Гайдар и Мау об экономике России

В Газете.Ru два очень интересных интервью, в которых ведущие российские экономисты Егор Гайдар (ИЭПП) и Владимир Мау (АНХ) высказывают свои мысли о последних тенденциях в российской экономике. В частности оба они горворят о Стабфонде, ресурсной зависимости и борьбе с инфляцией.

Вот несколько цитат:

Владимир Мау: Когда говорят, что стабилизационный фонд выполняет функцию фонда будущих поколений или подушки на случай падения цен, то это справедливо лишь отчасти. Его защитная функция эфемерна. Кто знает, насколько хватит средств стабилизационного фонда, если цены на нефть упадут? Для того чтобы не пострадать от падения цен на нефть, нужны не столько резервы (они могут только немного смягчить ситуацию), сколько ответственная политика в настоящее время и адекватная реакция в ситуации падения цен. О «фонде будущих поколений» осмысленно говорить только в условиях абсолютизма, где будущее поколение имеет конкретное имя внука или правнука правящего монарха, а государственный бюджет – это бюджет правящей семьи. Во всех других случаях фонд будущих поколений обычно растворяется еще до прихода будущих поколений. Важнейшая же функция стабилизационного фонда состоит в том, чтобы не допустить в экономику деньги, которые не получены в результате роста производительности труда, и чтобы не допустить структурную подстройку экономики под высокую ценовую конъюнктуру. И это главное. Это ключевая проблема.

Благодаря стабилизационному фонду мы можем избежать повторения судьбы Советского Союза, который за 1970-е годы построил экономику, полностью зависившую от мировых цен на топливно-энергетические ресурсы.

С этой точки зрения надо понимать характер протекающих сейчас процессов. В настоящее время мы гораздо сильнее зависим от ценовой конъюнктуры, чем три-четыре года назад. Четыре года назад мы с легкостью выигрывали ценовую войну с ОПЕК. Тогда эта организация попробовала шантажировать нас, потребовав сокращения экспорта, но очень быстро отказалась от этой политики, поскольку поняла, что российский бюджет образца 2001 года выдержит падение цены и до 10 долларов за баррель. Сейчас же при падении цены на нефть до среднего за десять лет уровня у нас возникает дефицит бюджета порядка трех процентов ВВП. Мы уже зависим от нефтяных доходов, и это опасно. Именно поэтому стабилизационный фонд не должен тратиться на текущие расходы и минимально – на расходы инвестиционного характера. Его можно тратить за границей, поскольку это не влияет на конкурентоспособность российских товаров. По-моему, очень перспективным направлением может быть использование его средств для рефинансирования пенсионного фонда – это было бы реально вложение средств в будущие поколения.

Егор Гайдар: То, что экономика во многом похожа на медицину, известно давно. Обсуждал эту тему с одним замечательным врачом. Мы согласились в том, что, когда защитили кандидатские диссертации, считали, что понимали в экономике и медицине почти все. Следующие десятилетия заставили относиться к вопросу о своих знаниях осторожнее. Укрепление реального курса рубля, повышение процентных ставок – сложные и трудно прогнозируемые материи. Есть вещи, которые прогнозировать легко. Если ограничим масштабы заимствований российских государственных компаний, это сдержит укрепление реального валютного курса рубля, повысит темпы экономического роста. Если в рамках бюджетного процесса снизим цену отсечения по нефти, это скажется на снижении инфляции позитивно. И то и другое очевидно. К сожалению, принять такие меры в рамках политического процесса, непросто.

Дальше все сложнее. Если увеличим процентную ставку, непросто ответить на вопрос, как это повлияет на развитие экономических процессов в России. Надо учитывать влияние двух противоположных тенденций: повышая процентную ставку, мы увеличим спрос на деньги в нашей стране и одновременно стимулируем приток в Россию краткосрочного иностранного капитала. Что перевесит?

Моя гипотеза – перевесит тенденция повышения внутреннего спроса на деньги.

Но это гипотеза, которую нужно проверять шаг за шагом, каждый день анализируя ситуацию на денежных рынках.

Экономика преступлений: беглый обзор

Вот такой вопрос пришел от читателя по следам предыдущего поста:

Здравствуйте. очень бы хотелось чтобы вы написали о такой вещи как экономика преступлений и наказаний и экономический анализ права. с одной стороны, большинство читателей наверное вообще не в курсе и им хватит и просто вводной статьи, но было бы чудесно если бы вы что0нибудь рассказали (или хотя бы дали ссылки на источники) о такой области как экономика рынка недружественных поглощений (рейдерства) и гринмейла. там ведь есть спрос, есть предложения значит есть рынок )) есть ли какие либо исследования по данной проблеме? спасибо.

По второй части вопроса мне к сожалению ответить совсем нечего. Постараюсь на досуге что-нибудь по этой теме разузнать и тогда поделюсь. А пока давайте на первой сконцентрируемся. Экономика преступлений это очень большой и один из самых интересных разделов микроэкономики и особенно так называемой поведенческой экономики. Даже мы уже не раз писали об этом, например, про проституцию и про жульничество. А с некоторой точки зрения и посты вроде этого можно назвать экономикой преступлений. Одним из первых больших экономистов, начавших исследования криминала был Гэри Беккер. Позже он в том числе и за это получил Нобелевскую Премию, а сейчас этим занимаются сотни экономистов, включая уже знакомого вам Стива Левитта или другого известного экономического блоггера Алекса Таборрока из Marginal Revolution, который недавно написал книгу про преступные врачебные небрежности.

Экономисты пытаются понять какие стимулы движут людьми, совершающими престпления. И далеко не всегда это просто деньги. Например, тот же Левитт в книге Freakonomics рассказывает, что многие наркодиллеры мелкого пошиба получают меньше чем если бы работали в макдональдсе, а при этом шансов умереть у них гораздо больше, чем даже у тех, кого уже приговорили к смертной казни в штате Техас, когда им правил Дж. Буш (В Америке после вынесения смертного приговора, губернатор может вынести помилование,а Буш выносил их меньше всех). А шли они в этот «бизнес» ровно за тем, зачем некоторые становятся актерами, спортсменами и тд. Те единицы, которые пробиваются на самый верх живут по-королевски. Соответственно, можно придумать более эффективные меры борьбы с такими преступлениями.

Одна из самых популярных тем для экономистов это как раз наркотики. Выгодно ли обществу их запрещать? Если запрещать, то как контролировать. Например, тот же Беккер в компании двух других экономистов вот в этой статье предположил, что легализовать наркотики, а потом обложить их налогом может быть более эффективно, чем запрещать их. Даже с учетом возможности черного рынка. Мы немного говорили о взяточничестве. Можно развить эту тему. Возьмем например московских гаишников, которые как всем известно тоже не равнодушны к черным заработкам. Зачем они нарушают закон? Во-первых, конечно деньги. Официальная их зарплата настолько мала, что риск может быть экономически оправдан. Во-вторых, этот самый риск очень низкий. Потому что гаишников очень редко ловят за взятки. Есть еще и третье объяснение. Это связано с знаменитой теоремой Коуза. Мы еще напишем о ней подробней, но вкратце Коуз показал, что двум экономическим агентам при определенных словиях (главное условие это низкие транзакционные издержки, куда можно включить риск) может быть выгодней договориться между собой не прибегая к третьей силе. В данном случае, негласный договор заставляет нас думать, что нам самим лучше дать взятку гаишнику, чем платить ему деньги через государство, уплачивая налоги. Абсолютно точно, что взяточничество не объясняется на сто процентов денежными стимулами. Большую роль играет социальная культура. Например, в недавнем исследовании, экономисты показали, что в Нью Йорке дипломаты ООН из стран с высокой коррупцией в среднем гораздо чаще нарушают правила. Соответственно, чтобы победить коррупцию недостаточно хорошо платить гаишникам, преподавателям, политикам и так далее. И недостаточно их жестоко за это наказывать. Нужно еще и каким-то образом лечить общую культуру. Такой же анализ можно провести и для других типов преступлений. Я думаю, вы сами можете догадаться.

Если вам интересно узнать об этом побольше, то рекомендую книгу Гэри Беккера «Человеческое поведение: экономический подход», которая переведена на русский язык и доступна в Озоне.