Визуализация экономики

В сети выложили отрывок из новой телепередачи Тима Харфорда про экономику. В этой серии он рассказывает о знаменитом «Рынке лимонов» Джорджа Акерлофа. Мы об этом писали здесь

Некоторым читателям возможно надо будет зайти на страницу с записью, что бы увидеть видео.

Где кончается капитализм?

Не очень оперативно, но продолжаем отвечать на вопросы читателей. Напоминаю, что задавать их можно здесь. Этот вопрос прислал Vigor:

Почему токарь не продает слесарю-сборщику на конвейере изготовленную им деталь для сборки автомобиля, т.е. на каком уровне экономики уже не действуют рыночные отношения и почему?

Вопрос очень интересный. Ведь логику можно развить: если на фирме люди не доходят до конца в рыночных отношениях, то может быть эти рыночные отношения и не идеальны. Может быть во всей экономике как и в фирме должен быть главный менеджер, задающий план? Может быть социализм не так уж и плох? Ответ на эти вопросы не очевидны, но экономисты с этим уже справились. И сделал это Рональд Коуз, о котором я писал недавно. Коуз сам задался тем же вопросом, что и наш читатель. И не найдя подходящего ответа, придумал его сам. В статье «О природе фирмы» он выдвинул идею, что виноваты в сложившейся ситуации «транзакционные издержки», то есть издержки от сделки. В каждой сделке в реальном мире они есть. Иногда эти издержки делают всю сделку невыгодной. Например, продавать снесенное вашей курицей яйцо в Бразилию не имеет смысла, потому что цена перевозки и налоги сделают вашу сделку невыгодной. Точно так же, если токарь будет продавать каждую деталь слесарю, то весь процесс производства станет заметно менее эффективным. Фирмы значительно снижают транзакционные издержки. Именно для этого люди их и создают. Выигрыш от того, что мне не надо тратить время и искать покупателя на мою деталь превышает проигрыш от того, что моя деталь может достаться не самому эффективному слесарю.

Вообще в след за нобелевским лауреатом Фридрихом фон Хайеком мы считаем, что никто лучше самого токаря не знает сколько деталей он может делать, сколько они стоят и так далее, но даже в капиталистической стране все сторонние функции будут отданы менеджеру. Можно сказать, что в масштабах фирмы эффект Маркса превышает эффект Хайека, хотя и это будет не совсем правдой. Полного планирования ни в одной капиталистической фирме вы не увидете. Даже на заводе менеджер будет работать совсем не как советский директор. У него будет стимул снижать издержки. А во многих других индустриях можно встретить и почти полную распределенность. Например газеты часто покупают статьи у журналистов и картинки у иллюстраторов, а не платят им зарплату.

В рамках всей экономики, как показал Коуз, действуют уже другие законы. Здесь транзакционные издержки совсем не обязательно перевешивают потерю в эффективности от планирования. Собственно, если бы они перевешивали, то люди сами сбились бы в одну большую фирму и их совсем не нужно было бы держать в ней силой. Там, где этого не случается, оно и не нужно.

Естественно, с технологическим прогрессом в виде, например, Интернета транзакционные издержки снижаются и сейчас можно видеть, как из очень многих сделок исчезают посредники. Люди могут работать над одним и тем же продуктом и не состоять в одной фирме, а фирмы не пытаются делать все. Наоборот все больше функций выносится за пределы фирмы (так называемый аутсорсинг). То есть технологии в принципе подстегивают все боле глубокий глубокий уровень капитализма.