Нужен ли России государственный венчурный фонд?

Среди новостей нововведений в бюджете 2007, о котором мы вчера писали, правительство предложило создать венчурный фонд, в который государство видимо вложит какую-то сумму денег. Нам тут же задали вопрос, что мы думаем по поводу этой инициативы. Поскольку я лично о венчурных фонах до этого особо много не знал, кроме того, что в американских фильмах, когда хотят сказать, что герой — крутой бизнесмен, то он обязательно становится venture capitalist’ом, пришлось немного об этом почитать.

Сначала давайте разберемся, что же это такое. Венчурные фонды родились еще до Второй Мировой В Америке. В отличие от России там они начинались с частного сектора, хотя до принятия государством специального закона о малом бизнесе в 1958 большой популярности у них не было. Венчурные Фонды стали давать деньги в основном компаниям с технологическим потенциалом и в результате в стали одним из основных источников финансирования расцветающей в 80-х Хай-Тек индустрии в Кремниевой Долине. Именно на хай-теке венчурные фонды и заработали свою славу. Благодаря им огромное количество компаний, начатых практически с нуля в гараже, сегодня котируются на биржах и приносят миллиардную выручку. Особенность венчурных фондов состоит в том, что в них участвуют сразу много инвесторов, и они дают деньги сразу под несколько проектов. Это дает возможность распределить и соответственно снизить риск. В результате венчурные фонды могут себе позволить более рискованные инвестиции в растущие проекты (как правило фонды инвестируют на определенный период,а потом выходят из компании). При этом проекты выбираются рискованные, но с большими перспективами роста, среди компаний, которые выросли на венчурных деньгах такие гиганты как Google, Amazon, Ebay, Oracle, Apple и тысячи других. Обычно проекты проходят очень жесткую систему отбора, при которой выживает примерно один из четырехсот.

В России венчурный фонд хочет создать государство (на самом деле будет создана Венчурная компания, которая будет состоять из нескольких фондов). То есть часть доходов бюджета (я где-то прочитал, что миллиард долларов, но потом не смог снова найти цифру) будет складываться в фонд, который будет давать эти деньги российским наукоемким компаниям. Как сказал Владимир Пехтин: «Венчурные фонды позволяют реализовать гениальные разработки российских ученых». В чем здесь важные и вместе с тем проблематичные отличия от обычных венчурных фондов:

Культпоход с привкусом экономики. Часть вторая: Люди реагируют на стимулы

Увы, все мы люди, и авторы этого чудесного блога летом тоже превращаются в желе. Для нас это крайне печально; я надеюсь, что уже с начала сентября мы начнем вести свои трансляции в гораздо более регулярном режиме. А пока — то самое обещанное, которого обычно ждут три года, а в этом случае — почти три месяца: продолжение эпической саги о роли экономики в нашей жизни.

Давным-давно, в одной далекой-далекой галактике мы ходили в Третьяковскую галерею в поисках духовной пищи, и в результате поимели шумный спор о необходимости диксриминации иностранных граждан при пользовании нашим национальным достоянием. Ну не все же духовкой питаться — надо и с голоду не помереть, да еще и завершить один из подготовительных этапов под названием «отведение девушки в кафе». Решено — идем в «Кофе-Хауз».

Когда три месяца назад я задумывал этот своеобразный диптих, триптих или что там из этого выйдет, то хотел написать об абстрактной кофейне, ее название было мне не принципиально. Но точно так же, как это случилось в одном известном анекдоте, концепция изменилась: применяемые в этой конкретной сети кофеен практики являются блестящим экономическим примером того, как не надо делать, ну а поскольку эти заведения регулярно посещаются заметной частью наших читателей, то попытка завуалировать их названия будет обречена.
Читать далее

Поражение либертарианцев?

Очень интересная статья в Ведомостях и ее обсуждение в блоге Вадима Новикова. Небольшой отрывок из статьи:

Неожиданно получилось, что бывший политический центр — социал-демократическое государство всеобщего благоденствия — стал левым. А бывшие правые — консерваторы, выступающие за “большое” государство — стали центром. В 90-х гг. третьим путем была уже не социал-демократия шведского типа, а рыночный неолиберализм Билла Клинтона и Тони Блэра, которых в 50-х гг. с такими воззрениями скорее классифицировали бы как умеренных консерваторов. В США руководящий совет демократической партии вторил призывам радикалов из либертарианского лагеря к усилению роли свободного рынка в экономике за счет роли государства. “Эра большого государства прошла”, — декларировал Клинтон.

Но он поторопился. Все предложения либертарианской контрреволюционной повестки дня последнего десятилетия были отвергнуты американским обществом. Первый проект, который постигла такая судьба — приватизация образования, — задохнулся на местном уровне, поскольку образовательная политика в США делается в основном на уровне городов и штатов, и оказалось, что не только большинство демократов, но и большая часть республиканцев вполне довольны теми школами, что работают в каждом районе на государственные деньги. Предложение о личных школьных ваучерах выдвигалось снова и снова — и неизменно проваливалось.

Высокие люди умнее

Уже достаточно давно ученые заметили, что высокие люди в среднем получают больше, чем низкие. Было множество разных социологических и экономических попыток объяснить этот феномен. В том числе знаменитый журналист Малкол Гладвелл в своей последней книге Blink говорит, что это объясяняется мышлением принимающего на работу. Высокий кандидат нам на подсознательном уровне больше нравится чем низкий и в результате средний рост, например, американских CEO гораздо выше среднего по стране (то есть присутствует некая подсознательная дискриминация по росту). Еще были предположения, что высокие люди обладают большей уверенностью в себе. Но новое исследование экономистов из Принстона доказывает, что на самом деле причина еще проще. Высокие люди просто умнее.

Авторы показывают, что высокие люди еще в детстве до школы проходят когнитивные тесты лучше, и в итоге превращаются в более сопосбных к умственному труду взрослых. Этот тезис подтверждается данными по Америке и Великобритании.

Небольшие обновления

В правой колонке, если вы не заметили, кое-что изменилось. Во-первых, появилось новое голосование по поводу легализации наркотиков. Это очень интересная и противоречивая тема, о которой мы еще напишем. Во-вторых, на самом верху теперь висит кнопка, через которую можно войти к клуб читателей Ruconomics на сайте toodoo. Не проходите мимо!

Учиться, учиться и …

Иногда бывает очень забавно читать экономические рассуждения людей, в самой науке особо неразбирающихся. Причем не по недостатку опыта или знаний, а демонстративно нежелающих считать экономику состоявшейся наукой и со своей колокольни оспаривающих все ее основы. Вот например известный публицист Дмитрий Ольшанский пишет у себя блоге:

Надо все-таки обьяснить господам экономистам кое-что про экономику.

А то не понимает общественность базовых вещей, не понимает.[…]

[…]И так устроено все. Есть места, где пашут за доллар или выкачивают сырье, есть места, куда деньги, полученные в результате всего этого, откочевывают. Чтобы там, куда деньги пришли, было хорошо, нужно, чтобы там, откуда деньги ушли, было плохо.

Чтобы в России была «демократия» и «честный суд» и проч., нужно изъять из Лондона «достижения колониализма» — деньги, ушедшие туда и в прочие места в недвижимость, банки и т.п.

Чтобы в одной месте был «Морган Стэнли», белая бухгалтерия, честные лица и достойная старость, нужно чтобы в другом месте происходило что-нибудь нехорошее за колючей проволокой. А то захотят по всему миру достойную старость — как на всех пирог разрезать? Поэтому там откуда пирог уносят, нужен компрадор: человек, который обеспечивает утечку ценного из дома в обмен на место для себя там «там». И вы знаете этого человека. Его зовут Володя.

Именно поэтому «крепостное право», «царизм», «чекизм» и прочая отсталость — ЭТО И ЕСТЬ рыночная экономика в России, единственно возможная и единственно эффективная. Это и есть тот капитализм, которому здесь удобно и комфортно.

Попробуем что ли разобраться в этом потоке сознания. Итак, публицист Ольшанский говорит, что чтобы одни страны были богатыми, другим необходимо быть бедными и наоборот и измениться эта ситуация никак не может, потому что существует фиксированный «пирог». С этим же связана и политическая отсталось многих стран. Вроде бы хорошая теория. Действительно, как ни стараются политики и экономисты Африка остатеся очень бедной (разве что за исключением ЮАР), а например в России так и не устанавливаются западные ценности, такие как честный суд и белая бухгалтерия. Тем не менее человеку хоть немного знакомому с экономической историей 20го века эти рассуждения должны показаться по крайней мере странными.

Как же так получилось, что несмотря на то, что Америка, Великобритания и Франция продолжали расти почти весь 20й век (за исключением депрессий 20х-30х и Второй Мировой) на карте мира появилось столько новых экономически и политически развитых стран. Один из лучших примеров это Япония, которая после войны почти с нуля стала второй экономикой мира практически без ресурсов. То же самое проделала послевоенная Германия. Тем же путем, что и Япония более или менее удачно прошли Южная Корея, Гонконг, Тайвань. Сильно развились по сравнению с началом века и другие страны вроде Италии, Испании, Канады, Австралии, Новой Зеландии, Финляндии. Недавно в эту группу постепенно входят страны Восточной Европы (Чехия, Венгрия). Резко растет богатство Китая и Индии. То есть если сравнить с миром начала 20го века, в котором доминировало 3-4 державы, сейчас пирог разрезан более пропорционально, хотя ни один из участников не уменьшил своей доли. Дело в том, что мировая экономика это не игра с нулевой суммой. Тот самый «пирог» Ольшанского постоянно растет в размерах, и часть увеличений вполне может достаться новым игрокам, в том числе и России. И достаточно легко показать, что чем больше участников с уникальными возможностями присутствует на мировом рынке, тем быстрее он растет. Потому что если джинсы становится дешевле производить в Китае, то американцы не садятся курить бамбук, а идут придумывать новые более дорогие товары, вроде компьютеров. В какой-то момент компьютеры тоже становится выгодным производить в Китае или России и Intel открывает там свои лаборатории. Некоторые скажут, что таким образом Америка всегда будет наверху и возможно они окажутся правы, но у Америки будет все больше и больше конкурентов в самых разных областях и пример Японии и Кореи, которые сейчас лидируют в электронике и автопроме это наглядно показывает. Читать далее

Почему так дорого

Во-первых, хочется поприветствовать всех наших новых подписчиков в ЖЖ и через RSS. Теперь у нас больше 300 читателей в Livejournal и до 200 подписчиков RSS. Мне лично кажется, что для такого короткого срока это неплохо. Спасибо вам. Кстати, если у вас есть какие-то предложения по техническому улучшению сайта, пишите о них в комментариях

Во-вторых, мы возвращаемся к нормальному режиму работы после всех летних отгулов. Теперь вас снова будут радовать регулярные посты от наших основных авторов и, мы надеемся, от некоторых новых людей. В том числе появится пост Ильи, который провисел тут один день, а потом был убран.

А сегодня поговорим о ценах. Мы с коблоггером как раз только вернулись из недельной поездки в город герой Киев. Кроме достопримечательностей, погоды и общего настроения одна из самых приятных вещей в Украине это очень низкие цены на все. На еду, жилье, такси, метро и так далее. Для жителей например Великобритании цены кажутся еще более смешными. Проезд на Киевском метро стоит примерно в 60 раз меньше, чем в Лондоне. Проехать минут десять на знаменитых лондонских кебах стоит столько же сколько часовая поездка из центра Киева до аэропорта. В ресторанах можно прилично поесть (три блюда и напитки) на деньги, на которые в Лондоне хватит на один чизбургер. Конечно качество сервиса иногда сильно отстает, но вполне на уровне. И соответственно англичанин приезжающий в Киев чувствует себя королем и может быть задается вопросом, почему же дома все так дорого. Причем дорого не только по сравнению с Украиной, которая все-таки находиться на совсем другой ступени экономического развития, но и в сравнении с такими странами как США или Франция. Читать далее

Термины в действии

В экономической науке есть такой термин rent seeking, то есть в дословном переводе поиск ренты. О том, что это такое подробно рассказывается в этой статье в Википедии, правда только по английски. В двух словах, это попытка человеком, фирмой или организацией получить некие экономические выгоды не путем улучшения конкурентоспособности, а благодаря манипулированию экономической средой. Сюда относятся выбивание всяческих протекционистких законов или монопольных прав, взяточничество и так далее.

Вчера в интернете я наткнулся на один из типичных примеров такого поведения. Это статья уже известного интернет-публике Тимура Аитова в Известиях, где он объясняет, что Рунету нужен новый портал под покравительством государства, чтобы бороться с «тремя кнопками» Яндексом, Рамблером и @Mail.ru. Вместо того чтобы просто сделать конкурентный портал, автор предлагает вмешиваться государству. Как он говорит:

Сегодня, увы, эти новые и важные средства Интернет-коммуникаций принадлежат и контролируются частными компаниями.[…] Необходимо участие государственных структур в дело массовых сервисов Рунета. Пришло время для создания общественного российского портала (ОРП), предоставляющего и коммуникационные, и поисковые сервисы гражданам на бесплатной основе, дающего достоверную информацию, который, преждев сего мог бы стать альтернативой трех кнопок.

Конечно, большинство нормальных людей понимают, что за этими громкими словами стоит всего лишь rent seeking или просто выбивание бюджетов путем запугивания нерабирающихся в Интернете чиновников «тремя кнопками».

Гайдар ошибся?

В одном из прошлых постов я процитировал интервью Егора Гайдара, где он среди прочего говорит:

повышая процентную ставку, мы увеличим спрос на деньги в нашей стране

Сразу несколько внимательных комментаторов обратили внимание на эту фразу. И правильно сделали. Дело в том, что в теории спрос на деньги имеет обратную зависимость от номинальной процентной ставки. Повышая ставку мы делаем вклады более выгодными и соответственно люди перестают хотеть держать наличные. Это один из азов монетарной политики. Поэтому не очень понятно: то ли Гайдар оговорился и на самом деле речь шла о понижении спроса на деньги (хотя потом эта оговорка повторяется еще раз), то ли он имеет в виду какие-то другие эффекты, которые более характерны для России. Например возможно, что люди увидев большие проценты в банках станут сомневаться в их надежности (МММ все еще помнят) и станут выводить деньги. Другая версия, которая пришла мне в голову: если под деньгами понимать не только наличные, но и вклады в банках, то высокие проценты могут привлечь деньги, которые раньше были в нелегальном секторе или за границей.

Еще одна уже совсем странная гипотеза, что если мы принимаем гипотезу о рациональных ожиданиях потребителей, то если люди поймут, что Правительство готово бороться с инфляцией, наличные станут более привлекательными. Но мне кажется, что этот эффект будет перевешен классической теорией из первого абзаца.

А может быть я просто что-то упускаю из вида. Надеюсь, кто-нибудь из комментаторов поможет.