Теория, практика и Эд Прескотт

Оказывается, у экономистов тоже есть свои хит-парады. Так NBER (Национальное Бюро Экономических Исследований) отслеживает Top25 рабочих статей по количеству обращений за последний месяц. Вот уже больше месяца из первой пятерки не выходит статья (скорее публицистическая, чем научная) В.В.Чари и Пата Кихо «Современная макроэкономика на практике: как теория влияет на политику». Но сначала немного об авторах, а потом о статье.

В.В.Чари— человек без имени, только с инициалами. Почему? Все просто — его имя выговорить невозможно: ВАРАДАРАДЖАН! Вот так к нему все и обращаются — Ви-Ви, даже на официальных конференциях. Последние несколько лет Чари возглавляет экономический факультет Минесоты.
Пат Кихо является одним из руководителей Федерального Резервного Банка Миннеаполиса (только что заметил,что его специализацией в бакалаврате были математика и русский язык -любопытно). Оба экономиста являются яркими (или даже основными)представителями второго поколения пресноводной экономики* — другими словами, прямые наследники Эда Прескотта. В любом случае, и Чари, и Кихо являются очень заметными теоретическими макроэкономистами, даже с позиций обитателей соленых берегов из Гарварда.

Итак, о чем же статья? Фактически, в ней на конкретных примерах развивается тезис Кейнса (по иронии судьбы!) о том, что «сегодняшний политик и бизнесмен являются рабами, сами того не осознавая, уже давно умершего экономиста-теоретика». Чари и Кихо утверждают, что за последнии 30-40 лет теоретическая макроэкономика сделала не только огромный прорыв в понимании мира, но и смогла убедить неакадемический мир в необходимости внесения ряда серьезных изменений в экономическую политику. Классический пример -монетарная политика в США, Европе и Новой Зеландии в 1990-е гг. Но об этом уже было много написано.

Более интересно то, что Чари и Кихо выделяют три основных прорыва в макроэкономической теории во второй половине ХХ века. На их взгляд, это критика Лукаса (1976), временная несостоятельность (time inconsistency) Кидланда и Прескотта (1977) и метод калибровки моделей общего равновесия опять таки Кидланда и Прескотта (1982). Сложно спорить, все эти достижения весьма значимые. Но, по-моему, они забыли пару-тройку никак не меньших прорывов — тут сказался их пресноводный характер.

Во-первых, это получение новокейнсианской кривой Филлипса и, в целом, разработка моделей общего равновесия с жесткими ценами (тут трудилась целая армия соленых экономистов, среди которых сложно выделить одного-двух лидеров). Во-вторых, это разработка теоретических принципов оптимальной монетарной политики (тут, вероятно,можно выделить Тейлора и Вудфорда). В-третьих, это моделирование открытой экономики, сперва Дорнбушем (1977), а затем Обстфельдом и Рогоффом (1995). Наверняка, я еще что-то упустил, но и так список выглядит более сбалансированным.

В заключение напомню, что Кидланду и Прескотту в 2004 году дали Нобелевскую премию по экономике. Многие полагают, что основной причиной этого стала разработка ими теории реальных деловых циклов. Любопытно, что Роберт Лукас так совсем не считает. В своих «Размышлениях о Нобелевской премии Кидланду и Прескотту» Лукас отмечает, что как идеи временной несостоятельности, так и теории реальных деловых циклов к концу 1970-х — началу 1980-х уже витали в воздухе, и их открытие являлось лишь вопросом нескольких лет или даже месяцов, если бы Кидланд и Прескотт не написали бы свои знаменитые статьи. Основным достижение Кидланда и Прескотта, в котором они обогнали время как минимум на несколько десятилетий, Лукас считает разработку метода калибровки. В начале 1980-ых это было настолько ново, что на конференции NBER, где они презентовали свою статью, никто не мог понять, что происходит. На сегодняшний день калибровка моделей общего равновесия — это основной метод макроэкономистов, как практиков, так и теоретиков. Действительно, если бы не было Кидланда и Прескотта, кто знает, сколько времени бы прошло перед тем, как мы бы научились калибровать наши модели.

* Очень кратко: Соленая и пресноводная макроэкономика — условное разделение экономистов на последователей теории Кейнса, согласно которой основной причиной бизнес-циклов являются негибкие цены, и сторонников теории реальных деловых циклов, верящих в гибкость цен и сводящих бизнес-цикл к колебаниям производительности (шокам предложения).
Откуда пошло такое название? Колыбелью теории реальных деловых циклов как раз и стал Миннеаполиский ФРБ и университет Миннесоты. Немалую роль в становлении этой теории сыграл Чикагский университет, в котором трудился (и продолжает трудиться) Роберт Лукас. Другими словами, территориально эта школа располагается вблизи пресноводных Великих озер. Напротив, Гарвард и МТИ, находящиеся на соленых берегах Атлантики, традиционно верят в жесткие цены. На сегодняшний день это разделение уже давно стало условным. Самые заметные исключения — это соленый Университет Мичигана и пресные Университет Пенсильвании и Университет Калифорнии в Лос Анжелесе.

Advertisements

Теория, практика и Эд Прескотт: Один комментарий

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s