От чего зависит подотчетность правительства гражданам?

В предыдущем посте Миша Дубов обрушил всю силу своей экономической логики на статью Татьяны Сарафановой «Авторитаризм ресурсного богатства» в Газете.Ru.

Не имея времени остановиться на всех тезисах Миши, каждый из которых безусловно достоин дискуссии, остановлюсь на тех, что вызвали у меня наибольшее несогласие.

Совершенно непонятно, чем налогообложение отличается от долга перед собственными гражданами. На самом деле ничем. Налоги и госдолг — это разные названия одного и того же. Заимствование через банкиров тоже странно звучит. Оно и так обычно через банкиров происходит (мало кто покупает облигации лично даже в Америке). А вот брать у иностранцев это, действительно, немного другой механизм. Правда, если смотреть в будущее, то за него все равно будут платить свои граждане, так что разница опять же небольшая. Надо понимать, что государство само по себе не имеет денег, все его деньги принадлежат народу. И за любое заимствование платить придется тому же народу. Разница может быть разве что в том, какая часть народа платит.

Попробую объяснить разницу между внутренним долгом и налогами. В долгосрочной перспективе — с точки зрения того, что в макроэкономике называется «бремя будущих поколений», действительно разницы нет, а вот в краткосрочной есть, и большая. В долг дают добровольно, а вот налоги — обязательны для уплаты. Даже в абсолютно идеальной демократии налог, установленный партией большинства, платят все. А в долг дают только желающие граждане и компании, в индивидуальном порядке, — те, кто доверяет правительству.

А вот когда долг становится принудительными (как в СССР при Ленине, Сталине и, отчасти, Хрущеве) — он и правда мало отличается от налога, хотя отличия все равно есть — долг может быть взят не «в бюджет», а для финансирования чего-то конкретного (плана ГОЭЛРО, например, причем как того, так и нового, который сейчас готовится в РАО ЕЭС)). И вот этими деньгами будет много легче распоряжаться, контроля будет меньше, тут граждане даже не ждут, что налоги пойдут на общественные блага.
А вот «добровольный» внутренний долг в стране демократической — и правда залог того, что государство будет считаться с гражданами, ведь оно может быть заинтересовано, например, с реструктуризации долга, в размещении новых займов и т.д.

Долги же у иностранцев — это отдельный разговор, их в недемократический стране легко взять, вообще не спросясь у граждан (да и в демократической не сложно — по тому же правилу большинства), и вот здесь уместно вспомнить, что берет правительство, а возвращает народ.

Если внешние займы это плохо для демократии, как написано выше, то не удивительно, что их выплату поддерживали либеральные экономисты. И причем тут свое население? Ведь в модели автора к внешним долгам оно отношения не имеет.

Насколько я понял статью, для демократии плохи не внешние займы, и даже не их досрочная выплата, а то состояние, в котором находятся властьпридержащие после выплаты долга и с огромным бюджетным профицитом. Я бы даже развил идею — действительно негативным для демократии является тот источник, который есть у правительства и для выплаты займов, и для свертывания бюджета с профицитом. И здесь моя мысль так же тривиальна, как и в предыдущем случае. Если основным источником бюджетных доходов, и, соотвественно, основным ресурсом социальных выплат (а от них зависит степень удовлетворения работой правительства, даже, хоть и в меньшей степени, рейтинг президента) являются не налоги с граждан, а рентные поступления с экспорта ресурсов, то говорить о заинтересованности правительства в участии граждан в принятии решений не приходится. Именно поэтому, с моей точки зрения, были последовательно изменены схемы выборов в Совет Федерации и Госдуму, отменены выборы губернаторов, запущен процесс отмены выборов мэров и т.д. Богатому правительству не нужны бедные граждане. Независимость власти от граждан — вот «ресурсное проклятье» по-российски.

Реклама

От чего зависит подотчетность правительства гражданам?: 19 комментариев

  1. К сожалению, с экономической точки зрения логика совсем-совсем неправильная.
    Внутренний долг аналогичен налогу просто потому, что для его выплаты в будущем правительство будет вынуждено увеличить налоги — ведь другого источника дохода у него нет. Большинство макроэкономистов считают, что способ финансирования расходов — через внутренний долг или через налог — действительно имеет значение (т.е. Барро-Рикардианская эквивалентность не выполняется), но как раз не из-за краткосрочных соображений, а из-за долгосрочных. Т.к. внутренний долг перераспределяет доход от будущих поколений к текущим, а в действительности агенты не живут вечно и не являются абсолютными альтруистами — поэтому считается, что повышение налогов ведет к искажениям в потреблении и, следовательно, к издержкам.

  2. Очень хорошая статья, правильно изложенное мнение, но есть некоторая как мне сдается не последовательность: автор уточняет тот момент, что все богатые на ресурсы страны были изначально авторитарны, а рост спроса на данные ресурсы только усугубило ситуацию с развитием демократических институтов.
    То есть тут больше вопрос не в наличии долга внутреннего или внешнего,а в экономической организации общества в целом.
    Общеполитическое сознание народа и тех, кто им управляет играет немаловажную роль в процессе становления и развития демократии в государстве.

  3. А мне понравилась логика про разницу между внутренним долгом и налогами. Действительно, налоги собирать может каждый, у кого есть налоговая полиция. А в долг брать (если долг действительно добровольный) может только заслуживающее доверия правительство. В мире, где есть асимметрия информации, а беневолентность правительства сомнительна, эта разница не сводится исключительно к перераспределению от будущих поколений к настоящему.

  4. [quote post=»221″]Действительно, налоги собирать может каждый, у кого есть налоговая полиция. А в долг брать (если долг действительно добровольный) может только заслуживающее доверия правительство.[/quote]

    Безусловно. Но это касается только доверия «финансового», как вы понимаете. Сможет или нет гос-во вернуть деньги. А к демократии отновится очень слабо. Многим очень демократическим режимам никто бы в долг не дал, а какому-нибудь Китаю запросто.

  5. [quote comment=»2048″]Безусловно. Но это касается только доверия «финансового», как вы понимаете. Сможет или нет гос-во вернуть деньги. А к демократии отновится очень слабо. Многим очень демократическим режимам никто бы в долг не дал, а какому-нибудь Китаю запросто.[/quote]

    К демократии — слабо. А к политическим рискам — очень даже. Не стал же Ленин платить по обязательствам царского правительства. Впрочем, я говорил и про политическое, и финансовое доверие, которые весьма взаимосвязаны.

  6. С одной стороны да, с другой финансовое доверие скорей связано с политической стабильностью и она действительно во многих странах обеспечивается демократией, но не в Росии, мне кажется. И не во многих других крайних случаях. Например, давать явно менее демократическому Путину не так опасно, чем демократическому Ельцину. Просто потому что финансовая составляющая слишком важная. Вот, например, российские ГКО. Привели они к демократизации? Скорей наоборот.

  7. [quote] Ребята! Ставя ссылку на мой журнал, закавычивайте что ли Татьяну Сарафанову. Меня все-таки по другому зовут.[/quote]
    прошел по ссылке, а там вообще дядя. хотя родом, похоже, из н-ска, почти свой.

  8. [quote comment=»2052″]Вот, например, российские ГКО. Привели они к демократизации? Скорей наоборот.[/quote]

    ГКО выпускались под такой процент, что представить страшно. Было ли это следствием только финансовой или еще и политической нестабильности — вопрос.

    Да, в России, пожалуй, по-другому. Ибо и финансовая, и политическая составляющая движется ценами на нефть, так что корреляция оказывается положительной, а не отрицательной.

  9. [quote comment=»2035″] 1)Внутренний долг аналогичен налогу просто потому, что для его выплаты в будущем правительство будет вынуждено увеличить налоги — ведь другого источника дохода у него нет.

    2)Большинство макроэкономистов считают, что способ финансирования расходов — через внутренний долг или через налог — действительно имеет значение (т.е. Барро-Рикардианская эквивалентность не выполняется), но как раз не из-за краткосрочных соображений, а из-за долгосрочных.[/quote]

    Катя, первое твое утверждение бесспорно, второе также очень убедительно. Я (и автор Газеты.ру) говорим о некоем третьем, еще одном эффекте от подобных отношений государства и гражданина. В том, что он не единственный, и что приведенные тобой 0 тоже имеют место, я с тобой согласен. Но аргументов, почему не верно, то, что говорим мы, я пока не услышал.

  10. [quote comment=»2047″]А в долг брать (если долг действительно добровольный) может только заслуживающее доверия правительство. В мире, где есть асимметрия информации, а беневолентность правительства сомнительна, эта разница не сводится исключительно к перераспределению от будущих поколений к настоящему.[/quote]

    абсолютно согласен с Вами. и хочу подчеркнуть — особенно для Миши Дубова, — и Вы, и я говорим о некоем уровне доверия правительству (что отдаст долг), а не о демократии, тем более конкретной ее интерпретации.
    то есть, большинство заслуживающих доверия правительств — именно демократические, но есть много исключений. нам, однако, важно, что правительству, которому совсем плевать на граждан никогда никто не денег не даст. и большой внутренний долг говорит о том, что хотя бы в какой-то (приемлемой для граждан) степени правительство их интересы учитывает, отражает их предпочтения (которые могут быть совсем не демократическими).

  11. [quote post=»221″]Но это касается только доверия “финансового”, как вы понимаете. Сможет или нет гос-во вернуть деньги. А к демократии отновится очень слабо. [/quote]

    Миша, если ты обратил внимание, мой пост называется «отчего зависит ПОДОТЧЕТНОСТЬ ПРАВИТЕЛЬСТВА ГГРАЖДАНМ?»
    Не от чего зависит демократичность. Это две разные вещи. Точнее, первая много «слабее» второй. Правительство может быть с чей-то точки зрения не демократическим, но подотетным в какой-то приемлемой степени их предпочтениям (совсем не обязательно демократическим).

    В пределе в нашем примере достаточно, чтобы оно возвращало долг. Это уже что-то, массса политических режимов в XX веке не соотвествовали даже этому критерию.

  12. «долг может быть взят не “в бюджет”, а для финансирования чего-то конкретного»

    Этот аргумент можете выкинуть. Налог (сбор, акциз) с точно таким же успехом может быть целевым.

  13. «Заимствование через банкиров тоже странно звучит. Оно и так обычно через банкиров происходит (мало кто покупает облигации лично даже в Америке).»
    Не знаю, кто тут кого цитирует, но на самом деле есть абсолютно понятное разделение между заимствованиями на финансовом рынке (где брокеры — не путать с банкирами, даже если они работают в банке — выполняют сугубо техническую функцию) и заимствованиями у банка (corporate banking). В первом случае держатели облигаций сознательно несут риски, связанные с определенным эмитентом. Во втором случае риски берет на себя банк, и что как банкиры будут потом этими рисками управлять — их личное дело. Разница — самая что ни на есть принципиальная.

  14. Теперь про статью в «Газете», послужившую поводом для столь разветвленной дискуссии. У рассуждения уважаемой Татьяны, то есть, простите, уважаемого Данилы два больших недостатка. Во-первых, путаница между внутренним долгом (который вроде как способствует демократии) и внешним (который ее вроде бы разрушает). Не сомневаюсь, что автор понимает разницу, но тем не менее остается неясным, почему Кудрин «строил авторитарное государство», выплачивая долги Парижскому клубу.

  15. Второй недостаток рассуждения — в посылке, сформулированной в четвертом абзаце: «кто дает в долг, тот и получает контроль.» Это, простите, явная ерунда. В компании контроль принадлежит не кредиторам, а акционерам. Демократическое общество в этом смысле можно сравнить с котируемой компанией с развитым корпоративным управлением, а диктатуру — с закрытым АО. В любом случае влияние кредиторов весьма ограничено и проявляется главным образом тогда, когда дела совсем плохи.

  16. И есть еще третий момент, который в статье просто не упомянут. Он состоит в том, что заимствования дают влияние не любым гражданам страны, а только состоятельным, причем пропорционально их состоятельности. В скормных дозах такой своего рода имущественный ценз может оказывать благотворное влияние на политику, но передозировка превращает демократию в плутократию.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s