любым предлогом. При этом оба вроде бы либеральные экономисты. Но тут мне кажется важно правильно обоих понимать.

С Фридменом все ясно, а вот почему против снижения налогов выступает Гайдар? Мне кажется, логика тут такая. Если сейчас снизить ставки, то упадут сборы и соответственно доходы бюджета. Но на расходы это влияния не окажет, просто один источник средств (подоходные налоги) будет заменен на другой (доходы от госпредприятий, доходы от налогов с прибыли, пошлин и тп), причем другой будет очень тесно связан с ценой на нефть и другие экспортные товары. Соответственно бюджет станет, во-первых, более независимым от реального роста, во-вторых, слишком зависимым от неконтролируемых и очень изменчивых факторов. То есть Россия может превратиться не в Норвегию, а в Саудовскую Аравию. С политической точки зрения это тоже плохо, потому что если государство существует не на налоги граждан, то и граждане от государства многого требовать не могут. В долгосрочной перспективе мы получим очень нестабильную и неэффективную бюджетную политику. Нестабильную, потому что цены на нефть нестабильны, а неэффективную, потому что нет стимула быть эффективным, когда деньги берутся «ниоткуда».

Соответственно, если я правильно понимаю Егора Тимуровича, снижать налоги может и хорошо, если только не переходить при этом на доходы от природной ренты. Тут Фридмен бы был с ним солидарен, потому что в полной версии знаменитой цитаты он говорит, что главная проблема не налоги, а именно госрасходы.

*Для интересующихся кривая Лаффера это популярная экономическая модель налогообложения, которая утверждает, что снижение налоговой ставки в определенной ситуации может привести к увеличению сборов.

Бюджет

На сайте агентства Рейтерс нашлась очень хорошая подборка видео по поводу бюджета Англии на 2007 год, последнего из бюджетов, составленных вероятным преемником Тони Блэра Гордоном Брауном. На английский бюджет интересно именно смотреть, потому что это целое представление. Среди видео есть и репортаж об истории самой церемонии, и отдельные выдержки из выступления Гордона Брауна в парламенте, и ответ лидера оппозиции, и даже комментарии.

Бюджет попал на первые полосы всех английских газет от Financial Times до Sun из-за обещания снизить на два процента основную ставку налога (которую в этом году платили на доходы до 33 000 фунтов (примерно 65 тысяч долларов) и на те же два процента ставку налога на корпорации. При этом финансироваться эти меры будут за счет отмены 10%-ой начальной ставки (на суммы до 2150 фунтов в этом году), повышения отчислений на социальное страхование, отмены необлагаемого налогом минимума капитала и других мер. То есть по сути в реальности для британцев мало что изменится, но с политической точки зрения бюджет удался, хотя на сайте тех же Financial Times больше 80% опрошенных называют его аферой.

Такие подробности нашим читателям уже вряд ли интересны, но я все равно рекомендую посмотреть видео просто ради удовольствия. Хотя выглядит это все несколько иронично, у всех таких процедур есть очень важный смысл, который помогает Англии оставаться стабильной, прозрачной и как следствие предсказуемой до самых мелких деталей.

Задачи в экономическом образовании

Еще один из присланных вопросов:

Здраствуйте! Хотелось бы узнать Ваше мнение: Отражает ли умение решать задач по экономической теории объектовный уровень знаний самой теории экономики.
И какие бы Вы задачи по экономической теории (или сборники задач) Вы бы посоветовали решать российским студентам?

Это тема, на самом деле, очень важна в экономическом образовании. И думаю, однозначного ответа на вопрос нет, поэтому расскажу свое мнение.

Задачи нужны для изучения экономики, потому что они помогают понять, как работают модели. На математическом языке всегда проще и точнее создать четкую схему. Но тут есть очень высокий шанс свернуть на кривую дорожку. Некоторые преподаватели особенно советской закалки считают, что этим можно и ограничиться. Если студент умеет математически решить что-то, то больше ничего и не нужно. В итоге номинально студенты знают много всего и жонглируют сложнейшими понятиями, а реально в экономике не понимают ничего. Они не могут понять как их математика соотносится с реальным миром. Не могут на словах объяснить, как оно все работает. В итоге то, что должно быть не более чем вспомогательным механизмом превращается в центр предмета.

Один экономист сказал по этому поводу: «Математика может быть хорошим помощником, но плохим хозяином для экономиста». Альфред Маршалл говорил, что если без математики экономическая статья непонятна, то лучше ее вообще не писать. То же самое относится к образованию. Студент должен быть способен не только решить задачу, но и объяснить, что произошло. Поэтому в экзаменах должны комбинироваться задачи и открытые вопросы. Преподавателей в принципе можно понять. Многие из них никогда не учили нормальную экономику, а проверять такую родную математику им намного проще, но в перспективе мы на этих отговорках далеко не уедем. Сейчас в российском экономическом образовании практически на всех стадиях, начиная со школьных олимпиад и заканчивая магистерскими программами, на мой взгляд, математики слишком много, а понимания хотя бы азов экономики слишком мало. К сожалению, это тяжело признать.

Соответственно российским студентам я бы советовал кроме решения задач, которыми их и так обеспечивает ВУЗ, практиковаться в понимании теории. Из моего опыта лучший способ это сделать — попытаться объяснить кому-то, кто в экономике ничего не понимает. Это можно сделать, например, в нашем блоге. Я уже давно повторяю, что, если кто-то хочет попробовать, мы с удовольствием предоставим шанс.

Налоги и орда

Ректор АНХ Владимир Мау написал в газете Ведомости важную статью, где он выдвигает еще один аргумент в  пользу плоской шкалы подоходного налога в России:

Исключительно важным фактором при создании налоговой системы является соблюдение долгосрочных культурно-исторических традиций страны. В большинстве стран Западной Европы и Северной Америки сложилась мощная, уходящая корнями в прошлое система “демократии налогоплательщика”. Она основана на своеобразном контракте налогоплательщиков (в истории это не всегда было все население) с государством: мы обеспечиваем вас деньгами, а вы нас — набором услуг (политического, военного, социального, экономического характера). В такой системе взаимоотношений вполне естественна дискуссия-торг — если государство получает больше отчислений, то оно предоставляет услуги, большие по объему или более высокого качества, а если больше средств остается у налогоплательщиков, то они, соответственно, меньше ожидают от родного правительства. Это грубая схема, но суть ситуации она выражает вполне адекватно.

В силу ряда исторических причин “демократия налогоплательщика” в России не возникла. По моему мнению, отношение к налоговой системе в нашей стране уходит корнями в татаро-монгольскую эпоху, когда раз в год в русские города и села приезжали баскаки для получения отчислений (дани) ордынскому хану. […]

[…] Здесь тоже налицо услуга государства, но только одна — получить свое и не требовать больше поборов в течение года. Налоги в этом случае — это плата татарскому хану (или государству) за невмешательство в дела жителей. Бессмысленно обсуждать, надо ли платить больше или меньше, — разумеется, меньше, поскольку услуга только одна и не зависит от цены. При таких обстоятельствах никакой торговли вокруг движения ставки вверх или вниз быть уже не может: ставка должна быть как можно меньше, но такой, чтобы хану до следующего года средств хватило. Если здесь и возникает торг, то со стороны плательщика только в одной форме — утаивать добро от сборщиков дани.

Дальше Мау показывает, что, если принять его гипотезу, то очевидно, что России нужна как можно более простая, низкая и «честная» налоговая система (честная в том плане, что она собирает столько, сколько говорит). С этими выводами легко согласиться, но вот сам изначальный посыл не очевиден. Ясно, что он не обоснован экономически, и возможно даже противоречит модели рационального поведения, но в принципе звучит логично. А вы что думаете?

Ссылки по теме:

Предложение денег

На почту пришел очень хороший вопрос. Мне бы хотелось, что бы таких было больше, потому что мы, газетчики и даже преподаватели очень часто используют термины, которые для аудитории звучат слишком абстрактно. А механизм работы терминов особенно в макроэкономике очень важен. Собственно вопрос:

Меня давно интересует вопрос «как увеличивается денежная масса?», но точного ответа я пока не нашел. Все сводится к продаже/покупке ЦБ страны долговых бумаг, но механизм до конца не понятен.

Давайте сначала определимся с понятиями. Под предложением денег можно понимать очень разные вещи, но это точно не только наличность. Обычно используют так называемые денежные агрегаты М2 или М3. Они в себя включают наличность, текущие и сберегательные счета и еще некоторые сравнительно ликвидные активы. Причем в современном мире особенно в развитых странах наличность составляет очень маленький процент предложения денег в экономике. Поэтому банальным печатным станком много казалось бы не решишь. Так как поступают Центробанки в наши дни.

На счетах центрального банка всегда лежат государственные облигации*. Они у него то что называется «в активе». То есть фактически он дал государству в займы денег. В пассиве у центрального банка (то есть то, что он должен) резервы частных банков**, наличность и так далее.

ЦБ
Актив Пассив
Ценные бумаги — — — A Наличные деньги — —  С
Банковские резервы — — R

Допустим, центральный банк решил поднять предложение денег. Тогда он покупает у банков и населения ценных бумаг (А повышается) и платит за них  деньгами или свеженапечатанными (повышается С) или повышает счета коммерчиских банков на счету в ЦБ (то есть увеличивает резервы R). Деньги попадают либо на депозиты и следовательно в резервы, либо в наличность (повышается С или R) и центральный банк остается в балансе (активы равны пассивам). Сумма С и R называется денежной базой или M0. Ее центральный банк может контролировать с абсолютной точностью. Дальше происходит процесс называемый денежной мультипликацией. Люди, получившие деньги, вкладывают их в банки, банки выдают кредиты, кредиты тратятся на что-то, что опять идет в банк, и в итоге предложение денег растет на большую сумму чем изначальная продажа ценных бумаг. То есть если ЦБ купил ценных бумаг на 100 рублей, то М0 растет на 100 рублей, а М2 уже растет больше. Насколько он растет зависит от экономики, но эта цифра в принципе стабильна и прогнозируема. Соответсвтенно ЦБ может эффективно управлять предложением денег.

Правда сейчас во многих развитых странах ему ставится очень близкая, но другая задача. Путем тех же покупок продаж государственных облигаций ЦБ определяет ставку процента (выплаты по определенному типу облигаций). На самом деле, механизм абсолютно одинаковый, но ставка процента лучше в качестве цели, потому что с ней просто удобнее работать. По-моему, этим же сейчас занимается и наш центральный банк. Грубо говоря, продавая и покупая облигации ЦБ может устанавливать их цену (ставку процента), а рынок уже сам определяет соответствующую денежную массу.

Есть еще два способа регулирования денежной массы, но их сейчас используют намного меньше, поэтому подробно останавливаться я на них не буду. Это изменение нормы резервирования (см. **) и учетной ставки (процент, под который ЦБ кредитует другие банки).

До сих пор не уверен насколько мое объяснение понятно, так что оставляйте свои комментарии. В следующей серии мы попробуем объяснить механизм банковского кризиса 98-го года через эту простенькую модель.

*Откуда они там берутся мы обсудим как-нибудь в другой раз

**Под резервами мы понимаем определенный процент банковских вкладов, который банки держат на счетах центрального банка, что бы в любой момент быть готовыми отдать деньги своим вкладчикам. Например, сюда включаются деньги, снимаемые в банкоматах. Часть из резервов обязательная, она ограничена нормой резервирования, а другая часть добровольная. Как правило, резервы сильно превышают обязательный уровень.

Опять про Microsoft

Читатель попросил прокомментировать эту странную новость. Мне кажется ничего интересного экономически сказать об этом нельзя. Да, в словах Райкса есть некоторый смысл. Люди начавшие пользоваться бесплатными продуктами, могут легко захотеть потом купить платную версию. Собственно на этом держатся модели многих программных продуктов. Но пиратсво тем и отличается, что оно убивает всякий стимул покупать платную программу. Разве что вы будете крепче спать по ночам.

Кроме того, очень странно слышать все это от Микрософта, который тратит на защиту от пиратов так много усилий, что даже компьтерно грамотные пользователи с трудом активируют свои абсолютно легальные версии. А если Микрософт с пиратством борется, значит оно ему не может быть выгодно. Итого, попытка сделать хорошую мину при плохой игре.

Фондовый рынок

Вот такой вопрос прислал наш постоянный читатель:

Один из частных инвесторов рассуждает о смысле фондового рынка:

«Фондовый рынок изначально предназначен для того, чтобы людям было проще становиться совладельцами того или иного бизнеса и получать доходы от его деятельности.»

» Однако руками трейдеров разных мастей фондовый рынок превратился из эффективного инструмента в казино, в котором проигравших намного больше, чем тех, кто в выигрыше.»

Лично я убежден, что трейдеры производят ценовую информацию. Именно благодаря им рынок реагирует на корпоративные новости. А вы как считаете?

В принципе в словах обоих есть некая правда. Действительно спекулянты (трейдеры) занимаются на рынках совсем не тем, для чего этот рынок изначально появился. С другой стороны жаловаться на это совершенно бессмысленно. Рынок такой какой он есть. Можно разве что поспорить о том, нужно ли вообще запретить спекулянтов. Вредят ли они или без них не прожить.

Есть две основных концепции рынков. Одна утверждает, что за счет спекулянтов рынки становятся эффективными. Соответственно трейдеры это такие санитары леса, которые устраняют с рынка все, без чего ему только лучше. Причем чем больше санитаров тем быстрее все работает. В принципе аналогия с казино здесь справедлива в каком-то смысле. Если рынки эффективны, то нельзя разработать стратегию, которая бы систематически приносила бы доход. Это не совсем казино, где в принципе нельзя выиграть, но близко к тому.

С другой стороны, мы все знаем, что рынки не эффективные и есть много очень успешных инвесторов таких как Уоррен Баффет. Спекулянты не помешали Баффету проводить покупку и продажу компаний по старому сценарию. Поэтому я бы не спешил обвинять трейдеров во всех неудачах торговцев на фондовом рынке. В конце концов, как показывает практика, если у вас есть достойная стратегия, то все получится, а если ее нет, то вам же будет лучше, если спекулянты не дадут вам проделать все задуманные вами глупости.

Если бы не было спекулянтов компании бы торговались по ценам, не соответствующим реальным экономическим перспективам. Вы хотите купить долю в компании, где вдруг оказывается что-то не совсем так хорошо? Спекулянты обеспечат более низкую цену акций, а без них вам придется платить слишком много или не платить вообще. Оба варианта для общества нежелательны. Так что я соглашусь с нашим читателем: трейдеры рынку обязательно нужны.