Нужен ли России государственный венчурный фонд?

Среди новостей нововведений в бюджете 2007, о котором мы вчера писали, правительство предложило создать венчурный фонд, в который государство видимо вложит какую-то сумму денег. Нам тут же задали вопрос, что мы думаем по поводу этой инициативы. Поскольку я лично о венчурных фонах до этого особо много не знал, кроме того, что в американских фильмах, когда хотят сказать, что герой — крутой бизнесмен, то он обязательно становится venture capitalist’ом, пришлось немного об этом почитать.

Сначала давайте разберемся, что же это такое. Венчурные фонды родились еще до Второй Мировой В Америке. В отличие от России там они начинались с частного сектора, хотя до принятия государством специального закона о малом бизнесе в 1958 большой популярности у них не было. Венчурные Фонды стали давать деньги в основном компаниям с технологическим потенциалом и в результате в стали одним из основных источников финансирования расцветающей в 80-х Хай-Тек индустрии в Кремниевой Долине. Именно на хай-теке венчурные фонды и заработали свою славу. Благодаря им огромное количество компаний, начатых практически с нуля в гараже, сегодня котируются на биржах и приносят миллиардную выручку. Особенность венчурных фондов состоит в том, что в них участвуют сразу много инвесторов, и они дают деньги сразу под несколько проектов. Это дает возможность распределить и соответственно снизить риск. В результате венчурные фонды могут себе позволить более рискованные инвестиции в растущие проекты (как правило фонды инвестируют на определенный период,а потом выходят из компании). При этом проекты выбираются рискованные, но с большими перспективами роста, среди компаний, которые выросли на венчурных деньгах такие гиганты как Google, Amazon, Ebay, Oracle, Apple и тысячи других. Обычно проекты проходят очень жесткую систему отбора, при которой выживает примерно один из четырехсот.

В России венчурный фонд хочет создать государство (на самом деле будет создана Венчурная компания, которая будет состоять из нескольких фондов). То есть часть доходов бюджета (я где-то прочитал, что миллиард долларов, но потом не смог снова найти цифру) будет складываться в фонд, который будет давать эти деньги российским наукоемким компаниям. Как сказал Владимир Пехтин: «Венчурные фонды позволяют реализовать гениальные разработки российских ученых». В чем здесь важные и вместе с тем проблематичные отличия от обычных венчурных фондов:

Культпоход с привкусом экономики. Часть вторая: Люди реагируют на стимулы

Увы, все мы люди, и авторы этого чудесного блога летом тоже превращаются в желе. Для нас это крайне печально; я надеюсь, что уже с начала сентября мы начнем вести свои трансляции в гораздо более регулярном режиме. А пока — то самое обещанное, которого обычно ждут три года, а в этом случае — почти три месяца: продолжение эпической саги о роли экономики в нашей жизни.

Давным-давно, в одной далекой-далекой галактике мы ходили в Третьяковскую галерею в поисках духовной пищи, и в результате поимели шумный спор о необходимости диксриминации иностранных граждан при пользовании нашим национальным достоянием. Ну не все же духовкой питаться — надо и с голоду не помереть, да еще и завершить один из подготовительных этапов под названием «отведение девушки в кафе». Решено — идем в «Кофе-Хауз».

Когда три месяца назад я задумывал этот своеобразный диптих, триптих или что там из этого выйдет, то хотел написать об абстрактной кофейне, ее название было мне не принципиально. Но точно так же, как это случилось в одном известном анекдоте, концепция изменилась: применяемые в этой конкретной сети кофеен практики являются блестящим экономическим примером того, как не надо делать, ну а поскольку эти заведения регулярно посещаются заметной частью наших читателей, то попытка завуалировать их названия будет обречена.
Читать далее