Чиновничьи игры

Такой вот вопрос задал один наш постоянный комментатор:

Очевидно, и никто не будет спорить, что:

1. Большинство чиновников от самого низкого ранга до самого высшего воруют.
2. Чем более развита экономика страны, тем больше можно украсть.
3. В некоторых случаях ущерб для экономики может многократно превышать то, что было украдено.

С другой стороны, если им договориться, чтобы какое-то время не воровать, а поднимать экономику — то потом, впоследствии,
можно было бы украсть больше.

А что говорит на эту тему экономическая теория и, в частности, теория игр? Что должно случиться, чтобы чиновникам было
выгодно перестать воровать?

Мне конечно совершенно не очевидны эти три пункта, но давайте представим, что это действительно так и посмотрим, что будет происходить. Допустим, есть всего два чиновника Г и К. Каждый из них может воровать немного сейчас или они могут договориться и к примеру лет пять не воровать, но зато потом начать воровать по полной. Будет ли это работать? Теория игр ответит, что если чиновники рациональные, то вряд ли. Дело в том, что да им обоим выгоднее не воровать эти пять лет, но каждому из них с другой стороны выгодно в тайне нарушить договоренность. Это обычная модель олигополии. Когда есть несколько больших фирм, то они конечно могут попытаться договориться и поднять цены, но у каждой из них будет громадный стимул нарушить договоренность и отобрать чужую долю рынка. Отсюда происходят ценовые войны.

Можно, например, вспомнить очень показательную историю российской сотовой связи. Сначала было два больших оператора МТС и Билайн, которые устанавливали очень высокие цены. Не факт, что там был сам сговор, но все работало именно так. Потом на рынок пришел Мегафон, который предлагал очень дешевые тарифы и после того, как его качество немного подтянулось он стал быстро отнимать долю рынка у лидеров. И лидеры соответственно должны были тоже придумать более дешевые тарифы.

То же самое будет с чиновниками. У каждого будет смысл продолжать воровство, тем более, что другому это будет очень сложно проверить. А в итоге они оба проиграют. Чтобы такая система работала, между ними должен быть очень высокий уровень доверия. Допустим, если Г и К братья, то они может быть и смогут наладить сговор. Или если у Г есть компромат на К, а у К — на Г. То есть даже когда чиновников всего двое, то им очень сложно договориться и прекратить воровство на какой-то период.

А теперь представьте, что чиновников не двое, а двести тысяч. Могут они договориться? Вероятность стремиться к нулю. Поэтому же, очень трудно договориться фирмам в условиях сильной конкуренции. В принципе это всего лишь модификация знаменитой дилеммы заключенного.

Давайте посмотрим, что например должен делать наш герой Г:

  • Если все остальные не воруют, то ему выгодно воровать (экономика все равно растет, плюс он наживается сейчас немного).
  • Если все остальные воруют, то ему тоже выгодней воровать (экономика все равно расти не будет, зачем же упускать выгоду).

И поскольку такая же логика у всех чиновников, то все они будут воровать здесь и сейчас, а не ждать до лучших времен. На практике так и получается, к сожалению.

Есть на самом деле очень интересная и при этом очень простая игра, которую часто проводят преподаватели на уроках по теории игр. Она моделируют именно эту ситуацию. Каждому участнику дают по две красные и две черные карты. В раунде участник должен отдать в общую стопку любые две из своих карт. Потом распределяются очки: вам дают например по 2 очка за каждую красную карту, которая у вас осталась, плюс столько очков сколько всего красных карт сдали в общую стопку. При этом ты не играешь против других, а просто максимизируешь свой доход. Естественно, давать красную карту в стопку не выгодно, потому что, если она остается у вас, то вы получаете лишних два очка, а если сдаете ее в стопку, то только одно лишнее очко. Но при этом, если все не будут сдавать красные карты, то всем будет хуже. Проблема в том, что в каждом раунде ты не видешь какие карты дают остальные игроки. И есть большой стимул обманывать, никто ведь все равно не узнает, кто же не положил карты. Если у вас есть несколько друзей, которым нечего делать, попробуйте поиграть и поймете, что класть красные карты (то же самое что не воровать какое-то время) не выгодно.

Политика как игра с полной информацией

Если вспомнить выборы, произошедшие в последние годы в странах G8, то бросается в глаза очень маленький отрыв между победителем и кандидатом или партией, занявшей второе место. Например, на недавних выборах в Италии победившую коалицию Романо Проди от главного и единственного преследователя, Сильвио Берлускони, отделило всего лишь 0.07%; Ангела Меркель стала новым немецким канцлером благодаря преимуществу в 2.4%. В США же эта тенденция выражена еще более сильно: в 2000 году Альберт Гор и вовсе получил в абсолютном выражении голосов больше, чем его соперник, но из-за специфической американской системы выборщиков президентом стал Дж.Буш-младший. Это не простое совпадение, как может показаться. Подобный феномен имеет достаточно простое объяснение с точки зрения теории игр.

Рассмотрим такую задачу: 2 мороженщика в жаркий день на пляже продают мороженое. Люди равномерно рассредоточены по пляжу, одинаково любят мороженое и идут за ним естественно к тому продавцу, который к ним находится ближе. Если человек от них равноудален, то он пойдет с равной вероятностью к любому из мороженщиков. Продавцы одновременно решают где им расположить свою палатку так, чтобы продать наибольшее количество товара. Вопрос: какую точку выберет каждый, или другими словами, найти равновесие Нэша, то есть то положение, отклоняться от которого в одиночку будет никому не выгодно? Читать далее

Как бороться с проституцией?

Я уже рассказывал об интересных новых теориях в экономики. Экономисты сегодня пытаются объяснить вещи сильно за гранью традиционных методов производства. Вот, например, материал ABC News рассказывает об экономическом подходе к сексу. Экономисты начали исследовать отношения между людьми и в частности секс уже достаточно давно. Начало этому положил все тот же Гэри Беккер, про которого я тоже уже неоднократно писал. Он же кстати сейчас ведет очень интересное исследование по наркотикам. А тем временем, экономисты пытаются объяснить как лучше всего бороться с проституцией.

В большинстве стран она как известно запрещена и борются с ней через полицию. С точки зрения экономиста любой такой внешний запрет создает неэффективность всегда ведет к негативным внешним эффектам. Например, известно, что Сухой Закон сыграл важнейшую роль в становлении мафии (можно, например, вспомнить фильм Однажды в Америке и как они там горевали, когда сухой закон отменили). То же самое с проституцией. То что она нелегальна ведет к преступности, причем не только к сутенерству. Другой негативный эффект — небезопасность. От нелегальной проститутки трудно требовать какого-то «контроля качества» и наоборот она редко может пожаловаться на клиента. Поэтому экономистам всегда хочется придумать какой-нибудь альтернативный способ решения проблемы, который бы устранял саму причину ее появления. То есть задача — сделать такую систему стимулов, при которой женщинам будет не выгодно выбирать древнейшую профессию. Читать далее

Покерномикс

Про ВТО как-нибудь попоже отпишусь, а пока о более итересном. Тим Харфорд — журналист газеты Financial Times, который пишет развлекательные колонки с экономическим уклоном, в том числе небольшую колорнку Dear Economist где решает обычные житейские проблемы экономическим путем. В последнем номере у него очень интересная статья про покер. Он рассказывает, как экономисты и математики уже давно пытаются применить к покеру Теорию Игр. Не секрет, что в покере в принципе можно просчитать вероятность разных комбинаций. И если не верить в удачу, а предположить, что в среднем всем выпадает одно и то же, то знание вероятности может улучшить ваш результат. Проблема в том, что нужно проделывать огромные расчеты, а за столом это может делать далеко не каждый. Тем более до недавнего времени трудно было найти по-настоящему хороших игроков, которые бы стали играть с «математиком». Сейчас благодаря онлайн покеру все изменилось. Читать далее

Какие бывают ВВП

В самый разгар нашего поступления в Высшую Школу Экономики появилась книга Татьяны Матвеевой «Введение в макроэкономику» — и сразу стала библией абитуриента. Во второй — помню как сейчас — главе рассказывалось о разнообразных ВВП, ВНП и прочих радостях, проще говоря — о том, как измерить «богатство народов», и о том как соотносятся между собой различные индикаторы этого самого национального дохода-выпуска. Тогда я, как и множество моих коллег по поступлению, решил, что эту главу нужно просто выучить, ведь содержащиеся в ней сведения могут быть интересны только буквоедам или узким специалистам и не имеют никакого отношения к реальной жизни. Как выяснилось, я здорово ошибался. Но обо всем по порядку. Читать далее

Зачем России в ВТО?

Благодаря нашему читателю Александру Додонову, который дал на нас ссылку на сайте Dirty.ru, к нам в блог зашло очень много новых людей, которые наоставляли много вопросов. Будем пробовать постепенно на них отвечать. Вот такой вопрос прислали:

Хотелось бы узнать, почему наш политический истеблишмент ставит перед страной такую задачу, как вступление в ВТО. О возможных негативных последствиях (усложнение условий для отечественной промышленности и сельского хозяйства, потеря рабочих мест) было сказано достаточно. В чем наши плюсы? И будут ли они значительными?

Итак, что такое ВТО ((Всемирная Торговая Организация)). Это организация, которая появилась в результате знаменитой Бреттонвудской Конференции 1944 года. Сначала она правда называлась иначе. Основная цель ВТО, это облегчить торговлю между странами. Страны-члены ВТО за редкими исключениями не имеют права дискриминировать по торговле кого-нибудь из других членов. То есть, если хочешь ввести пошлины, то для всех. И наоборот, если хочешь их убрать, то тоже для всех. Запрещается вводить разные пошлины, и ограничивать объем. Подробнее о ВТО можно прочитать в Википедии или на этом сайте.

Нужно это все потому, что экономисты уже давно поняли, что свободная торговля всегда прибыльна для экономики. Начало этой идее положил Дэвид Рикардо, который сказал, что если одна страна имеет преимущество в производстве рыбы, а другая — в производстве машин, то этим двум странам будет выгоднее сконцентрироваться на том, что у них лучше получается и торговать друг с другом, чем каждой из них производить и рыбу и машины. Читать далее

Зачем нужна война?

Экономисты уже давно обсуждают причины войн между разными странами. Сначала войну пытались объяснить экономически, но достаточно быстро поняли, что по экономике обе стороны всегда проигрывают. Просто одни проигрывают больше, а другие меньше. Соответственно для страны в целом нет никакого смысла вступать в войну. Любая страна от любой войны несет экономические потери. Это и убитые граждане, которые могли принести доход, и разрушенные здания, и огромное количество истраченных впустую денег, которые можно было использовать для лучших целей. Кроме того, война часто заставляет государство грубо вмешиваться в экономику, делая ее менее эффективной. Поэтому еще в начале 20го века некоторые экономисты высказали точку зрения, что войн больше не будет, потому что правители поймут, что война никогда не принесет стране пользы. Но войны продолжились даже в 21 веке. Какие же тому причины?

Гарвардский экономист Мария Петрова пишет об этом у себя в блоге:

Fearon говорит, что рациональные объяснения того, почему войны все-таки случаются, можно разделить на три группы:
(1) неполная информация ведет к тому, что обе стороны переоценивают свою вероятность победить.
(2) нельзя договориться потому что иначе у как минимум одной из сторон будут стимулы нарушить контракт и «кинуть» вторую сторону (= commitment problem)
(3) есть вопросы которые «неделимы» и о которых нельзя договориться, например на троне может сидеть только один король, а у страны может быть столица только в одном месте. В этом случае, конечно, не очень понятно, почему нельзя все решить с помощью денежных трансферов, т.е. опять возвращаемся к пунктам (1) и (2).

И дальше:

[В]от у меня была идея что войны могут быть выгодны элитам обеих сторон, но не выгодно общему населению. Потому что у «элиты» есть личные выгоды от войны, но она не интернализует полностью всех издержек, которые в основном ложатся на плечи простого населения. Причем если общему населению легко запудривать мозги (скажем, начальная неопределенность очень высока, и «элита» всегда будет убеждать, что война будет быстрой, легкой и победоносной), то оно еще и будет эту войну поддерживать, хотя бы поначалу.

На самом деле, версия кажется очень логичной. Достаточно вспомнить любую войну и посмотреть выиграло ли хотя бы на начальном этапе правительство вступающей в войну страны. В большинстве стран проводятся постоянные опросы мнений, по которым это можно выявить. Не секрет, что Фолклендская война помогла Маргарет Тэтчер сохранить власть в почти безвыходной ситуации. То же самое с натяжкой можно сказать про Буша и Ирак с Афганистаном. То есть главе государства или правящей элите война может быть выгодна, если она действительно будет быстрой и победоносной. Правители, естественно, не всегда могут трезво оценить опасность войны затяжной, и тогда мы получаем Ирак, Вьетнам или Афганистан (когда туда ввел войска СССР), где в итоге правительство само становится жертвой.